Имя актера Виталия Венгера так и не увековечено в Иркутске

Арнольд Харитонов о том, что сделано за три года с момента смерти мастера сцены

23.10.2019 в 15:12, просмотров: 643

Журналист, писатель, заслуженный работник культуры РФ Арнольд Харитонов снова, в третий раз, обращается к чиновникам с вопросом об увековечении памяти замечательного актера.

Имя актера Виталия Венгера так и не увековечено в Иркутске
Фото: vampilov-irk.ru

Память уходит вместе с людьми

20 октября исполнилось три года, как Иркутск простился с Виталием Венгером. Можно, конечно, сказать, что он остался с нами, что он жив в памяти иркутян, но, к сожалению, это будет не вся правда. Да, театралы со стажем его помнят. И будут помнить всегда его обаятельного диверсанта Мику Ставинского, неистового Лаэрта, грустного Подколёсина, печального короля Лира, отвратительного Тарелкина. Да, кто видел эти и другие воплощения великого артиста (всего в театре драмы имени Охлопкова сыграно более 300 ролей!), тот будет хранить эту память.

Арнольд Харитонов. Фото: baik-info.ru

Но эта память, увы, не вечна. Она уходит. Медленно, но верно – уходит вместе с людьми. Есть и другая. Официальная, которая может храниться не десятилетия, а века – воплощённая в наименованиях улиц, скверов, учреждений. А вот с этим у нас в Иркутске сложнее.

Когда Вили (так мы его звали при жизни, так зовём и сейчас) не стало, я перечитал все написанные им книги. И сейчас нет-нет да и возьму какую-нибудь из них с полки. Открываю, где откроется, а потом долго не могу оторваться. Кажется, всё это читано не раз, но… если театральное дело тебе не чужое, если ты к нему хотя бы когда-то прикоснулся, ты всегда будешь находить в этих книгах что-то новое, неожиданное, интересное.

Вот довольно обширная цитата из его книги.

«Я видел немало способных людей, которые, столкнувшись с первыми трудностями – постоянная занятость, требовательность режиссёра, иногда жёсткая, бывает, даже жестокая плюс неустроенность быта, небольшая зарплата – не выдерживают и уходят искать свою Жар-Птицу в других полях… Отсюда ещё два обязательных для артиста качества – безграничная, до самозабвения, любовь к своему делу и, может быть, самое главное – трудолюбие».

Училище: один из первых

– Для Венгера забота о театральной смене была, может быть, только чуть менее важной, чем его существование в профессии. Достаточно сказать, что в Иркутском театральном училище он проработал почти полвека. Пришёл в 1962 году и покинул из-за болезни в 2006-м. Заканчивал карьеру театрального педагога главным режиссёром училища.

Легендарные директрисы училища Ая Зиновьевна Левикова и Александра Даниловна Коновалова были его единомышленниками, соратниками. Сейчас уже мало кто помнит, что училище не всегда имело адрес: улица Тимирязева, 20. Когда-то оно ютилось в мало приспособленных нескольких комнатах на улице Сухэ-Батора. Именно стараниями Александры Даниловны удалось получить нынешнее, куда более просторное здание.

Фото: irkipedia.ru

Но в своём первоначальном виде оно тоже было мало приспособлено для учебных целей. Требовались усилия специалистов – архитекторов, дизайнеров… Однако деятели театра – умельцы на все руки! За дело взялись двое – режиссёр Владимир Симановский и актёр Виталий Венгер. Справились, и неплохо. Появились учебная сцена, специализированные классы, учебные аудитории.

Получается, что и стены в этом доме для Мастера не чужие. А что говорить о людях, которые их покинули в разное время! В своей книге «Птицы небесные» Мастер приводит список лучших своих учеников. Здесь те, кто выделились «лица необщим выраженьем», незаурядными способностями, совпали с Мастером по общему звучанию душевных струн. Есть и самые любимые, куда же без них? Валерий Алексеев, блистательный Сильва в первой постановке «Старшего сына» в Иркутске. Ныне он народный артист, любимец театралов Омска. Наталья Коляканова – ведущая актриса Московского театра «Школа драматического искусства», известная российскому зрителю по работе в кино, в частности, по роли Кристины в фильме Павла Лунгина «Такси-Блюз». Елена Мазуренко, любимица театрального Иркутска, оставшаяся навсегда верной охлопковским подмосткам и иркутскому зрителю. Станислав Дубков, ныне директор замечательного Омского театра кукол «Арлекин»… Так можно перечислить всех, кого приобщал Венгер к сцене.

Я сознательно не говорю о том, что сделал для родного театра и наших земляков сам Мастер. Думаю, это известно многим, в том числе и чиновникам от культуры.

Зритель же любит его за то, что был в Иркутске такой замечательный артист Виталий Венгер.

