Техзадание по утилизации отходов БЦБК содержит недостоверные данные

Главный документ государственного контракта требует большой доработки

02.05.2019 в 08:13, просмотров: 580

В правительство Иркутской области в конце марта этого года пришло письмо от компании «Росгеология», которая является подрядчиком работ по проекту утилизации отходов БЦБК. Этот документ из минприроды оказался в распоряжении редакции.

Техзадание по утилизации отходов БЦБК содержит недостоверные данные

Официальное послание свидетельствует о том, что, скорее всего, работы непосредственно по утилизации отходов БЦБК не начнутся и летом 2019 года – так же, как они не начались в 2018 и 2017 годах. «Росгеология» сообщила, что «неполнота и частичная недостоверность исходных данных» в техническом задании, которое подготовило региональное правительство, не позволят уложиться в сроки исполнения контракта. И, судя по объему замечаний, а также их основательности, быстро – не получится.

Главные вопросы

ОАО «Росгеология» поставило правительство Иркутской области в весьма неудобное положение, потребовав уточнений по многим пунктам технического задания, подписанного в 2017 году министром природных ресурсов Андреем Крючковым. Судя по этому обращению, техзадание – основной рабочий документ договора – сделано чиновниками отвлеченно от реалий жизни и не содержит элементарных данных, без которых проект не может быть просчитан.

Напомним, в декабре 2017 года между правительством региона и «Росгеологией» был заключен государственный контракт по ликвидации негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Работы должны выполняться, грубо говоря, по инструкции – техническому заданию, разработанному региональным минприроды. Этим общим техзаданием определены конкретные виды работ и конкретные задания на их выполнение.

Первым делом «Росгеологии» нужно было скорректировать проектную документацию, поскольку за основу был взят проект «ВЭБ-Инжиниринга», признанный несколько лет назад неэффективным. Этот неэффективный проект следовало сделать эффективным.

И теперь в письме министру Крючкову «Росгеология» сообщает, что в ходе корректировки возник ряд вопросов, которые требуют уточнения или согласования. Что же это за вопросы? Что не было учтено чиновниками в техзадании?

Почвы сильно загрязнены

Целью первого этапа корректировки является получение достоверных данных по состоянию очистных, карт-накопителей и прилегающей территории. На этом этапе подрядчик должен был провести в том числе инженерные изыскания. 21 марта результаты изысканий были переданы региональному минприроды.

В письме в частности сообщается, что «было зафиксировано существенное (до трехсоткратного) превышение содержания санитарно-бактериологических загрязнителей почв». Соответственно, необходимо санирование почвы на территориях, прилегающих к Солзанскому и Бабхинскому полигонам, а также к очистным БЦБК. Поэтому понадобится дополнительное время – наступивший теплый сезон этого года – для того, чтобы провести дополнительные исследования и сделать отбор почв. А уже затем, по окончательным данным, внести уточненный объем работ в проектно-сметную документацию.

В предусмотренные сроки завершить первый этап работ невозможно, «если исходить из того, что конечная цель – предоставление заказчику полных, достоверно технически, технологически, организационно и финансово обоснованных результатов», сообщает подрядчик. И предупреждает, что некачественно исполненные работы первого этапа негативно повлияют на выполнение «непосредственно ликвидации» отходов БЦБК.

Понятно, что уже одно только это существенно влияет на сроки – начало работ снова придется отложить.

Отходов на полигонах существенно больше

Кроме того, «Росгео» предупредило минприроды, что данные по объемам и составу отходов не совсем такие, как заявлено в техзадании.

Исходными материалами для разработки проектной документации служат данные первого этапа работ, результаты мониторинга прошлых лет и все имеющиеся фондовые материалы. В техзадании указаны объекты, содержащие отходы, а также объемы отходов, «подлежащие учету при корректировке проектной документации». То есть перечень отходов и их объем заданы правительством. Но в результате исследований были установлены другие объемы и дополнительные вещества, с которыми тоже нужно что-то делать.

Список довольно внушительный. На Бабхинском полигоне золошлаков (это зола от ТЭЦ, которая обслуживала раньше и комбинат, и город) в карте N 13 обнаружен шлам-лигнин. В очистных сооружениях БЦБК содержится осадок щелокосодержащей жидкости. В карте N 1 на Солзанском полигоне нашли промышленные отходы. Карты N 13, 14 и прилегающая к карте N 12 дорога сильно захламлены бытовым мусором. Байкальская ТЭЦ, которая сегодня обслуживает город, перекачивает золошлаки из переполненной карты B11 в карты Солзанского полигона.

Фото: shel-vestnik.ru

Кроме того, в письме говорится о том, что объемы отходов – и шлам-лигнина, и золошлаков – на обоих полигонах значительно превышают расчетные показатели, которые прописаны в техзадании. Фактически техзадание, выполненное региональным минприроды, в этой части настолько условно, что сроки и деньги, требующиеся на его выполнение, могут оказаться совсем другими, в разы большими.

