Высотки вместо чаеразвески: кому выгодно строительство в историческом квартале?

Областная Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области использует наработанные схемы лесной отрасли?

11.11.2019 в 11:06, просмотров: 1515

Ситуация с территорией, исторически и смежно связанной с памятником федерального значения «Спасская церковь», не дает покоя иркутянам, властям и собственникам с 90-х годов XX века.

Высотки вместо чаеразвески: кому выгодно строительство в историческом квартале?
Фото: babr24.ru

Но еще 35-40 лет назад трудно было бы предположить, что Иркутская чаеразвесочная фабрика и примыкающая к ней территория ТЭЦ-2 станут почти детективной темой для обсуждения в СМИ, в среде общественников и просто жителей Иркутска.

Старая история

Напомним, что после банкротства чаеразвески ее территория отошла в собственность частным владельцам, которые долго не могли найти применения этому куску земли в центре Иркутска. Впрочем, придерживая землю, они не прогадали: она со временем только выросла в цене. Мы не станем рассказывать подробности о том, каким образом этот центральный земельный участок попал в руки миллиардера Владимира Дмитриева, это тема для журналистского расследования. Наша история о другом – о том, почему и каким образом Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области оказалась в центре скандала, связанного с изменением параметров застройки этой территории.

Фото: irk.ru

Здесь планировалось построить большой концертный зал, и мы хотим понять, почему губернатор Левченко так легко согласился перенести строительство «к черту на кулички», на пустырь, в район Чертугеевского залива. Мы хотим разобраться, из каких побуждений или, может быть, интересов государевы люди в лице Андрея Фоменко (которого назначил на должность руководителя службы губернатор Левченко) и его подчиненных одобрили строительство элитной высотки на месте чаеразвески – вместо концертного зала. Хотим выяснить, каким образом эта самая Служба ввела в заблуждение всех заинтересованных лиц, что и привело к появлению пресловутого постановления 359- пп правительства губернатора Левченко, согласно которому появлялась возможность застроить территорию высотками. Также нам интересно понять, почему губернатор закрывает глаза на скандалы вокруг Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области – во всяком случае, он не дает событиям никакой оценки.

Возможно, застройка исторического центра высотками, квартиры в которых будут стоить колоссальных денег, выгоднее, чем возведение на этом же месте концертного зала – очередного культурного объекта, который придется содержать и обслуживать? Возникает вопрос: кто получит выгоду от продажи дорогущих квартир? Это ведь такой простой способ увеличить благосостояние заинтересованных лиц.

Назначение

32-летний Андрей Фоменко – один из самых молодых руководителей региональных госорганов охраны наследия. В сентябре 2016 года он был принят в Службу по охране объектов культурного наследия Иркутской области сразу на должность первого заместителя руководителя, до этого обозревая, возможно, памятники только в качестве туриста. А 28 марта 2019 года он заступил на пост главы службы по распоряжению губернатора Иркутской области Сергея Левченко. Об этом назначении торжественно сообщил профессиональный портал «Хранители наследия». Также портал сообщал нам и кое-что о незапятнанной репутации Фоменко, лучшей рекомендацией для которого «был простой факт: за несколько месяцев, что Андрей Фоменко «временно замещал должность» руководителя Службы, ни один иркутский памятник с госохраны снят не был». И далее: «Насколько можно было понять, иркутские градозащитники считали наиболее правильным сценарий, при котором Андрей Фоменко стал бы из временного – постоянным руководителем охранной Службы. Приятно, что мнение губернатора оказалось таким же».

Андрей Фоменко тогда рассказал о ближайших планах вверенного ему органа. Например, будет выполнена разработка проектов границ территории для всех включенных в реестр объектов культурного наследия, особенно это коснется Иркутска. Все данные попадут в Единый государственный реестр недвижимости. Будет вестись активная работа по определениям «предмета охраны», по государственным историко-культурным экспертизам выявленных объектов культурного наследия, являющихся произведениями деревянного зодчества. Ну и так далее – все на пользу истории и культуры.

Прошло некоторое время, и что же? Вдруг из недр правительства Иркутской области появляется постановление № 359-пп. Что же легло в основу этого постановления?

Застройщик заказал фирме «Мастер-план» (руководитель – Протасова М. В.) для территории чаеразвески разработку новых зон охраны с устраивающими его градостроительными регламентами, согласно которым высотные параметры были изменены с 18-20 до 24-34 м. Кстати, не та ли это Протасова, которая приходится дочерью главному архитектору Иркутской области Е. В. Протасовой? В экспертизе этой работы приняли участие специалисты: А. Н. Прокудин (архитектор ИРГТУ), Б. Б. Михайлов (Улан-Удэ), Шильдина О. Ю. (Красноярск). Эта тройка дала экспертное заключение, оценивая воздействие новых градрегламентов исходя из наличия одного объекта культурного наследия регионального значения, располагающегося через дорогу – памятника «Усадьба Огладина», игнорируя наличие и других памятников в этом районе, включающих объекты культурного наследия федерального значения. При этом следует обратить внимание читателя на то, что для города Иркутска ранее были разработаны и утверждены зоны охраны, не отменённые до настоящего времени. Таким образом, одобряя новые зоны охраны, Служба понимала, что создаётся весьма двусмысленная ситуация – на один и тот же земельный участок (где находится чаеразвеска) действуют два разных градрегламента. Удобно, правда? Кому какой нравится, тот тем и пользуется.

Проект с новыми условиями охранной зоны и лёг в основу нового постановления правительства. Так появилось постановление 359-пп.

Постановление называется «Об установлении зоны с особыми условиями использования территории зоны охраны объекта культурного наследия регионального значения «Усадьба Огладина» на ул. Сурнова, 22». На основании именно этого постановления с нейтральным и даже позитивным названием и одобрительного письма Службы застройщик ООО «Мечта» получил в администрации города Иркутска разрешение на строительство элитного жилого комплекса высотой до 34 метров (!) на противоположной стороне улицы.

Возможно ли, что чиновники решили обеспечить и себе под шумок очередную кормушку?

Чем порадовать застройщика

Поясним, в чем тут дело. Застраиваемые земельные участки располагаются в 62-63-64 кварталах. В том же 62 квартале находится и объект культурного наследия федерального значения Спасская церковь. Территория вокруг этого памятника и смежная с ней является особо охраняемой зоной. Это влияет на уровень высотности возможной дальнейшей застройки здесь. К территории Спасской церкви прилегает и является смежной территория ТЭЦ-2, территория чаеразвески также входит в эту зону (62-63-64). Соответственно, строить что-то выше Спасской церкви в этом околотке запрещено законодательно. И вдруг – это постановление № 359-пп, которое увеличивает возможный уровень застройки здесь с 18-20 до 34 метров. Это, можно сказать, нонсенс.

Впрочем, нонсенсом это стало, когда разъяснились детали дела. Оказывается, специалисты, которые готовили постановление, сильно схитрили. За базовую точку взяли памятник «Усадьба Огладина», который имеет региональное значение, и написали, что примыкающие зоны устанавливаются только для него, тогда как этот кусочек центра Иркутска буквально нашпигован памятниками федерального, более высокого по статусу значения – такими, как Спасская церковь, костёл, Собор Богоявления.

Усадьба Огладина. Фото: kartart.ru
Но новый проект зон охраны был разработан только для одного регионального памятника, как будто его можно вот так изъять из контекста исторического центра города.

В 2008 году правительство Приангарья приняло постановление № 254-па об утверждении границ зон охраны режимов и градостроительных регламентов по всем объектам культурного наследия Иркутска. Казалось, наконец многострадальный, тянувшийся не годами, а десятилетиями вопрос с зонами охраны объектов культурного наследия был закрыт. Тем не менее через некоторое очень непродолжительное время начали издаваться нормативные акты, вносившие изменения в 254-па, пока в 2016 году Верховный суд Российской Федерации не поставил в этом процессе точку: вносить изменения в 254-па стало невозможно. Но что делать, если нельзя, а очень хочется? Правильно: ищем другую схему. Если нельзя изменить, разрабатываем новый документ и утверждаем его. Одна беда: в городе Иркутске установлены объединённые зоны охраны – для всех памятников федерального и регионального значения. Соответственно, разрабатывать отдельные проекты зон охраны для отдельного объекта также невозможно. Но вдруг пройдёт?

Может быть, правительство региона хотело порадовать застройщика? Определенно, хотело, ибо документ предусматривает еще и возможность возмещения убытков, как сообщает портал «Хранители наследия», «причиненных в связи с установлением зоны с особыми условиями использования». То есть бюджет готов финансово возместить застройщикам все неудобства. Очень-очень жирно! Сразу хочется спросить: а кто у нас застройщик?

Против экспертов

Застройщиком, получившим разрешение на строительство элитного жилого комплекса, выступает ООО «Мечта». Компания размечталась о застройке 9-этажного жилого комплекса в кварталах 62-64, это должно привести и к перекройке городских проездов.

Дмитрий Разумов, руководитель общественной организации «Наследие», которая специализируется на защите памятников архитектурного наследия, говорит, что дело о чаеразвеске – уже третье судебное дело такого рода, с которым столкнулись организация и он лично. Первый процесс был связан с новостроем по адресу ул. Тимирязева, 58 – рядом с Преображенской церковью было построено новое здание.

– На Тимирязева была особая зона, и мы смогли доказать, что там возможны реставрация и регенерация, но не новое строительство. Мы смогли доказать, что Служба не имела права выдавать документы на строительство. Это был 2018 год. Мы выиграли суды первой, второй и третьей инстанций.

Второй процесс касался дома Рассушина на бульваре Гагарина.

– 10 сентября этого года состоялось заседание в Верховном суде. Там наше решение устояло: усадьба Рассушина является памятником, и ее должны внести в реестр, а не вывести, как это было сделано.

Теперь – дело по чаеразвеске.

– В июне 2019 года мы подали в суд, потому что в мае 2019 года вышло это самое постановление, поднявшее высотность застройки до 34 метров. Все было «заточено» под ООО «Мечта» и сделано заранее. В суде выяснилось, что постановление появилось для того, чтобы город выдал разрешение на строительство. Но сначала Служба по охране памятников одобрила возведение высотки. Однако постановление № 359- пп должно было получить и согласование в Минкульте РФ – потому что дело касается охранной территории памятника истории и культуры федерального значения. Мы сделали запрос в Минкульт, и нам сказали, что согласования не было. Прокуратура также поддержала нас в этой ситуации.

Пока было оспорено только постановление, увеличивающее высотность. Это удалось сделать, потому что был нарушен сам регламент. Доказывать было сложно, ведь со стороны ответчика выступало правительство области, были приглашены эксперты. Но в деле с домом Рассушина тоже были эксперты, которые вывели дом из реестра памятников.

Кстати, Дмитрий Разумов собирается добиться исключения из экспертного сообщества тех самых экспертов, которые, по его мнению, не защищают наследие, а наносят ему ущерб.

– Следующий шаг будет такой: в ближайшие дни в Петербурге состоится культурный форум, я буду там выступать и просить, чтобы Юлию Куваеву исключили из числа экспертов. У нас есть решение Верховного суда о том, что она неправомерно вывела дом Рассушина. Мы обсуждаем в этом ключе и других экспертов, которые тоже выводили памятники: Прокудина из ИРГТУ и Михайлова из Улан-Удэ. Их надо исключить из числа экспертов, чтобы другим было неповадно так работать.

Две параллельные бумажки

В итоге Иркутский областной суд 19 октября отменил постановление регионального правительства, которое увеличивало высоту застройки на месте бывшей чаеразвесочной фабрики и ТЭЦ в Иркутске.

Надо заметить, что в суде выяснилось еще одно интересное обстоятельство. Служба по охране наследия, когда дело дошло до суда, обратилась в администрацию города с требованием об отмене выданного разрешения на строительство. Теперь чиновники настойчиво утверждали, что решение на строительство не согласовывают. Возник казус: у ООО «Мечта» на руках было согласование Службы, а в администрации лежала бумажка прямо противоположного содержания – мол, ничего мы не согласовываем. Видна ли в этом «двойном» решении коррупционная составляющая? Понятно, что именно ООО «Мечта» было основательно заинтересовано в изменении границ охраняемой зоны и высотности застройки – а значит, и в постановлении 359-пп. Почему же правительство и Служба пошли коммерсантам навстречу? Из дружеского участия?

Пока мы разбирались в хитросплетениях обстоятельств, в какой-то момент мелькнула мысль: все это на что-то похоже, что-то очень знакомое… Ба! Да это же один в один схема вывода спелых лесов в зараженные при помощи экспертов-лесопатологов – «культурная Туколонь»!

Знающие люди рассказали нам о схеме, применяемой в таких делах: в Службу по охране объектов культурного наследия Иркутской области обращается бизнесмен, который решил построить здание, но рядом памятник. Что делать? Бизнесмена отправляют в «Центр по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области». «Центр» обращается к экспертам – уже известным, участвовавшим в выводе памятников. Эксперт делает заключение и – вуаля! – дома-памятника нет, или же нет особо охраняемой территории. Служба на основании в том числе заключения государственной историко-культурной экспертизы, выданного экспертами, с которыми она обычно сотрудничает, дает согласование – как это и случилось с территорией чаеразвески. Город выдает разрешение на застройку. Круг замыкается.

Что же до концертного зала, то зачем вам, иркутяне и гости города, концертный зал в центре Иркутска? На заливе хорошо, свежо, природа! До залива, правда, еще добраться надо. Но это вопрос к губернатору Левченко, он знает ответ. Губернатор демонстрирует поразительную последовательность, как в вопросе вырубок в Туколони, так и в переносе концертного зала из центра города на выселки. Можем предположить, что интересы меньшинства (чиновников, застройщиков и пр.) значат для него куда больше, чем интересы жителей области и города. Выгода, полученная от Туколони, велика. Остается вопрос: какова выгода от переноса концертного зала на периферию? Наверное, лишь она имеет значение…