Зелёный свет для нарушителя: на Байкал заходит "ГазЭнергоСтрой"

Решение проблем отходов БЦБК заходит на третий круг

25.03.2020 в 08:16, просмотров: 1099

19 марта новый премьер нового правительства Михаил Мишустин подписал постановление о назначении единого поставщика на выполнение работ, связанных с подготовкой проекта по ликвидации накопленного вреда от БЦБК, и собственно работ по ликвидации этого ущерба.

Зелёный свет для нарушителя: на Байкал заходит

Этим единым поставщиком стала-таки компания «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии» Сергея Чернина. Назначению не помешало даже решение суда, который подтвердил постановление Росприроднадзора о наложении на компанию штрафов за нарушение природоохранного законодательства. Вероятно, таким резким способом правительство отреагировало на многолетнее затягивание проектирования и начала работ, на полное отсутствие какой-либо инициативы от всех вовлеченных в процесс лиц и организаций, начиная от государственной корпорации «ВЭБ», заканчивая экс-губернатором Сергеем Левченко.

Новые риски

О корпорации «ГазЭнергоСтрой» мы рассказывали неоднократно. За небольшую частную компанию очень радел бывший губернатор Сергей Левченко, чье правительство не смогло найти общего языка с государственной корпорацией «Росгеология», назначенной единственным исполнителем по контракту в 2017 году.

При этом репутацию «ГЭС» ставили под сомнение СМИ (припоминая в том числе, что ООО «ГазЭнергоСтрой» – это «дочка» ОАО с тем же названием, а «цепочка собственников» ведет к двум оффшорам на Сейшелах), а также общественники – рассказывая о том, как компания работает на других объектах, и негативно характеризуя технологию термолиза (сжигания на специальном оборудовании), предлагаемую компанией для использования на Байкале.

Деятельностью компании по одному из государственных контрактов – по ликвидации накопленного ущерба в городе Дзержинске Нижегородской области – заинтересовался Росприроднадзор. Именно на этот контракт как на успешно исполняемый неоднократно ссылался собственник компании Сергей Чернин, потенциально связывая ООО «ГазЭнергоСтрой – Экотехнологии» с площадкой БЦБК.

Росприроднадзор однако же нашел в исполнении контракта грубые нарушения природоохранного законодательства: «Предприятие, являющееся единственным подрядчиком по ликвидации ряда объектов накопленного экологического ущерба… признано виновным в нарушении природоохранного законодательства сразу по нескольким статьям КоАП РФ», – говорится в сообщении Росприроднадзора.

Инспекторы выявили, что в Дзержинске на свалке промышленных отходов «Черная дыра» «осуществлялась деятельность, не соответствующая документации, которая получила положительное заключение государственной экологической экспертизы». Обнаружилось, что «временное накопление отходов не организовано надлежащим образом. На объекте не организован в установленном порядке производственный экологический контроль промышленных выбросов; нарушена периодичность контроля по ряду загрязняющих веществ». У ООО «ГЭС – Экотехнологии», говорится в сообщении, «отсутствуют сопроводительные документы на используемые при подготовке «зологрунта рекультивационного» материалы, подтверждающие их соответствие требованиям ТУ; отсутствуют необходимые паспорта на ряд отходов I и III класса опасности, не разработаны и не согласованы проекты нормативов их образования. Первичный учет образования отходов и их дальнейшего движения организован с нарушениями».

Вопрос: к чему может привести подобное ведение дел на Байкале, который является уникальной экосистемой? Оправданы ли такие риски для священного озера?

Кстати, предприятие категорически сопротивлялось и самой внеплановой проверке, требуя через Арбитражный суд признать постановление о ее проведении незаконным. Суд требования не поддержал, встав на сторону Росприроднадзора. А после проверки предприятие пыталось обжаловать ее результаты в суде и оспорить административное наказание – но Дзержинский городской суд отказал в удовлетворении жалобы, также встав на сторону Росприроднадзора. В итоге предприятие получило штраф в размере 694 тысячи рублей. Директор был признан виновным «в осуществлении предпринимательской деятельности с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией)». Аналогичное дело в отношении юрлица рассматривалось в Арбитражном суде, который нашел в действиях ООО состав правонарушения.

Так что сегодня на Солзанский и Бабхинский полигоны в Байкальске благодаря решению правительства РФ заходит не просто частная фирма, но главное – нарушитель природоохранного законодательства. Это факт, который, увы, придется принять.

Вопросы дисциплины

Почему такое стало возможным, ведь Байкал – один из наиболее ценных и уязвимых природных объектов в России, для работ на котором можно было бы подобрать максимально подготовленного и ответственного подрядчика? Ведь обратились же к «Росатому» в случае с утилизацией накопленного вреда в Усолье-Сибирском -- проявил политическую волю и настойчивость новый глава региона Игорь Кобзев, привлекая высококлассных спецов для обезвреживания ртутного полигона, который напитывает отравой и почву, и воду, и воздух. 

Председатель правления «Байкальского центра гражданских экспертиз» Юрий Фалейчик считает, что нарушения, допущенные в Дзержинске, «для Байкала были бы недопустимы».

– Они и вообще недопустимы, а на Байкале, как мы понимаем, все в квадрате надо воспринимать. Впервые схватившись за сложный объект, компания провалилась – ведь требуется не только наличие специалистов как таковых, но и опыт, который формирует технологическую дисциплину при исполнении этих проектов.

