Губернаторская щедрость: две тысячи рублей за десяток утонувших куриц

Почему богатая область не имеет средств быстро справиться с последствиями стихии?

11.07.2019 в 05:46, просмотров: 11012

«Везде была растерянность и суета», – так описывает волонтер Сергей Авдеев общее состояние пострадавших территорий. Он с товарищами работал в Тулуне.

Губернаторская щедрость: две тысячи рублей за десяток утонувших куриц

Те, кто приехал в территории оказать помощь, были поражены тем, насколько власти – местные и региональные – оказались бессильны в чрезвычайной ситуации.

Кого-то не предупредили…

– Исполнительная власть не могла ни с чем справиться. Люди спасали себя сами, спасали друг друга. Пока не появились военные – после того, как федеральные власти обратились к ним, – был полный хаос. Наверное, поэтому Путин подписал указ о том, что ЧС – федерального масштаба. Когда пришли военные, ситуация стала меняться. Когда пошла гуманитарная помощь, оказалось, что она очень неоднородная. Вода и продукты были очень нужны. Но прислали еще и столько тряпья, старой одежды, что, наверное, теперь и от ее завалов придется расчищать Тулун. А людям нужно там совсем другое – строительный материал, элементарно – доски, гвозди, – рассказывает Сергей.

О том, что исполнительная власть была не готова к натиску стихии, теперь известно всем. Можно было сомневаться, но после того, как губернатор Сергей Левченко в Тулуне сделал неожиданное и очень рискованное заявление о том, что оперативные службы не проинформировали областные и городские власти о повышении уровня воды в реках, сомнения улетучились. «Службами, которые должны были это делать (информировать о повышении уровня воды), власти не были проинформированы. И областные, и городские», – сказал губернатор Левченко. Это свидетельствует о том, что власти не держат ситуацию на контроле и не взаимодействуют с оперативными службами.

Кстати, в Тулуне говорили, что людей все же предупреждали, по городу ездили машины с громкоговорителями. Однако люди надеялись, что «пронесет» – ведь исполнительная власть особо не суетилась, была спокойна и даже инертна. Сам губернатор, когда началось наводнение, пытался устроить дела министра лесного комплекса Сергея Шеверды, сидящего в СИЗО, писал письма омбудсменам в защиту министра. Потом он праздновал день рождения Зюганова в Москве и принимал участие в Госсовете. В Тулуне первое лицо области появилось, когда стало известно, что крупные федеральные чиновники и сам президент намерены лететь на место катастрофы.

Режим ЧС на уровне правительства был введен только 27 июня в час дня. В Нижнеудинске и четырех поселках уже было подтоплено более 500 домов, залиты приусадебные участки и дороги. В Тайшетском районе уже вышла из берегов река Бирюса, подтопив поселки Соляная, Сереброво и село Талая. В Тулунском районе переполнилась Ия. 28 июня председатель правительства Руслан Болотов побывал в Тофаларии, в поселке Алыгджер, пострадавшем от наводнения. Давайте обратимся к предупреждениям МСЧ – были ли они? Губернатор уверяет, что никого ни о чем не предупреждали. 20 июня на сайте МЧС было объявлено экстренное предупреждение о ливневых дождях и грозах. 24 июня было предупреждение о том, что зафиксированы небольшие колебания уровня воды в реках в связи с обильным выпадением осадков и выпадение осадков продолжится, возможны подтопления. 25-го – снова предупреждение: «При выпадении сильных и очень сильных осадков в верхнем течении левобережных притоков р. Ангара, малых реках западных, центральных и южных районов, а также на реках Южного Прибайкалья возможно резкое повышение уровня воды на 100-150 см, без достижения опасных отметок». В тот же день – снова предупреждение, что вода начала опасно подниматься, и в МЧС создан оперативный штаб для сбора информации по левым притокам Ангары, уровень воды в которых продолжал расти. Был введен режим повышенной готовности. «26-27 июня на реке Уде продолжится повышение уровня воды в районе города Нижнеудинска до и выше критических отметок, при котором прогнозируется затопление пониженных участков местности, расположенных в пойме рек». Сообщение о подъеме воды было и 26 июня. В этот день Главное управление МЧС России по Иркутской области было переведено в режим функционирования «Повышенной готовности» полным составом сил. Спасатели отправились в районы. Сделано экстренное предупреждение о подъеме уровня воды на пяти реках. Кого – не предупреждали?.. 9 июля на заседании комитета Совета Федерации замглавы Минкомсвязи РФ Алексей Волин подтвердил, что оперативное оповещение жителей Приангарья о паводке было сделано. «На тот период, несмотря на наличие правового вакуума, тем не менее был временный регламент, который мы делали вместе с МЧС. Все СМИ, операторы связи им руководствуются в настоящий момент, по временному регламенту мы оперативно сделали всё оповещение». Но оно было недостаточным как раз потому, что исполнительная власть своими действиями никак не подтвердила это оповещение. Все, наверное, наблюдали, как первое лицо области поднимает бокалы за здоровье Зюганова.

Пойдут по миру?

При инфантилизме региональных властей, стихия свое разрушительное дело сделала. Семьи погибших оплакивают родных. Семьи, потерявшие все имущество, думают, как им жить дальше. Людям нужна помощь. Гуманитаркой здесь не обойдешься, единовременными небольшими выплатами тоже – жизнь продолжается, а у семей не осталось ни домов, ни подсобного хозяйства, ни скота. Можно сказать, что они пошли по миру.

Федерация, помимо помощи на местах (весьма затратной – возьмите хотя бы переброску в затопленные районы военных), сразу предоставила 662 млн рублей. Областные власти сообщили, что «из федерального и регионального бюджетов на выплаты пострадавшим выделено 980 млн руб.». Нехитрая арифметика: область выделяет лишь 318 миллионов (если верить цифрам в заявлении правительству). Это, в общем, очень скромно, если не сказать резче. Хотя губернатор только по загранкам наездил на 65 миллионов. И на всех углах заявлял о профицитности областного бюджета – то есть у нас есть излишки. В 2018 году они составили 15 миллиардов. В 2019-м прогнозируют доходы бюджета в 162 миллиарда. Так что же, денег жалко на пострадавших?

В том, что денег на людей правительству региона жалко, можно убедиться, проанализировав предложение губернатора о выплатах за потерянное личное подсобное хозяйство, только благодаря которому люди на селе (да и многие городские) выживают. Итак, губернатор предложил выплачивать за гибель посевов, многолетних насаждений из расчета 4,5 тыс. рублей на одну сотку, но не более 45 тыс. рублей. За корову – 50 тысяч, 25 тысяч – за утрату молодняка КРС, но не более 50 тысяч. За утрату свиней, овец, коз предусмотрено по 5 тыс. рублей, но не более 25 тыс. рублей. По 200 рублей – за погибших кроликов и птиц, но не более 2 тыс. рублей. То есть человек может получить компенсацию лишь за 10 соток огорода, за одну корову или две головы молодняка, за пять свиней, овец или коз, за десять коз или кур. А если он держал большое хозяйство, которое помогало жить более или менее достойно?

Депутаты ЗС региона сочли, что такие скромные выплаты не соответствуют реалиям жизни, и предложили увеличить суммы, а также добавить 100 тысяч за утраченные сельхозпостройки. Но сам факт, что в богатом, профицитном регионе людям предлагают по две тысячи за десяток куриц, выглядит возмутительно. Особенно на фоне бизнеса губернаторской семьи, бюджетного расточительства на разные поездки, а также на фоне бесконечной губернаторской похвальбы о том, что область у нас богатая и каждый год богатеет.

Лесные дела под шум воды

Под шум спадающей воды Сергей Левченко заговорил вдруг о еще одной форме помощи пострадавшим, которая может показаться если не сомнительной, то весьма рискованной. Губернатор, ссылаясь на то, что людям нужны новые дома и постройки, предложил председателю ЗС Сергею Соколу на внеочередной сессии ЗС вернуться к рассмотрению законопроекта, который был отодвинут депутатами в мае.

Проект закона предусматривает поправки в уже существующий документ. Они касаются предоставления гражданам дополнительной меры социальной поддержки в натуральной форме в виде лесоматериалов для собственных нужд для возведения строений. Законопроект должен упростить процедуру выделения этих самых материалов. В мае против него резко высказались многие, в том числе областная прокуратура. Поправки могут развязать руки тем, кто хочет и дальше «осваивать» лесные богатства. Заместитель прокурора области Роман Шергин заявил о том, что 125 кубометров на заявителя лесхоз своими силами освоить не сможет – «и будет этот лес распродаваться другим организациям».

Что это за сторонние организации? Можно было бы поинтересоваться у министра лесного комплекса Шеверды, за которого так рьяно заступается губернатор. Но министр в СИЗО, под следствием, как раз по делу за освоение природных богатств… В любом случае прокуратура посчитала, что такая практика незаконна, механизмы губернаторских поправок законодательству не соответствуют.

Губернатора тогда поддержали сопартийцы. С пламенной речью выступил губернаторский сын Андрей Левченко, который заявил, что минлес снизил незаконные рубки и почему же тогда мы минлес в нехорошем подозреваем? Теперь, конечно, после ареста Шеверды, мы минлес вполне можем подозревать в нехорошем. Да и прокуратура на сегодня своего мнения о поправках не изменила. Журналистам ИА «Телеинформ», которые обращались за комментарием в прокуратуру, сказали о выделении древесины следующее:

–Дело-то хорошее, но надо его с разумом делать, потому что если принимать такие законы в действующем режиме ЧС, можно и дров наломать.

Не дров ли собрался наломать Сергей Левченко под шумок всеобщей беды? Осознанно или по глубокому заблуждению он пытается снова дать ход законопроекту, откровенно коррупционному? Как бы там ни было, жителям Тулуна, Нижнеудинска и других затопленных территорий от этого легче не станет. Они ждали от своего губернатора не инициативы на новые бесконтрольные вырубки (которые, кстати, и поспособствовали наводнению), а быстрых мер, которые помогут им выжить. Ведь скоро зима, и что делать, жители не представляют.

Фото: Кирилл Шипицын.