Иркутская область не исполнила ни одного соглашения по аэропорту

Зато аэропорт оплачивал избирательные кампании кандидатов от КПРФ и возил партийную молодежную организацию пионеров во Вьетнам. Нетрудно догадаться, по чьей просьбе

15.08.2019 в 09:42, просмотров: 1753

Заседание в Законодательном собрании по вопросам, касающимся проверки контрольно-счетной палатой иркутского авиаузла, началось нетривиально: с вопроса о том, почему отсутствует генеральный директор предприятия. «Он сейчас в Следственном комитете, дает показания», – объяснили депутатам.

Иркутская область не исполнила ни одного соглашения по аэропорту

Символичное и многообещающее начало оправдало себя: доклад заместителя председателя КСП Юлии Махтиной оказался прямо-таки скандальным. Все, конечно, в курсе, что аэропорт наш довольно убог, претензии Иркутска на «хабство» были позорно обрушены правительством региона, за новый терминал – а точнее, за желание обойти закон о честной конкуренции – губернатору Левченко прилетело по шапке. Однако финансовая помощь местной КПРФ и благотворительные выезды пионеров в дружественный Вьетнам за счет денег аэропорта, который взлетку свою починить не может – это и для видавших виды депутатов оказалось уже чересчур.

Мечты о хабе

Аудиторский отчет, подготовленный на основании двух плановых проверок – собственно аэропорта и Министерства имущественных отношений как учредителя, – касался деятельности предприятия в 2017-2018 годах. В нем аудиторы учли также запрос депутатов ЗС, которые хотели узнать подробно о работе по модернизации аэропорта, реконструкции аэропортовой структуры и строительству нового авиаузла.

Напомним, что в 2015 году по просьбе правительства области все аэропортовское хозяйство с потрохами было передано из федеральной собственности в региональную – для развития авиаузла. Региональное правительство приняло на себя ряд обязательств по модернизации старого и строительству нового аэропорта и, как следствие, по увеличению пассажиропотока к 2020 году до 3 млн человек. По мнению проверяющих, взятые обязательства правительством региона исполнены не были.

Пассажиропоток, конечно, вырос с 2017 года к 2018 – с 1,7 млн до 2,2 млн человек. Министр жилищной политики, энергетики и транспорта Артур Сулейменов возразил аудиторам и депутатскому корпусу, что еще 2020 год впереди, мол, нарастим и до 3 миллионов. Однако депутаты осадили его. Спикер ЗС Сергей Сокол напомнил о непреодолимом обстоятельстве, которое и вызывает рост числа пассажиров: у людей просто нет других вариантов, аэропорт – фактически монополист. И заслуги правительства региона здесь нет. Более того, в дальнейшем приросте есть риск:

– А представьте, если бы мы завезли сюда 3 миллиона человек! – сказал спикер, имея в виду, что прирост числа пассажиров при том состоянии аэропорта, которое есть сегодня, вызовет коллапс и хаос. Сокол напомнил, что прирост планировался как следствие привлечения инвестиций для модернизации, реконструкции старого аэропорта и строительства нового. Однако никакой реконструкции сегодня не ведется, а со строительством нового аэропорта мы пока и вовсе «пролетаем». Аудиторы подтвердили, что пролетаем крепко и, возможно, не только сегодня.

– Обязательства по модернизации и строительству нового аэропорта на третий квартал 2015 года не выполнены. Только в рамках стратегии социально-экономического развития области, представленной в 2019 году, модернизация и строительство нового аэроузла включены в число инвестиционных проектов. При этом государственная программа развития транспортного комплекса Иркутской области на 2014-2020 годы этого пункта не содержит.

Напомним, что строительство – а точнее, «нестроительство» – нового аэропорта было одним из самых больших провалов «красного» правительства. Поиск площадки велся с 2016 года. В первую очередь прорабатывался вопрос актуализации старого варианта, который был выбран еще в 2008 году – возле деревни Поздняково. Но в марте 2017 года «Росавиация» сообщила о невозможности и нецелесообразности использования этого участка в связи с изменениями, внесенными в Земельный кодекс. Нужно было искать новый. Однако, несмотря на рекомендацию федерального органа, правительство Левченко настаивало на Поздняково и заваливало письмами разные инстанции. Снова получали ответ: Поздняково не годится. В итоге, когда безрезультатная возня в регионе федералам надоела, иркутский аэропорт исключили из программы финансирования строительства нового аэропорта.

