Вырубленная Сибирь: экс-министр Шеверда наконец предстанет перед судом

Скоро станет известно, кто из чиновников администрации Левченко принимал участие в незаконной лесной деятельности

На 28 мая запланированы предварительные слушания по делу бывшего министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды.

Скоро станет известно, кто из чиновников администрации Левченко принимал участие в незаконной лесной деятельности
Фото: vesti.ru

Год назад, 6 июня, министр был снят с самолета в аэропорту Шереметьево, закован в наручники и доставлен в Иркутск, где началось следствие. Спустя год 50 томов уголовного дела легли на стол судье.

Операция «Красный лес»

Следователи были убеждены, что Шеверда, осведомленный об отсутствии оснований для проведения сплошной санитарной рубки в государственном заказнике «Туколонь» в Казачинско-Ленском районе, не принял мер для пресечения этой рубки и продажи вырубленного леса. Более того, министр – в силу занимаемой должности – способствовал всему этому. Обвинение Шеверде было впоследствии предъявлено еще по двум статьям – пособничество незаконной рубке лесных насаждений и пособничество нарушению режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов. Шум вокруг дела Шеверды все это время не утихал, тем более, что министр сам был связан, во-первых, с лесным бизнесом: начав работу на Усть-Илимском лесоперерабатывающем заводе в 1998 году, он позже служил главным лесничим в одном из районных лесхозов. Затем был директором Эдучанского, Падунского лесхозов, а в 2010 году занялся лесным бизнесом, будучи директором одной и учредителем еще двух лесозаготовительных компаний в Иркутске и Братске. Его очень широкие связи в лесном бизнесе в контексте уголовного дела о незаконных вырубках выглядели очень неоднозначно: участки под вырубку отдавались ведь в том числе частным фирмам, причем, по приятному совпадению, как раз дружественным. Во-вторых, вершить судьбы иркутской тайги Шеверда начал в год «воцарения» красного экс-губернатора Левченко: в 2015 году, когда выбрали Левченко, Шеверда возглавил сначала ФБГУ «Рослесозащита» (лесопатологический мониторинг и оценка санитарного состояния лесов), в марте 2016 году был назначен главой агентства лесного хозяйства области, а уже через пару месяцев агентство было реформировано в министерство лесного комплекса – с расширенными полномочиями, естественно: сообщалось, что министерство возьмет на себя ряд функций минэкономразвития, министерства природных ресурсов и экологии. То есть можно сделать вывод, что внезапный взлет Шеверды по чиновничьей лестнице не случаен.

Министр Шеверда с шефом. Фото: open.irkobl.ru

Сергей Левченко еще во время предвыборной кампании раздавал обещания навести порядок в лесной сфере. Представления о «порядке» у него оказались специфические, как мы теперь видим. Почему выбор пал на Шеверду, сейчас можно только предполагать. Не связи ли Шеверды сделали его более выгодным кандидатом?

Или, может, Шеверда был более удобен, более сговорчив – плюс к тому, что знал всю подноготную лесного бизнеса в регионе и лазейки в системе? В общем, бывший бизнесмен очень пригодился для грандиозных планов освоения тайги, перевода ее в деньги. Шеверда подписывал договоры аренды лесных участков с ООО «Братсквуд», ООО «Вилис» и ООО «БЛП», которые без должного обследования проводили сплошные «санрубки» в том числе и в Туколони. Лес из Туколони отправился поднимать экономику Китая под радужные отчеты иркутского губернатора-коммуниста. Областные власти заявляли о фантастических прибылях, профицитном бюджете. Сергей Левченко раздавал победные интервью.

Большой обман

Реальные итоги такого хозяйствования оказались совсем иными: ущерб, который превысил 800 млн рублей, опустошенные хищническими вырубками лесные территории, которые трудно будет восстановить. При этом леса, требующие срочного вмешательства человека – например, пораженные бактериальной водянкой кедровники в Слюдянском районе, – остались без малейшего внимания. Увы, так называемые санитарные рубки были нужны не в санитарных целях, а в коммерческих. Что и подтвердила выездная проверка Рослесхоза, которая проводилась в конце прошлого года. Больное дерево в доход не обернешь, поэтому санрубки при Сергее Шеверде оставляли на корню пораженную древесину. Вырубали деловую, которую гнали в Китай. Пристальное внимание прокуратуры и следственного комитета к делам Шеверды и состоянию лесов высветило-таки «героизм» Сергея Левченко с другой, реальной стороны. К примеру, по данным Байкальской природоохранной прокуратуры, за 2018 год областное учреждение «Лесхоз Иркутской области» заключило с министерством лесного комплекса Иркутской области более 440 договоров купли-продажи лесных насаждений для проведения санитарных рубок на сумму 18 897 334,33 рубля. Эти деньги и поступили в бюджет области. А теперь внимание: при этом тот же объем древесины был реализован по договорам с лесозаготовителями в 180 раз дороже – на сумму почти в 4,5 миллиарда. Интересно, каким образом распределились эти фантастические прибыли (а для бюджета – убыль, неполученный доход), по каким разошлись карманам? Полагаем, что следователи и судебные слушания как раз ответят на этот вопрос.

Окончательно флер с хозяйственного «героизма» Сергея Георгиевича снял прокурор Александр Воронин, обнародовавший свой разговор с экс-губернатором относительно Туколони: «Я с губернатором откровенно общался. Когда я говорю: «Вырубили лес!», он говорит: «Надо было рубить, там жучок его поел». Хотя мы-то знаем, что там по документам совсем другое основание ставилось. Ну ладно, а почему же вы его тогда продали по цене леса первой категории в Китай? Ответ такой был: ну хорошо, нам же медаль надо дать – мы китайцев обманули…».

И сегодня Сергей Левченко снова хочет стать губернатором. Наверное, ему очень нравилось «обманывать» китайцев, поставляя им деловую древесину, вырубленную в природном заказнике под видом зараженной…

Дурной пример заразителен

Последствия этих достижений были, впрочем, предсказуемы. Об экологических последствиях «героизма» администрации Левченко нечего и говорить – с хищнической вырубкой лесов экологи связывали в том числе катастрофическое наводнение прошлого года, со многими человеческими жертвами и гигантским объемом разрушений.

В печальных экономических последствиях сегодня разбирается «сменщик» Левченко, врио губернатора Игорь Кобзев. Например, ОГАУ «Лесхоз Иркутской области», учредителем которого является Иркутская область, находится в крайне тяжелой ситуации. Фактически он был разорен при предыдущем губернаторе. Работники некоторых подразделений – собственно лесхозов – не получали зарплату с апреля 2018 года, с апреля 2019 года ОГАУ не платило за работников во внебюджетные фонды – это выяснилось, когда уходящие на пенсию сотрудники начали оформлять пенсии. Сегодня предпринимаются попытки поставить лесхозы области на ноги.

Но есть еще одно последствие, очень серьезное, которое часто даже не упоминается. Лесная отрасль при Левченко стала кормушкой, откуда все заинтересованные лица старались отхлебнуть побольше. Размах криминальных и полукриминальных схем на уровне правительства пробудил неистребимое чувство безнаказанности у тех, кто не прочь поживиться за счет тайги. И в этой сфере расплодилась масса любителей легкой наживы, что называется, «на местах». Они «косят» тайгу, устраивают поджоги, чтобы скрыть порубки. «А что, им можно, а нам нельзя?» – вопрошают порубщики. Тем более, что все они наблюдали, как после ареста министра Сергей Левченко отчаянно защищал Сергея Шеверду и до последнего не хотел увольнять его с поста министра. Дошло до того, что он объявил его выдающимся деятелем лесной отрасли и чуть ли не порекомендовал дать ему медаль.

За что Левченко хотел дать медаль Сергею Шеверде? За заслуги в развитии лесоперерабатывающий отрасли Китая? Так на кого работало высшее руководство Иркутской области эти пять лет?