Фото: veb.archive.org

Что касается театрального училища, то Венгера можно с полным правом назвать если не одним из его создателей, то одним из первых преподавателей точно. Судя даже по одной дате. Училище официально открыто в 1962 году. Валерий Алексеев, ныне народный артист, окончил его в 1967 году. Венгер не только преподавал на его курсе сценическое движение, но и сочинил и поставил спектакль «Приключения маленького Билла» со студентом Алексеевым в главной роли. О том, что Виталий Венгер имеет непосредственное отношение к стенам здания на Тимирязева, 20, уже говорилось.

Но теперь возникает вопрос – кто и почему не пускает в эти родные для Венгера стены даже память о нём?

Буду задавать этот вопрос людям, которые прямо причастны к этой проблеме. Начну с самого верха.

Вопросы чиновникам. Будет ли ответ?

Итак, господин губернатор. Сергей Георгиевич Левченко.

Больше года назад в двух газетах («МК Байкал» и «Байкальские вести») было опубликовано открытое письмо, адресованное Вам. Его подписали 27 человек. Среди них – народные и заслуженные артисты России, заслуженные работники культуры, лауреаты Государственной премии, доктора наук, профессора. В нём, в частности, говорилось:

«Уверены, Вы, как руководитель области, понимаете, что имена замечательных иркутян должны остаться в памяти потомков. Тем более что акт присвоения училищу имени Виталия Венгера не требует никаких серьёзных затрат, ни материальных, ни физических».

Вы до сих пор храните молчание. Такая реакция не то что недостойна руководителя области, она не к лицу просто воспитанному человеку. Спрашивается – можете ли Вы определить своё отношение к этой проблеме, которая благодаря чиновникам из простой превратилась в архисложную?

Следующий вопрос – министру культуры Иркутской области госпоже Стасюлевич. Ольга Константиновна, надеюсь, Вы не забыли, что обещали мне создать министерскую комиссию по увековечению памяти Мастера? Обещание Вы не выполнили. Та не легитимная сходка, которую Вы год назад собрали в театре драмы, никак не могла выполнить эту роль. Тем более что ни вы, ни кто-либо еще из ответственных работников министерства не почтили это собрание своим присутствием. Поговорили и разошлись. И опять же вопрос – Вы лично как относитесь к тому, чтобы присвоить театральному училищу имя Венгера?

Вопрос директору училища Светлане Ивановне Домбровской я хочу задать более конкретно. А именно: почему коллектив училища не хочет, чтобы оно носило имя Виталия Венгера? Этот вопрос я уже однажды задавал, но Светлана Ивановна предпочла не отвечать, а расценить мой вопрос как личную обиду. Хотя, сколько ни думаю, никак не могу понять – чем же я её обидел? Тем более что она мне тут же сообщила, что Мастер подарил ей книгу с дарственной надписью «милой Светочке». Это у меня сомнений не вызывает – Виталий Константинович был вежливым человеком. Но тогда вопрос тем более остаётся – почему «милая Светочка» так упорствует, хотя проблема решается просто? Должна же быть какая-то причина. Речь идёт о памяти большого актёра, и логичнее всего, а также проще и надёжней сохранить её именно в училище, с которым Мастера так многое связывает. К тому же его незримое присутствие в виде уроков его памяти, его книг как живого наследия многое может дать будущим мастерам сцены.

И последний вопрос заслуженному артисту РФ Александру Булдакову. Александр Анатольевич, почему именно Вы так яростно сопротивляетесь тому, чтобы память о Вашем старшем товарище поселилась в училище? Думаю, Вы не забыли, что, когда я предложил подписать открытое письмо губернатору, вы отказались, приведя аргумент, который своей нелепостью поставил меня в тупик: «А ты мне назови хотя бы один спектакль, который Венгер поставил в училище как режиссёр». Я опешил – ведь это как раз то, что входило в его служебные обязанности. Неужели и того, что он сделал для театрального Иркутска и для училища, недостаточно, чтобы память о нём сохранилась? А когда я перечитал книги Венгера, то обнаружил, что это утверждение является неправдой, возможно, нечаянной. Оказывается, Венгер поставил в училище как минимум три спектакля: кроме «Приключения маленького Билла», ещё и водевиль Шаховского «Два учителя» и трагедию Льва Толстого «Власть тьмы». Что вы на это скажете, Александр Анатольевич?

Я бы, конечно, спросил ещё и директора театра имени Охлопкова Анатолия Андреевича Стрельцова, почему он так резко отказался поддерживать идею с присвоением училищу имени Венгера и выдвинул как альтернативный проект назвать именем мастера Дом актёра с реконструкцией его и установкой в сквере памятника. Проект престижный и дорогой, но он за это время не сдвинулся с места. Дай бог ему осуществиться. А спросил бы я вот о чём – почему этот проект альтернативный? Ведь проект с именем училища вполне может осуществляться параллельно, те более что он практически ничего не стоит, а пользы принесёт значительно больше, ведь речь идёт о воспитании на примере жизни большого мастера новых поколений актёров.

Впрочем, думаю, на этот вопрос я ответа не получу. Впрочем, как и на все остальные…