Юрий Фалейчик объясняет, что именно как «компания высочайшей технологической дисциплины» «Росатом» и был привлечен к очистке от ртутного загрязнения территории «Усольехимпрома».

– Они работают с радиоактивными и облученными материалами – то есть с материалами высочайшего класса опасности. И мы пошли к ним на поклон, потому что они умеют деликатно работать с самыми опасными материалами. Отношение к крупным госкорпорациям и мелким ООО, которые впервые хватаются за крупные объекты, конечно, не основано на теории «классовой борьбы с капиталом». Вопрос рассматривается исключительно с точки зрения технологической дисциплины...

Так неужели же во всей России не нашлось для работ на Байкале организаций посолиднее, подисциплинированней? Нашлись, как мы знаем. Однако же все участники этих работ (если, конечно, то бездействие, которое мы наблюдали, вообще можно назвать работой) за четыре года не смогли не то что начать действовать, но даже договориться о совместной общественно полезной деятельности.

Лебедь, рак и щука

Технологическая дисциплина – чисто теоретически – должна присутствовать у таких гигантов, как АО «Росгеология» и государственная корпорация «ВЭБ», которые – особенно «ВЭБ» – стояли у истоков этой злосчастной утилизации и рекультивации.

Дочерняя компания «Внешэкономбанка» «ВЭБ Инжиниринг» после закрытия комбината в 2013 году выступила как оператор развития площадки и должна была решить первый вопрос – с утилизацией отходов. Компания стояла у истоков проекта утилизации – так называемого омоноличивания шлам-лигнина, который в итоге стал буквально «монолитом преткновения».

Проект застрял в паутине критики, забуксовал на госэкспертизе, был признан Генпрокуратурой недостаточно экологичным. После трех лет работы, в 2016 году, «ВЭБ Инжиниринг» был обвинен иркутским научным и экологическим сообществом в бездействии. Тем более, что замечания и рекомендации по проекту, изложенные на 48 листах и переданные учеными-экспертами в компанию, остались без внимания, а одобрившая таки его госэкспертиза была получена в архикороткие сроки – за четыре дня.

В общем, «ВЭБ» еще шесть лет назад утратил в среде иркутских спецов свой авторитет, а чуть позже – и право заниматься проектом, который был передан другой госкорпорации, «Росгео» – и был признан ею «неработающим», то есть в силу разных причин невозможным к исполнению.

К сожалению, тот негативный посыл, который был запущен «ВЭБ Инжинирингом» и его проектом омоноличивания, распространился в последующие шесть лет вообще на все, что было связано с комбинатом и его отходами – так называемым накопленным вредом. Более шести миллионов тонн отходов, щелоки, купол загрязненных вод, коммунальные отходы на карте № 12 – все это как было на своих местах, так и остается.

Юрий Фалейчик называет последующих виноватых: «Росгеология», которая «слилась» с объекта, не оказав никакого сопротивления тем лоббистам, которые начали отодвигать государственное предприятие в угоду частному «ГазЭнергоСтрою»; прежнее правительство области, которое занималось лишь препирательствами с «Росгеологией», Минприроды РФ, которое на долгое время заняло выжидательную позицию.

– Посмотрите, какое удивительное дело. Минприроды России – государственный федеральный орган власти, правительство Иркутской области – государственный региональный орган власти, «Росгеология» – государственная корпорация по сути дела, «ВЭБ Инжиниринг» – структурное подразделение государственной корпорации «ВЭБ». И эти четыре государственных структуры действовали как лебедь, рак и щука – каждый тянет в свою сторону, кто-то стоит на месте. Ни разу они не договорились о взаимодействии!

Не договорились даже в общих чертах. Что уж говорить о нюансах, с которыми, как считает Фалейчик, придется столкнуться по ходу дела:

–Например, карта № 12 с колосcальным объемом отходов и ядовитыми инфильтратами этих отходов, по которым технология переработки не найдена, не предложена. Там вся таблица Менделеева, причем в самой худшей ее версии в части ядовитых, вонючих соединений. Там надо, безусловно, делать водоотведение, так как переливать эту загрязненную, я бы даже сказал, зараженную воду по большому счету некуда. Даже ее объемы даны только гипотетически: называют цифру 600-800 тысяч кубов. Но вслушайтесь – это ведь уже почти миллион, громадная цифра!..

Или, например, сама промплощадка – мы пока о ней не говорим, но «ВЭБ.РФ», который сегодня ее контролирует, должен наконец определиться с ее рекультивацией – сколько можно писать в протоколах просительно: «ВЭБ, вы чего-нибудь уже решите…».

Территория БЦБК, куда входят не только карты-накопители, но и многие другие объекты, огромна, накопленный вред тоже огромен. Так же, впрочем, как и государственные деньги, которые правительство готово выделить на решение не только экологических и социальных проблем в Байкальске. И если сегодня единым поставщиком по экологическому проекту на Байкале  стала частная компания, которая нарушает природоохранное законодательство, то можем ли мы рассчитывать на то, что в дальнейшем развитие  этой территории будет в надежных руках? Президент поручил «ВЭБ.РФ» совместно с властями  создать возможность для проведения конкурсных процедур по выбору лучших мировых технологических решений с участием опытных иностранных компаний – но какие теперь у этого поручения перспективы, учитывая заинтересованность «ГазЭнергоСтроя» в использовании собственных технологий? Тому же «ВЭБ.РФ» в том числе было поручено утвердить перспективный проект развития территорий, относящихся к БЦБК. Насколько известно, такой план общественности все еще не представлен и даже намека на него нет, одни абстракции.


|