Единственный свидетель: ледокол «Ангара» снова нуждается в спасении

Памятник истории отметил 120-летие

На минувшей неделе ледокол «Ангара», стоящий на Иркутском водохранилище в микрорайоне Солнечный, отметил свое 120-летие. Это один из трех паровых ледоколов, сохранившихся в мире.

Памятник истории отметил 120-летие

Он был затоплен четыре раза, но всякий раз его спасали. Однако, по свидетельству специалистов, если его не поставить на бетонное основание, он может затонуть в любую минуту.

Ломая льды

История «Ангары» такова. Первым в Сибирь прибыл паром-ледокол «Байкал», который связывал Восток с Западом, пока велось строительство Кругобайкальской железной дороги. «Байкал» вмещал в себя 27 вагонов и 300 человек, но в суровую сибирскую зиму он не мог пробить толстый лед Байкала. Комитет по постройке Сибирской железной дороги принял решение о приобретении еще одного парома за астрономическую по тогдашним деньгам сумму – 770 тысяч рублей. На носу была Русско-японская война. Ледокол «Ангара» изготовили на стапелях верфей «Сэр В. Г. Армстронг, Витворт и Ко» в Великобритании в городе Ньюкасл. Задачей «Ангары» было прокладывать путь во льдах для парома «Байкал», ломая лед толщиной до 70 сантиметров.

– В царской России работа на пароме была не только престижной, но и высокооплачиваемой. В те годы кочегар получал 27 царских рублей, это 40 тысяч на сегодняшние деньги. Капитан получал 250 рублей, это примерно как сейчас миллион. А электрик – 158 рублей, тогда эта профессия очень ценилась, – рассказывает Константин Пашков, старший научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея.

Константин Пашков, старший научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея, кандидат исторических наук.

После запуска КБЖД оба ледокола остались не у дел, их законсервировали на 10 лет. Но в 1916 году они вновь вышли бороздить воды Байкала, а после Октябрьской революции 1917 года пароходы был национализированы. «Ангару» переоборудовали для пассажирских перевозок. Революционные события и Гражданская война, во время которой ледокол переходил то к белым, то к красным, погубили «Байкал» – после попадания снаряда он сгорел. «Ангара» уцелела.

В военные годы «Ангара» перевозила грузы, в основном рыбу, которую отправляли на фронт. Команда была почти целиком женская, работать приходилось в адских условиях, при температуре 50 градусов.

– Прежде чем выйти в рейс, они 2-3 дня загружали 230 тонн черемховского угля в бункеры, плюс еще груз. За навигацию через хрупкие женские руки проходило 40 тысяч тонн грузов, – говорит Пашков.

Заслуженный «металлолом»

Благодаря неравнодушию Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и жителей за 20 лет «Ангару», которая является единственным сохранившимся «свидетелем» строительства КБЖД, удалось трижды спасти – чудом легендарный ледокол не пошел на металлолом и не утонул.

– Когда закончился капитальный ремонт в 1962 году, ледокол сделал несколько рейсов, но на смену ему пришли более современные суда, и его поставили в порту Байкал – на отстой. Он там простоял много лет. В 1975 году глава города Николай Салацкий услышал, что судно хотят разрезать и сдать на металлолом. Восточно-Сибирское речное пароходство сняло его с баланса и передало потом ДОСААФ, а те не могли содержать паром. Салацкий приказал остановить все работы. Приближался юбилей Великой Октябрьской революции, хотели подключить комсомол, чтобы собрать деньги и сделать на ледоколе музей революции и Гражданской войны. Идея очень хорошая была, я видела экспозиционный план. Но комсомол не справился и провалил все. Когда в 1979 году я пришла Общество охраны памятников, он стоял на 21-м километре Байкальского тракта. С 21-го километра ледокол отбуксировали в Солнечный, вначале он очень красиво стоял, а потом опять затонул. В 1985 году Салацкий собрал комиссию из речников, они осмотрели все и вынесли вердикт, что ледокол подлежит восстановлению, механизмы все в рабочем состоянии, но им требуется ремонт. Следующим утром телефон не смолкал. Все звонили и спрашивали: «Где ледокол?» Оказалось, его ночью угнали в Мельничную падь, чтобы не портил вид городу. Тем самым, конечно, усложнили его восстановление, – рассказывает Светлана Утмелидзе, заместитель председателя ИРО ВООПИиК.

Светлана Андреевна Утмелидзе, заместитель председателя ИРО ВООПИиК.

Заявили на весь Союз

Историю нельзя забывать, а тем более губить, так решил коллектив ВООПИиК – и отправился на съезд Всероссийского общества охраны памятников, где заявил о печальной судьбе «Ангары».

– У нас была мощная делегация, в том числе Валентин Распутин, глава города Салацкий. Валентин Григорьевич договорился с министром о том, чтобы он встретился с нашей делегацией, а Салацкий обратился с речью про легендарный ледокол «Ангару». Мы хотели, чтобы дали добро на проведение денежно-вещевой лотереи для восстановления ледокола. Добро дали, выделили машины, мотоциклы, велосипеды, холодильники – на розыгрыш. Мы выпустили 500 тысяч билетов, они все разошлись по области. Но денег все равно не хватало, поэтому начали сбор по ведомостям, вносили кто сколько мог. Почтовые переводы шли со всего Союза и даже со всего мира – в 1989 году собрали мы 800 тысяч советских рублей. Ветераны-речники откликнулись на призыв Салацкого, была организована артель «Ангара», и началось восстановление ледокола. Удалось запустить даже двигатели. 5 ноября 1990 года «Ангара» встала на вечную стоянку в Солнечном, – Светлана Утмелидзе рассказывает об этом с гордостью. 25 лет общественность содержала ледокол, от государства при этом не было ни одной бюджетной копейки.

– В 2013 году над ледоколом вновь нависла угроза, до нас дошла информация, что его вновь собираются угонять. Губернатор Ерощенко сказал, что мы не справляемся, и передал ледокол «Аварийно-спасательной службе». Мы прошли множество судебных разбирательств, провели множество пикетов, добились, чтобы судно передали Краеведческому музею. Я надеюсь, что к 125-летию двигатель вновь восстановят и запустят.

Надпись на табличке: "Модель ледокола "Ангара" подарена музею старейшего ледокола судостроителями АО "Балтийский завод" и ООО "Валком" (Санкт-Петербург), 2017 г.".
В ближайшее время на судне обещают восстановить рубку и открыть там экспозицию, отремонтировать верхнюю палубу и корму.

Трижды поднятая

Водолаз Владимир Волокитин, которому сейчас 83 года, участвовал в трех спасениях ледокола.

Водолаз Владимир Волокитин (в центре) с дочкой.

– Первый раз я «Ангару» поднимал на 21-м километре Байкальского тракта в 1977 году. Зимой лыжники и шпана выдернули чопы из донных отверстий, а когда лед растаял, вода залилась, и корабль лег на дно. Мы все «зачопили», откачали воду и подтащили корабль к плотине. Второй раз он затонул уже возле Солнечного, где сейчас и стоит. В тот раз под водой я не работал, приезжал Хабаровский водолазный отряд, но я спасал флот, помогал притапливать баржи, стропил, советовал. Властям не понравилось, что беспризорный ледокол мозолит глаза, и утащили его в Мельничную падь. Там в 1988 году его опять затопили, теперь уже по самые трубы. Надо было поднимать. Но мы и сложней работу делали, – рассказывает Владимир Николаевич. Когда ему предложили снова спасти «Ангару», он вытаскивал буксир на Святом Носе. Предложил легендарный Виталий Брянцев, проработавший в Восточно-Сибирском пароходстве механиком-наставником почти 40 лет, до самой своей кончины, и заслуживший такой авторитет, что его именем было названо судно – «Механик В. Брянцев». В ответ на предложение он хмыкнул: «Не моряки мы, что ли» – и согласился. А ведь был уже на пенсии.

– У меня имелось свое, личное водолазное снаряжение, никакой водолазной команды не было, можно сказать, в одиночку поднимал «Ангару». Чтобы не подкапывать под ледоколом землю, было принято решение продевать тросы через иллюминаторы.

Вышибать их пришлось кувалдой, ломом, по борту их – 27 штук. Меня все спрашивали, а не страшно ли одному погружаться, а я уже привык к этой работе, если бы боялся, то не полез бы, сколько случаев было, что уже с жизнью прощался…

Пробный подъем не удался, ледокол качнулся, все тросы натянулись как струны и лопнули, «Ангара» опять легла. Пришлось делать работу заново, пропускать в иллюминаторы двойные тросы, новые, все в мазуте.

– Из воды выходишь – и сразу, в комбинезоне, под душ. Меня отмывали с шампунями, драили щетками, смывали мазут. А ночами я заклеивал дыры в костюме. Около месяца длилась операция, – вспоминает Волокитин.

И тем больнее ему осознавать, что ледокол может опять утонуть. Профессиональный водолаз бьет тревогу: чтобы спасти судно, его нужно ставить на бетонный постамент.

– У Брянцева была мечта – поднять «Ангару» на бетонное основание, сделать памятником, поставить на вечный прикол на фундамент, не волноваться за нее больше. И у меня мечта – чтобы это осуществилось. Эту идею я везде толкаю, хочу, чтобы услышали. «Ангара» на соплях держится. 30 лет назад, когда осматривал корпус, заметил, что ближе к корме металл начал расслаиваться и шелушиться, в любой момент ледокол может пойти на дно. Нужно кричать, поднимать волну, чтобы услышали, иначе мы потеряем «Ангару» и вряд ли ее удастся спасти, – считает Владимир Николаевич.

Фото автора.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру