Семья под внешним управлением

Родители отбиваются от норм ювенальной юстиции

05.12.2012 в 11:58, просмотров: 1359

Искать скрытый смысл и подвох у нас золотое правило, тем более, когда законодатели пишут законы так, что понять их и трактовать однозначно невозможно. В итоге каждый читает именно так, как выгодно ему. «Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы» и проект закона о социальном патронате разделили россиян на два полярных лагеря. Противники уверены, что с принятием этих документов в Россию придут нормы западной ювенальной юстиции, которые подорвут традиционные ценности семьи и позволят детям и недоброжелателям по любому поводу «стучать» на родителей. Сторонники убеждают в том, что стратегия направлена на помощь семьям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях, и идея будет реализована с учетом национальных особенностей.

Семья под внешним управлением

Национальную стратегию, направленную на защиту детей, 1 июня 2012 года своим указом утвердил президент РФ Владимир Путин. Главная ее цель – определить задачи государственной политики в интересах детей и механизмы ее реализации, с учетом норм международного права. В рамках Стратегии рассматривается ряд законопроектов. Один из них, вызвавший волну протеста, касается введения в стране так называемого «социального патроната» – своего рода внешнего наблюдения за семьями с несовершеннолетними детьми. 25 сентября он был принят в первом чтении Госдумой РФ. Документ необходим из-за роста количества преступлений в семьях. Ситуацию называют ужасающей. Только в Иркутской области сегодня проживает 20 тысяч детей-сирот, 85% из общего количества – это сироты при живых родителях.

На основе Национальной стратегии сегодня в Приангарье разработана региональная, которая была одобрена на заседании правительства региона 15 ноября. Против принятия ее в существующей редакции активно выступила местная общественность. 17 ноября в Иркутске состоялся пикет. Его организаторами стали Иркутское отделение общественного движения «Суть времени», Иркутский городской родительский комитет и Иркутское отделение общественной организации Профсоюз граждан России.

По их оценке, в проект документа включены некоторые нормы ювенальной юстиции, которые установят приоритет прав детей над правами родителей. Общественники волнуются, что это лишит взрослых возможности применения элементарных мер воспитательного воздействия и подвергнет семью контролю со стороны социальных служб, волонтеров и некоммерческих организаций.

- По официальным данным МВД 100 тысяч преступлений произошло за год в России в отношении детей. И только 4 тысячи из них - в семье. Это 4% от общего числа, но власти не уточняют данный факт, поэтому складывается ощущение, что все 100% преступлений в отношении детей происходит в семьях, - рассказал координатор Иркутского отделения Всероссийского общественного движения «Суть времени» Михаил Ермаков. - В законопроекте о социальном патронате говорится, что госорганы должны своевременно выявлять семьи, где может произойти насилие над ребенком. Создается некая презумпция виновности семьи. Получается, что они должны контролировать все семьи без исключения, чтобы найти ту, у которой есть проблемы. В итоге у них появится право изъять ребенка. У нас есть опасения, что, возможно, не сразу, но рано или поздно мы придем к практике, которая действует в Европе, когда детей забирают у родителей незаконно.

Как выяснилось, опасения иркутских общественников, выступающих против региональной Стратегии, опираются на комментарии к Национальной стратегии и законопроекту «О социальном патронате» юристов Общероссийской организации родительских комитетов. Устами представителей иркутского родительского комитета эти правозащитники говорят о том, что нововведения, с которыми в Россию придут нормы ювенальной юстиции, разрушат традиционные семейные отношения, которые складывались веками. Специалисты советуют приготовиться к тому, что восприятие семьи изменится.

Может быть они и правы, но настораживает тот факт, что иркутские родители беспрекословно верят трактовке московских юристов, и не пытаются самостоятельно вникнуть в проблему. Непонятно, почему у них вызывает панику мысль о правовом просвещении детей и почему они считают, что правовая культура в подростковой среде приведет к стремительному росту преступности среди несовершеннолетних.

Неизвестно из-за каких средневековых предрассудков родители выступают и против кабинетов дружественной медицины к детям. Ребенок, по их мнению, не должен знать о состоянии своего здоровья, подлинном диагнозе и о том, какие проблемы ждут его в будущем. Необходимость полового воспитания вообще вводит общественность в ступор.

Родители убеждены, что после того, как региональный документ вступит в силу, у нас случится половая распущенность и ранние беременности. Как будто бы сейчас у нас ни того, ни другого нет.

Особую тревогу у протестующей общественности вызывает возможность изъятия детей из семей как способ давления заинтересованных корыстных лиц на родителей. Общественники опасаются, что родителей сделают беспомощными перед различными контролирующими органами.

Однако уполномоченная по делам несовершеннолетних в Иркутской области Светлана Семенова не согласилась с выводами столичных юристов.

- Законопроект о социальном патронате направлен как раз на то, чтобы не позволить злоупотреблять государству своими правами при решении вопроса о вмешательстве в семейные дела. Важно, чтобы, прежде чем принять решение о лишении родительских прав, была проведена реабилитационная работа с семьей, попавшей в трудную жизненную ситуацию. Это и есть суть социального патроната, - объяснила Светлана Семенова. – Сейчас начали говорить, что существует некий план по отобранию детей из семей. У меня даже нет слов, чтобы это прокомментировать. Да государству это просто невыгодно, оно несет огромные траты на содержание детей в соцучреждениях. На одного такого ребенка в месяц государством тратится 30-40 тысяч. Но ведь лучше направить эти ресурсы на помощь семьям. Задача нововведений – создать эффективную систему помощи семьям, которым еще можно помочь.

Власти уверяют, что ювенальная юстиция в нашей области, как и во всей России, не вводится. Закона, регулирующего внедрение ювенальной юстиции, в стране попросту нет. Зато есть федеральный закон №120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», работающий с 1999 года. В нем уже дано понятие, что такое семья и ребенок, оказавшиеся в социально-опасном положении. Кроме того, в 1995 году вступил в силу семейный кодекс, который и по сей день определяет принципы защиты семейных прав, которые говорят о том, что именно родители в первую очередь должны защищать права своих детей - государство вмешивается только, если родные не справляются или не хотят справляться со своими обязанностями. Особенными правами ребенка наделили уже 17 лет назад. Немногие знают, что и сегодня дети имеют право обратиться в органы опеки и попечительства, если нарушаются их права. С 14 лет они могут обратиться в суд. Но такого не происходит - по большей части по причине непросвещенности детей в правовых вопросах. Более того, социальные органы и сейчас должны оказывать помощь «неблагополучным» семьям. Вопрос в том, почему они этого не делают и положение детей только ухудшается?

- Социально-экономическое положение в стране становится все хуже. Недостаточно услуг для реабилитации семей, не хватает квалифицированных кадров, которые бы могли с ними работать. К тому же в российском законодательстве до сих пор отсутствует термин «жестокое обращение с ребенком», - объяснила заместитель министра социального развития, опеки и попечительства региона Татьяна Плетан.

В Иркутской области работает всего 146 специалистов органов опеки. Зарплата их невелика, а работа у них неблагодарная. Как нововведения замотивируют соцработников, пока непонятно. О росте зарплаты речи никто не ведет. Следовательно, и здесь ничего не изменится.

Предлагаемые нововведения не вносят ясности в термин «жестокое обращение с ребенком». Расплывчатое толкование может трактоваться как угодно.

Получается, что ничего радикального Национальная стратегия в себе не содержит, кроме одного обстоятельства – финансового. Если верить сторонникам проекта, главная цель социального патроната – помощь, в том числе и материальная, семьям, оказавшимся в тяжелой ситуации. Значит, на эти цели из бюджета будут выделены определенные ресурсы, распределять которые доверят органам опеки. Какой семье помогать, а какой нет, решать им. Когда в России речь заходит о бюджетных деньгах, к месту, где их «раздают» тут же слетаются вороны-распильщики. Ни одно даже самое благое начинание или замаскированное под него, не обходится без них. Всерьез стоит опасаться того, что дюжая часть бюджетных денег, адресованных семьям, снова осядет в карманах чиновников.