Утрата доверия

Встала на пути человека к его социальным потребностям

Для чего живет человек? Ответ на этот вопрос очень прост, чтобы быть счастливым. А когда человек счастлив? Ответ на этот, второй вопрос гораздо сложнее первого. Разные люди будут отвечать на него по-своему, и только единицы смогут ответить правильно. Человек счастлив только тогда, когда он кому-то нужен и у него есть возможность самовыражения и ощущение востребованности. Только тогда он чувствует себя человеком. Иными словами для счастья нужен другой человек, который признает твою полезность. Для помощи тоже нужен другой человек, и чтобы разделить счастье, тоже кто-то нужен рядом. Иными словами человек – существо социальное, поэтому по-настоящему реализоваться он может только в социуме, то есть, помогая таким же, как он сам. Именно этой потребности человека отвечают некоммерческие организации, которых в цивилизованных странах существует великое множество, но которые у нас для большинства людей обитают в параллельной реальности и о них вспоминают только тогда, когда подступила беда. «Красный крест», «Солдатские матери», «Совет ветеранов», волонтерские движения по поиску потерявшихся людей, правозащитные организации становятся нужны, когда, что называется, приперло.

Встала на пути человека к его социальным потребностям

Между тем, во всем цивилизованном мире некоммерческие организации (НКО) выступают эффективным инструментом решения социальных вопросов. У этих организаций такая функция – людям помогать. Однако у нас в силу исторических особенностей так сложилось, что эти организации в большинстве своем возникают и формируются не снизу, по инициативе граждан, а сверху, по принуждению чиновников или политиков. В результате этого они, зачастую выхолащиваются в формализм и существуют в оторванности от своей естественной среды. Изучая проблемы российских НКО, очень часто приходится слышать, как их участники обсуждают вопросы взаимодействия НКО и власти, НКО и бизнеса, но практически никогда не обсуждаются вопросы взаимодействия НКО с человеком. И получается так, что зачастую в российских некоммерческих организациях практически совсем не виден гражданин. Более того, очень редко можно услышать, чтобы представители этих НКО говорили о человеке и его потребностях человеческим, а не бюрократическим языком. Но поскольку тема эта чрезвычайно важна, и как показывает практика, без некоммерческих организаций не бывает в обществе органично выстроенного человеческого пространства, мы все-таки сделали попытку поговорить о проблемах НКО на понятном для обычного человека языке с руководителем Молодежного Благотворительного фонда «Возрождение Земли Сибирской» Еленой Твороговой.

– Елена Александровна, в чем причина слабого развития некоммерческих организаций в России и их непопулярность среди граждан, то есть тех, для кого и силами кого они должны существовать и развиваться?

– Социальные процессы, также как и природные зависимы от такого фактора, как время. Существуют определенные закономерности и законы, которые пока не пройдешь, ничего не случится, как бы ты из штанов не выпрыгивал. Вы можете собрать в одном месте девять рожениц, но от этого ребенок за месяц не родится. Точно также и с некоммерческими организациями. Необходимо время для того, чтобы выросло и сформировалось гражданское самосознание. Кроме того, для развития любого процесса необходимы ресурсы. Многие заблуждаются, считая, что для осуществления проекта главным ресурсом являются деньги. Однако, деньги - это не ресурс, это инструмент. И если он находится в толковых руках, то с небольшими деньгами можно делать замечательные большие дела и с точностью наоборот. Если деньги в непутевых руках, то чем их больше, тем больше будет беды. Поэтому главный ресурс для любого проекта, а социального тем более, это человеческий. Все остальное вторично. Здесь решают не деньги, а человеческий фактор. Это как раз та ситуация, когда владение этим ресурсом – основное условие успеха. Но все дело в том, что этим ресурсом мы сегодня владеем слабо.

– А в чем причина? Может быть, люди просто не понимают, зачем нужны эти некоммерческие организации?

– Это действительно трудно понять, когда нет собственного опыта, но главная причина – это утрата доверия. Чтобы приобрести опыт, необходимо делать. А чтобы начать делать, нужно поверить, в себя, в окружающее пространство, в тех, кто рядом, поверить власти. Но люди сегодня у нас друг другу не доверяют, не доверяют даже себе. А если ты этому пространству не доверяешь, то ты от него отгораживаешься, железными дверями, безмолвием, безразличием. Это можно наблюдать повсеместно. Мы достаточно много работаем с органами местного самоуправления, и сталкиваемся везде с одной и той же ситуацией. Вот люди в сельском поселении выбрали себе главу. Казалось бы, там все друг друга знают, ничего не скроешь, но те, кто выбирал, очень быстро начинают не верить тем, кого выбрали. Я недавно вернулась из Иркутского района, где мы проводили обучающий семинар для глав сельских поселений, и вот там мы пытались им объяснить, что нужно им работать не для людей, а вместе с людьми. Потому что если ты делаешь для людей, а сами люди в этом процессе не задействованы, то автоматически возникает ситуация родителя и ребенка, когда последний только и говорит: «Дай, хочу». В ответ на это главы поселений нам возражали: «Как это работать с людьми? Я тогда вообще ничего не успею сделать, если буду с ними советоваться и обсуждать». Вот и получается, что главы не доверяют жителям, а жители платят им взаимностью. Поэтому любая инициатива власти воспринимается либо в штыки, либо с безразличием. Сотрудничества нет, солидарности нет и, соответственно, результата положительного тоже нет. И так повсюду. Тотальное недоверие мы наблюдаем на всех уровнях, от межличностных отношений до государственных. От этого общество в целом несет колоссальные финансовые и нравственные потери.

– И все-таки, зачем некоммерческие организации необходимы обществу?

– Они необходимы для того, чтобы человеку было место в обществе, чтобы он себя нашел среди других людей, чтобы одинокий или инвалид обрел свое место и не чувствовал себя отверженным, чтобы у него было полезное дело и люди вокруг, заинтересованные в нем. Вот мы сейчас как живем? Есть государство, которое выполняет необходимые функции обеспечения безопасности и порядка. Есть бизнес, цель которого извлечение прибыли. А где между этими двумя мирами просто человек, с его интересами, странностями, эмоциональной жизнью. Где он, с его комплексами, его одиночеством, жаждой самовыражения? Ведь где-то же должно быть ему место. И вот таким местом в цивилизованном мире являются некоммерческие организации. Государство не способно оперативно решать все проблемы, связанные с жизнеустройством граждан. Это делают люди. Некоммерческие организации позволяют направить энергию людей в созидательное русло, задействовать их на решение проблем, важных для них самих, в первую очередь на уровне городов, сел, деревень. Приведу простой пример. В Англии существует известная некоммерческая организация «Служба информирования граждан». Ее фирменный знак знает 97 % англичан. Она возникла стихийно сразу после окончания Второй мировой войны. В сгоревших автобусах собирались люди и делились информацией, куда им пойти, какие бумаги собрать, чтобы не остаться на улице, чтобы найти близких. Теперь это мощнейшая организация, фактически выполняющая функции муниципалитетов, но консультантами в ней работают волонтеры. И таких примеров много. Классически некоммерческая организация возникает по запросу общества для того, чтобы решить какую-то конкретную проблему. Как только она решена, организация прекращает свое существование, или переключается на решение другой задачи.

– Почему люди работают волонтерами? Что ими движет?

– Это престижно, если у вас нет опыта работы волонтером, вас не возьмут на работу, могут подозрительно отнестись, может быть, вы преступник или социально ненадежный элемент. Прежде чем занять место в обществе, необходимо обществу что-то дать. Многие идут в волонтеры, чтобы попробовать себя, научиться, получить опыт, рекомендации. Работа волонтером дает много возможностей, особенно в получении практических знаний. Иными словами волонтерство – это такой мощнейший институт, занимающийся подготовкой кадров, причем далеко не таких бесполезных, какие выпускаются сегодня нашими вузами.

– Если успех деятельности некоммерческой организации полностью зависит от воли человека, то, наверняка, должны существовать примеры, подтверждающие это утверждение, даже в наших, так скажем, преждевременных для этого условиях?

– Безусловно, вам их смогут привести многие НКО. Есть такой опыт и у нас. Самым ярким примером человеческой устремленности помноженной на социальные технологии может служить город Свирск. К 2006 году у нас, как некоммерческой организации, за 11 лет работы был накоплен разнообразный опыт решения социальных проблем и мы искали место его приложения на локальной территории, где до нас не было бы никакого общественного вторжения. Это было важно для чистоты эксперимента: очень хотелось убедиться, что мы можем добиваться устойчивых позитивных социальных изменений. И все так удачно сошлось в Свирске. На тот момент, когда мы начинали свой проект, город находился в тяжелейшем положении. В советские времена Свирск был моногородом и эта его «моность» померла в ходе перестройки. Градообразующее предприятие «Востсибэлемент» закрылось, военные со своим производством химического оружия ушли еще раньше, оставив горожанам отвалы с мышьяком. Полная безнадега, тяжелое зрелище. У людей была такая пустота в глазах, такое отчаяние. Средний уровень заработной платы по городу на тот момент был 4,7 тыс. рублей в месяц, в то время, как по области он составлял 11 тыс. рублей. Размеры кладбища сопоставимы с размерами города, а ему всего 60 лет.

Но в 2006 году в регионе началась реализация 131 Федерального Закона об основах местного самоуправления, и у Свирска появился шанс. Он получил статус городского округа и стал таким же полноправным городом, как Братск, Черемхово, Иркутск. Это дало городу больше самостоятельности и возможность участия в областных программах. Городские власти нас поддержали и вот маленькими шагами мы начали двигать людей в сторону обустройства их жизни. Мы помогли создать в городе Фонд местного сообщества, запустили массу конкурсов, в том числе конкурсы грантов, распределяя смешные деньги от 5 до 15 тыс. рублей на один проект, обучали горожан социальному проектированию, провели первый молодежный добровольческий лагерь «Доброград на Ангаре». Люди начали создавать цветники из подручных средств, делать детские и спортивные площадки, что называется, глаза боятся, руки делают. Нам удалось переключить сознание людей и развернуть его в конструктивное русло. И пространство начало разворачиваться. Когда определенная группа людей мыслит в одном направлении и жаждет одного и того же, случается синергетический эффект и недостижимые мечты через какое-то время становятся реальностью. Мы проработали в Свирске четыре года и сейчас можно сказать, что все мечты людей, которые тогда казались им почти бредом сегодня стали реальностью, включая 3D кинотеатр и пляж с катамаранами. Теперь там есть и фонтаны, а городом управляют профессиональные, современные руководители. Откуда они взялись? Выросли.

А все начиналось с зарубежных грантов, которые были ничтожны - 500-600 тыс. рублей ежегодного финансирования. Но главным фактором успеха, разумеется, стало желание людей, которые объединились практически у пропасти.

Сейчас нечто подобное мы пытаемся реализовать в Байкальске своей программой «Школа экологического предпринимательства». Ее цель – привлечь молодых людей к созданию бизнес-проектов, которые бы позволяли решить сразу несколько задач. Они должны быть экологичными и способствовать диверсификации городской экономики. Но самое главное, они должны содержать интересные идеи. На этот раз работа ведется на средства российского бизнеса.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру