В затопленных районах Иркутской области люди брошены на произвол судьбы

В городах и поселках не выплачены компенсации, люди все еще не могут определиться с жильем

06.11.2019 в 12:21, просмотров: 3250

Губернатор Сергей Левченко везде заявляет о том, что регион справляется с последствиями летнего наводнения. При случае Сергей Левченко еще и обязательно щегольнет своими «подвигами», совершенными в период ликвидации его последствий. Еще бы – он ведь уже начал готовиться к предвыборной гонке-2020. Но, кажется, рановато – районы, которые были затоплены, еще лежат в руинах, люди входят в зиму без жилья и денег.

В затопленных районах Иркутской области люди брошены на произвол судьбы
Представители ОНФ просят прокуратуру Иркутской области проверить факты, собранные во время мониторинга. Фото: сайт ОНФ.

Сегодня, опираясь на последние данные, что называется, на «вести с полей», можно прямо заявить о том, что регион с последствиями наводнения не справляется. Что большинство пострадавших – особенно в отдаленных деревнях и поселках, особенно люди старшего поколения – брошено властями на произвол судьбы. Более того, они отданы на растерзание разного рода стервятникам, которые готовы наживаться на общей беде.

Обследовано 15 населенных пунктов

Данные, на которых основываются такие громкие заявления, вполне официальные. Это не «выдумка журналистов» – если вдруг нас захотят в этом обвинить, и даже не журналистское расследование – если кто-то захочет предположить, что мы «подтасовываем факты». Данные – результат работы мониторинговой группы ОНФ. Это официальные материалы, которые сегодня находятся на рассмотрении в администрации президента и о которых, соответственно, доложено самому президенту. Тем более, что целью мониторинга стал контроль за исполнением поручений Владимира Путина по Иркутской области, пострадавшей от наводнения.

В три этапа, в октябре-ноябре, мониторинговая группа ОНФ обследовала 15 населенных пунктов, попавших в зону затопления. Среди них как города – Тулун, Бирюсинск, так и крупные поселки Тулунского (Паберега, Одон, Бурхун, Гадалей, Владимировка), Тайшетского (Соляная, Шиткино, Бирюса), Нижнеудинского (Вознесенский, Порог, Привольное), Зиминского (Покровка) районов. Активисты ОНФ разработали специальные опросные листы, содержащие 17 самых насущных вопросов. Интервью с жителями записывали на видео- или аудионосители. Опрошено было в общей сложности 305 человек в 12 населенных пунктах.

Результаты этих опросов, прямо скажем, потрясли наше воображение.

Куда делись федеральные деньги?

Главный и самый болезненный вопрос, который тревожит многих оказавшихся в сложной ситуации – выплаты, в том числе и на жилье. Мы слышим, как областная власть отчитывается об успехах в обеспечении пострадавших деньгами и жильем, о сертификатах, которые выданы почти всем. Но о каких успехах может идти речь, если в 12 населенных пунктах о проблемах с выплатами заявили 274 человека – это 90% опрошенных! 74% из этого числа нуждаются в помощи для оформления сертификатов. То есть, в соответствии с поручениями президента РФ № Пр-1815 п.1, пострадавшие должны были быть обеспечены сертификатами до 25 сентября 2019 года, но на начало октября многие из них даже не знают, как их оформить.

В центральной части Тулуна. Фото: Кирилл Шипицын.

При этом задача проинформировать население и оказать всяческое содействие в оформлении документов лежала на региональной власти, и отвечал за это конкретно губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Можно ли говорить, что региональная власть не выполнила поручение президента? По нашему мнению, еще как можно. И не только можно, но даже нужно. Поскольку, судя по данным ОНФ, именно правительство Иркутской области поставило людей в такое безвыходное положение накануне зимы, что хоть ложись да помирай.

Например, помирать остается жительнице поселка Соляная, которая в свои 86 лет подала заявление на проведение оценки ущерба еще в августе, но комиссия к ней так и не пришла. Никаких выплат на данный момент ей не произведено, кроме 10 тысяч рублей.

Или, например, многодетной, с четырьмя детьми, семье Гафирулиных в той же Соляной, которой отказали в жилищном сертификате, а компенсацию по утере урожая и животных выплатили частично.

Или, например, жительнице поселка Гадалей, у которой вследствие наводнения в доме лопнула стена, но, по мнению местных чиновников, стена лопнула из-за… грунтовых вод. Поэтому ее заявление не регистрируют, никаких консультаций в администрации ей не дают, отвечают письменно, но так, что из ответа ничего невозможно понять – и не только пожилой деревенской женщине. Мы тоже, по правде говоря, ничего не поняли из той бумажки, которую подписал мэр района Гильдебрандт. После того, как администрация подтверждает, что пострадавшим от наводнения, согласно постановлениям и указам, выплачиваются разные компенсации, сказано: «ГОСТ-19173-73 «Гидрология суши. Термины и определения». Наводнение определено как затопление территории водой, являющееся стихийным бедствием. Наводнение может происходить в результате подъема уровня воды во время половодья или паводка при заторе, зажоре, вследствие нагона в устье реки, а также при прорыве гидротехнических сооружений. На основании этого ваше жилое помещение не может быть внесено в зону чрезвычайной ситуации на территории Тулунского муниципального района». У нас только один вопрос: это полная картина издевательства над гражданами или картина абсолютной неспособности чиновников соображать? Или, может, мэр черкнул подпись, не читая документа? Гадалей – село в Тулунском районе, которое оказалось в зоне затопления. Гражданка – жительница Гадалея. Что еще нужно?

В поселке Порог жительнице отказали во всех компенсациях и выплатах. Объяснение администрации аналогичное – дом не попал в зону затопления, а все повреждения произошли из-за грунтовых вод. У жителей Порога куда больше здравого смысла, и они объяснили представителям ОНФ: река Уда, выйдя из берегов, наполнила озеро, и в итоге грунтовые воды заполнили подпол и огород. Жительница Порога, которой отказывают в помощи, рассказала, что она находилась в больнице, когда приезжала комиссия по определению ущерба – и теперь ее заявления на компенсации и выплаты в поселковой администрации регистрировать отказываются.

А вот жителю поселка Вознесенский отказали в компенсации по утере урожая, потому что у него не было фотоаппарата – не смог, видимо, подтвердить фотоматериалами, что у него был огород.

В деревне Паберега жительнице было отказано в получении сертификата из-за того, что в одной из справок населенный пункт указан как деревня Паберега, а в другой – село Паберега.

Супруги из Бирюсинска, проживающие в районе Нахаловка, несколько месяцев добиваются оплаты за капитальный ремонт. Они получили лишь 50% его стоимости. Обратились за помощью к депутату Законодательного собрания, получили ответ: деньги уже давно поступили. То есть по отчетам чиновников средства уже всем перечислены. Но где же тогда деньги?

Это лишь некоторые примеры, описанные в отчете. Напоминаем, все они задокументированы. А в сухом остатке мониторинга – жуткие цифры: 90% опрошенных подтвердили проблему с выплатами, 77 жителей из числа опрошенных рассказали, что денег так и не получили или получили частично. Подавали заявление на оценку ущерба еще в августе, но оценка так и не проведена у 34 человек в поселках Вознесенский, Шиткино, Соляная, Порог, Привольная. О том, что проведена оценка, но денег так и не выплачено, заявили 69 человек.

Ноль информации

Выводы проверяющих ОНФ по выплатам пострадавшим неутешительны: оценка ущерба проведена не в полном объеме (в полном объеме людям выплачено лишь по 10 тысяч); графики выплат и перечисления положенных средств отсутствуют; жителям не сообщается, когда запланированы перечисления; реестр и учет получения жителями выплат не ведется; индивидуальное «сопровождение» отсутствует. Исполнительные органы не взаимодействуют друг с другом. А при таком раскладе, при отсутствии какого-либо контроля, все это ведет к возникновению в зоне ЧС «мошеннических компаний и структур». Именно этому должна была препятствовать работа региональных и местных властей по информированию населения, юридически малограмотного. Однако эта работа провалена полностью.

Об этом свидетельствуют, во-первых, сухие цифры. О том, что нуждаются в помощи для оформления сертификата, заявили 64% опрошенных. О проблеме с документами (дом не приватизирован, утеряны документы и прочее) заявили 42% жителей. В ходе опроса 208 жителей (это 68%) указали на то, что не получали разъяснений и не знают, где можно получить помощь, восстановить документы и получить консультацию по вопросам реализации жилищных и имущественных прав. Консультационного пункта нет ни в одном поселке из тех, которые посетила мониторинговая группа! Никаких выездных мероприятий для консультирования жителей по возникающим вопросам не проводится. Жители не знают, какие документы нужны и для чего. Жители поселка Паберега, например, рассказали, что были вынуждены ездить по несколько раз в Тулун для того, чтобы пакет необходимых документов приняли юристы. Автобус до Тулуна ходит 1(!) раз в неделю, поэтому добирались за свой счет – такси в одну сторону стоит 1000 рублей. О том, какие документы необходимо предоставить для получения, узнавали от соседей.

Во-вторых, свидетельством того, что поручение президента Иркутская область провалила, являются вопиющие факты: жители пострадавших районов стали жертвами тех, кто сегодня наживается на их беде. Мы процитируем информационную записку ОНФ, которую, надеемся, уже прочли в администрации президента: «В ходе разговора с жителями было установлено местонахождение одной из компаний, которая занимается подготовкой документов и представлением обратившихся жителей в суде. Удалось побеседовать с юристом данной компании (имя юриста редакция опускает. – прим. ред.). Из разговора было установлено, что лишь по Тулунскому району от жителей поселков Соляная и Сереброво было подготовлено около 200 исковых заявлений. Со слов (юриста), расценки в компании следующие – 5 000 рублей за написание искового заявления, 12 000 рублей за экспертизу и 120 000 рублей гонорар при получении сертификата». То есть те деньги, которые государство выплачивает подтопленцам на поддержание штанов и приобретение жилья, они вынуждены отдавать за юридические услуги? Нетрудно подсчитать, что только на подготовке заявлений для жителей двух поселков эта юридическая компания «подняла» миллион рублей. Люди идут к этим юристам лишь потому, что не знают, что им делать – власти ничего не разъяснили, ничем не помогли.

Более того, мониторинговая группа ОНФ установила факты, от которых становится не по себе – жители не только брошены на произвол судьбы, но кажется, что делается все, чтобы деньги, предоставленные федеральным правительством как помощь населению, осели в чьих-то бездонных карманах. Цитируем: «Компания, осуществляющая независимую экспертизу, плотно работает с администрацией Тайшетского района. Причем в большинстве случаев результаты экспертизы и акты межведомственной комиссии, проведённой ранее администрацией, признаются недействительными из-за указания неполного перечня ущерба и подхода по формальному признаку». То есть пострадавшие граждане стали заложниками подобных компаний, в которые их попросту вынуждают обращаться? Это сговор чиновников и подобного рода «предпринимателей»? С этим, как нам кажется, следует разобраться правоохранительным органам.

Вопросы у жителей вызывают и действия судьи тайшетского городского суда. Судья выносит положительные решения по делам, которые ведет одна из компаний, по остальным делам много отказов. Примеры, которые приводят эксперты ОНФ, говорят сами за себя. Так, семье Фирсенко, в которой пятеро детей, отказано в компенсации 50 тыс. рублей, подана апелляция. Относительно семьи Коротковых «оказывалось давление на супругу для написания заявления на отказ от компенсации за потерю имущества 50 тыс. рублей». Со слов Екатерины Горбань, судья при отказе в получении сертификата на суде сказала «Потому что я так хочу».