Эти картинки так и остались картинками: план нового терминала, под который даже заложили первый камень – он же пока и последний. Фото: irkobl.ru
Новый терминал, по замыслу правительства, должен был уютно разместиться между аэропортовскими зданиями. Но схему исполнения этих планов ФАС признала незаконной. Фото: irksib.ru

Артур Сулейменов, парируя сообщения аудиторов, отметил, что исключена была не только Иркутская область, но и еще одиннадцать регионов – мол, это федералы денег пожалели, зажимают провинцию. На что снова получил «отлуп», ведь депутаты хорошо подготовились к заседанию и подняли длинную переписку региона с Федерацией, касающуюся как раз этого вопроса. Депутат от Усть-Илимска Виталий Перетолчин зачитал избранные места из этой переписки, где из письма к письму повторяется:

«Федерация в полном объеме исполнила свои обязательства, а вот обязательства правительства Иркутской области до сих пор не исполнены»… «Вышеуказанные обстоятельства противоречат механизму реализации программы «Гражданская авиация» и не позволяют начать реализацию объекта. В связи с вышеуказанными обстоятельствами, а также с ограниченными финансовыми возможностями бюджета подготовлены предложения по исключению объекта из программы…» Далее правительство РФ предлагало вернуться к обсуждению вопроса о новом иркутском аэропорте в 2022 году – но только (внимание!) при условии выполнения областью своих обязательств в полном объеме.

– В феврале 2018 года заместитель министра транспорта РФ Александр Юрчик снова написал: правительством Иркутской области обязательства не выполняются, мероприятия стоимостью 23 миллиарда 109 млн рублей исключены из программы. Что вы не исполняете? Чем помочь? – поинтересовались депутаты.

Наверное, Артуру Сулейменову было неприятно это говорить, но пришлось:

– Абсолютно верно, по строительству нового аэропорта ничего не сделано, мы не знаем, где это будет, у нас нет выбора земельного участка.

– А когда будет выбран, вы сказать можете?

– Не могу.

Такая вот жирная точка в этом вопросе – при том, что наши ближайшие западные соседи вроде Красноярска, Новосибирска отстроились на славу, а восточный сосед Улан-Удэ вошел в федеральную программу, и у него тоже все будет. Иркутск стремительно теряет свой авиастатус…

Дело шили – и пришили

Министерское «не могу» вполне подтверждается выводами КСП: только в апреле 2018 года в Минтранс РФ областным правительством был направлен календарный план мероприятий по выбору земельного участка. А в феврале 2019 утвержден план мероприятий по формированию земельного участка, согласно которому оформление займет 24 месяца после принятия управленческого решения. Согласовано с Росавиацией задание на подготовку документации на другой участок в Иркутском районе.

Есть и еще кое-что, что может весьма не понравиться Федерации: непрозрачность деятельности правительства. Несмотря на условия соглашения о привлечении инвестора через конкурсные процедуры, правительством области в марте 2017 года было зарегистрировано АО «Иркутскаэроинвест», где 50% – деньги Корпорации развития Иркутской области, 50% – деньги компании «Новапорт Иркутск». Последняя должна была осуществить работы, касающиеся выбора земельного участка, разработку проектной документации, моделей реконструкции старого аэропорта. Никаких конкурсов не предусмотрено, подытожили аудиторы.

Федеральная антимонопольная служба уже давно взяла на заметку иркутского губернатора, предъявила ему обвинение в нарушении антимонопольного законодательства и настояла на том, чтобы в апреле этого года был расторгнут договор с компанией «Рампорт Безопасность», которую правительство региона подтянуло к работам по реконструкции действующего аэропорта на сумму 7 млрд рублей.

Александр Кулиш, руководитель иркутского УФАС, рассказал, что 22 июля в Москве завершено рассмотрение дела, где фигурируют правительство Иркутской области, лично губернатор Сергей Левченко и ряд компаний, которые участвовали в том, что в обход конкурсных процедур пытались заключить соглашение на строительство международного аэропорта и нового терминала. Решение центрального аппарата подготовлено 30 июля и направлено депутатам ЗС.

– Хотел добавить, что мы обеспокоены ситуацией по аэропорту – неоднократно выявляли и выявляем факты нарушения антимонопольного законодательства. Ограничение конкуренции по бортовому питанию, завышение цен для арендаторов и так далее. Очень много обращений с жалобами на цены билетов…

…Да, кстати, с реконструкцией того самого международного терминала, вокруг которого разгорелся антимонопольный скандал, «пока ничего не планируется». Так сказал министр Сулейменов.

Международный терминал иркутского аэропорта сегодня не выдерживает критики. Фото: polet.me
Все, что удалось построить прежнему руководству аэропорта благодаря московским связям – этим и пользуемся. Фото: polet.me

Сильная степень дефектности

Аэропорт сегодня находится в полном владении у Иркутской области. Все деньги, которые есть на реконструкцию и техническое перевооружение – это деньги самого аэропорта, его прибыль. Это ничтожно мало. Все, что смог сделать аэропорт – отремонтировать рулежную дорожку и частично реконструировать взлетную полосу. Деньги, которые область обязалась потратить на реконструкцию и техническое перевооружение, таким образом, не потрачены в полном объеме, то есть и здесь обязательства не выполнены. Однако кое-какие запасы есть: более 800 тысяч лежит на счетах, как сказал министр Сулейменов, «накапливаются», ибо авиационные ремонты – дело дорогостоящее. Действительно, если учесть, что уже в 2011 году, по словам аудиторов, состояние аэродромной инфраструктуры оценивалось как состояние «сильной дефектности». С тех пор восемь лет прошло.

В общем и целом, на реконструкцию нужно 10 миллиардов. При этом правительство не может привлечь деньги на основе государственно-частного партнерства. «Отсутствие источника финансирования из областного бюджета может иметь негативные последствия для технических условий. Цель смены собственника не достигнута, не повлекла ожидаемого повышения эффективности».

Интересно, что за аренду имущества у области аэропорт Иркутска платит куда больше, чем платят федеральные аэропорты, и вообще, по сравнению с федеральными аэропортами находится в невыгодном положении – ведь и федеральных средств с тех пор, как область вытребовала себе аэропорт, не поступает. Стоила ли овчинка выделки? При такой пассивной региональной власти –очевидно, нет. Сергей Сокол заметил, что ситуация с аэропортом сильно напоминает ситуацию с другим объектом – БЦБК, который область тоже выпросила себе, да так ничего с ним сделать и не смогла.

Однако же само начальство аэропорта считает, что планы перевыполняются и предприятие работает хорошо, прибыльно. (Конечно, иначе и быть не может, поскольку в Иркутске нет другого аэропорта, куда бы могли приземляться самолеты!). Аудиторы подтвердили, что в этих условиях планы перевыполняются, чистая прибыль возрастает, финансовый результат положительный.

Откуда берутся деньги партии

Наверное, поэтому аэропорт широко занимается благотворительностью. Пока он был федеральным, благотворительная помощь не оказывалась и не планировалась. Но когда перешел под юрисдикцию области, стал сыпать деньгами. Сначала – по решению гендиректора, затем, в сентябре 2018 года, было утверждено «Положение о благотворительной деятельности».

В 2017 году на благотворительность ушло 11,1 млн руб., в 2018 г. – 3 млн руб. Результаты анализа КСП таковы: в составе расходов на благотворительность обществом осуществлены расходы более чем на 5 млн рублей, носящие признаки сделки на не выгодных обществу условиях. 4 млн 600 тысяч рублей аэропорт потратил на поддержку «политических движений, партий, групп и компаний», что не является благотворительной деятельностью, еще 626 000 – на финансовую помощь религиозным организациям.

Догадайтесь, какую политическую партию поддержал аэропорт? КПРФ, конечно. Депутаты, заслушав доклад аудиторов, намекнули: они, в общем-то, не против пионеров и благотворительности, но учитывая проблемы аэропорта, пожалуй, все же против – в этом конкретном случае. Дело в том, что за деньги аэропорта через Фонд развития Приангарья отряд пионеров возили в туристическую поездку во Вьетнам.

Но это еще цветочки: благотворительные деньги аэропорта пошли на избирательные кампании членов КПРФ. Финансирование происходит через тот же фонд, который возглавляет руководитель службы протокола губернатора Левченко. Об этом напомнили депутаты. И предложили антикоррупционному управлению проверить благотворительность на «коррупционные моменты». Представитель антикоррупционного управления обещал «донести факты» до губернатора.

Лариса Егорова посетовала, что никто кроме коммунистической партии не знал, что в аэропорт можно обратиться за благотворительными деньгами.

– Есть список матерей с детьми-инвалидами с подтопленных территорий, мы обратились с просьбой оплатить им билет, и нам было отказано! И теперь я, пользуясь случаем, хочу попросить – наверное, представителей фракции КПРФ, учитывая политические пристрастия аэропорта. Мы никак не можем изыскать средства, чтобы отправить детей-инвалидов с мамами к морю. Ну давайте отложим пока форумы комсомольские, отправим пострадавших детей на море!

На пламенную речь Егоровой был сухой и малообещающий ответ: будем рассматривать в установленном порядке. Впрочем, иного трудно было ожидать. С детей-инвалидов политических дивидендов не соберешь. А в том, что вечно нуждающийся аэропорт используется как дойная корова для политиканов из окружения губернатора Левченко, мало кто теперь усомнится…