7 февраля 2019 года эти данные были приведены на большом совещании, проведенном под председательством заместителя министра Абариновой и по инициативе минприроды. Письмо «Росгео» датировано 27-м марта. То есть в ситуации катастрофически сжатых сроков министерство не поторопилось принять меры по уточнению техзадания, и подрядчику приходится снова задавать тот же вопрос: как учитывать разницу между объемами отходов, указанными в техзадании, и теми объемами, которые были установлены в результате свежих исследований.

Кроме того, «Росгео» попросило сообщить о том, является ли щелокосодержащая жидкость отходом, и если да, то предоставить паспорт отхода. Этот вопрос почему-то раньше не был проработан министерством и не прописан в техзадании – факт наличия щелокосодержащей жидкости в очистных стал известен не вчера.

Нет критериев «оптимального варианта» утилизации

Согласно техзаданию, «Росгеология» по согласованию с минприроды обязана разработать оптимальный вариант технологии утилизации отходов, подготовив документацию по технологии, а к ней – технико-экономическое обоснование. Но вот незадача: минприроды не дало никаких критериев определения этого самого оптимального варианта. То есть, фактически непонятно, что такое в данном случае оптимальный вариант.

«Росгео» попросило заказчика «формализовать подход к оценке технических решений»: либо разработать отдельный регламент для оценки экономической эффективности предложений, либо внести поправки в техзадание и установить критерии оценки технологии, чтобы иметь возможность выбрать «оптимальный вариант».

Неизвестно, как будут использоваться освобожденные земли

Дальше – больше. Один из основных вопросов, адресованных к правительству Иркутской области, касается земель, которые освободятся после рекультивации территорий. Целью работ, как сказано в техзадании, является высвобождение территорий и дальнейшее использование их в рекреационных целях. Подрядчик должен разработать проект рекультивации земель.

Согласно постановлению правительства Российской Федерации, рекультивация должна проводиться в соответствии с дальнейшим целевым назначением этих земель и разрешенным способом их использования. Качество земель должно соответствовать федеральным нормативам.

Но анекдот в том, что не совсем понятно, что будет на освобожденной территории. Не так давно, в конце 2018 года, на круглом столе, проведенном по инициативе депутата Госдумы Николая Николаева, вопрос о дальнейшем использовании земли поднимался.    Вставить ссылку на текст « 14 ям или город сад» Ученые, производственники, общественники и депутаты говорили о том, что выбор технологии должен зависеть в том числе и от назначения земли, от того, как региональные и муниципальные власти хотят использовать освобожденные участки. То есть первым делом нужно понимать, что вы хотите на этом месте получить в результате работ. До сих пор ясности в этом вопросе нет.

Согласно действующей редакции генплана Байкальского городского поселения, Солзанский полигон относится к «Зоне рекультивируемых территорий», но дальнейшее направление использования земли не определено. Бабхинский полигон вообще значится как «Зона размещения производственных объектов. На территории промплощадки БЦБК и очистных комбината должна быть проведена рекультивация «в соответствии с физико-географическими и почвенными особенностями» с дальнейшей лесопосадкой.

«Росгео», приводя в письме сведения из генплана Байкальска, сообщает, что «не располагает сведениями о разработке органами государственной власти и местного самоуправления проектов планировки территорий в соответствии с требованиями Градостроительного кодекса РФ». И просит предоставить сведения о планируемом установлении целевого назначения и разрешенного использования этих территорий.

Сможет ли министерство предоставить подобные сведения? Ведь если их не существует в природе, то разработка документации займет немало времени. А в том, что они есть, можно усомниться – ведь на круглом столе они озвучены не были.

Отсутствует информация о ресурсах

Вдогонку, последним пунктом в письме, подрядчик сообщает, что в техническом задании отсутствует информация о сетях инженерно-технического обеспечения, а также информация по количеству выделяемой мощности электроэнергии и по уровню напряжения на территориях, где запланированы работы. Кроме того, не указаны технические условия подключения к сети и сроки, в которые это возможно сделать. Фактически это свидетельствует о том, что практической подготовки к исполнению проекта нет – ведь даже такой основной момент, как инженерные сети, не прописан в техзадании, не продуман заранее.

«Убедительно просим вас в возможно короткие сроки рассмотреть вопрос о внесении изменений и дополнений в техническое задание к государственному контракту…, учитывающих все существенные обстоятельства, ставшие известными в процессе проведения инженерных изысканий», – заканчивает письмо к министру Андрею Крючкову заместитель генерального директора «Росгео».

Время идет, сроки исполнения программы по утилизации отходов, обозначенные президентом РФ в поручении, подходят к концу. И снова возникает вопрос – он возникает всегда, когда дело касается утилизации отходов БЦБК: это вопрос о компетентности областных чиновников. «Неполнота и частичная недостоверность исходных данных», о которой открыто заявляет подрядчик (вкупе с постоянным затягиванием сроков, а также с выводом Счетной палаты относительно того, как выполняется программа по Байкалу, и с не выполненной до сих пор программой противоселевой защиты в том же Байкальске, должны уже наконец привлечь внимание надзорных органов.

Р. S. Просим считать эту статью официальным обращением в прокуратуру.