Отказать, а не помочь

Складывается впечатление, что в администрациях находятся люди, которые не прочь заработать на нищих теперь земляках. В поселке Соляная, где у жителей смыло грунт с огородов, без земли ничего не вырастишь, нужно завезти по несколько машин грунта. Получить землю бесплатно затопленцы не могут. Зато на информационной доске возле поселковой администрации некто разместил объявление, где жителям Соляной предлагают купить землю по цене 4000 за машину. Там сказано, что они могут расплатиться за землю деньгами, полученными в качестве компенсации за утерю урожая. «Особо отмечается, что другого шанса восстановить огороды у жителей может не быть», – замечают эксперты ОНФ.

Кстати, земля берется тут же, недалеко. Когда об этом вопиющем факте сообщили в прессе, глава администрации сообщил, что никакого объявления администрация не размещала. Мы бы, конечно, поверили. Однако в объявлении, как вы можете видеть сами, не указано ни телефона, ни адреса. Лишь подпись – администрация. А уж где найти администрацию в деревне, точно все знают.

Впечатление о заинтересованности чиновников в неких дополнительных деньгах может подтвердить и такой факт. В поселке Вознесенский к одинокой пенсионерке пришла «коммерческая ремонтная бригада» уже на следующий день после перечисления средств за капремонт – они узнали о перечислении денег раньше пенсионерки. Откуда? Большой вопрос, ответ на который должны дать правоохранительные органы. Договор с пожилой женщиной, кстати, был составлен с многочисленными нарушениями. «Кроме того, расписку о передаче денег дала пенсионерка (на 135 тыс. рублей). Расписки от исполнителя услуг (за что и сколько получено) пенсионерке предоставлено не было. Ситуация изменилась после вмешательства мониторинговой группы ОНФ. Договор перезаключили», – сообщает ОНФ о проделанной работе.

Чиновники нагнетают страхи, сообщая, что граждане не успеют реализовать выданный жилищный сертификат. По словам жителей, в администрациях называют конкретный срок, когда нужно переехать – до 15 ноября. Людей, как сообщают представители ОНФ, запугивают, говоря, что если они не успеют оформить новое жилье и переехать, то деньги «сгорят» и больше ничего получить будет нельзя. Можно представить общий уровень напряжения, которое нагнетается искусственно – при том, что часть людей сертификат еще не получили, а нужно еще найти новое жилье, оформить его. Доходит порой до абсурда: так, одному из жителей Привольной дали 20 минут на обдумывание, что ему взять – сертификат на жилье или выплату на капремонт. Обещали, что деньги на капремонт придут 19 октября. «На момент проведения мониторинга (26 октября) средства так и не зачислены», – сообщает ОНФ. В отдаленных поселках – в Соляной, Шиткино, Порог – заболевшие во время работы комиссий жители до сих пор не могут оформить документы (с ними никто не работает), а следовательно, и получить компенсацию. Муниципальные власти говорят им, что жители опоздали.

Кстати будет сказать и о том, что оформленные в собственность дома местные власти предпочитают ставить в очередь на капитальный ремонт, в то время как характер повреждений указывает на аварийность. В поселке Соляная у дома в нескольких местах треснул фундамент – но дом в списках на капитальный ремонт. В поселке Вознесенский дом жителя поставили на капитальный ремонт, но он не подписал акт комиссии, которая вынесла такое решение. И так далее. 57% жителей не согласны с актами межведомственной комиссии, но у этих людей нет денег, чтобы оспаривать эти документы. Они оказались в замкнутом круге.

И этот замкнутый круг – дело рук региональных властей, которые предпочитают писать красивые отчеты вместо того, чтобы, как поручил президент, «обязательно и оперативно по спискам работать», вести работу «чутко по отношению к гражданам – вникать в их ситуацию, персонально разбираться с каждым обращением, искать возможность не отказать, а возможность помочь». Судя по материалам, собранным ОНФ, пока что региональные власти разных уровней только отказывают –  пострадавшие не решили свои вопросы, более того, они пребывают в информационном вакууме, который поддерживается на местах чуть ли не искусственно. А это значит только одно – губернатор и его правительство с задачей, поставленной президентом, не справились. И если материалы, собранные ОНФ, «занесены» уже так высоко, то есть надежда, что в отношении губернатора Левченко будет принято правильное решение.