Депутаты запросили документы об испытаниях технологии по утилизации отходов БЦБК

Сергей Сокол и Александр Якубовский задали вопросы «Росприродназору» и Минприроды

18.09.2019 в 07:39, просмотров: 1038

На вновь поднявшейся волне обсуждений вокруг утилизации отходов БЦБК депутаты Законодательного собрания Иркутской области и депутаты Госдумы от Иркутской области решили выяснить, действительно ли частная фирма, которую губернатор Иркутской области Сергей Левченко прочит на место исполнителя многомиллиардного контракта, обладает возможностями для выполнения сложнейших работ огромного объема.

Депутаты запросили документы об испытаниях технологии по утилизации отходов БЦБК

«Росгеологию» слили ради частника

Название частной компании «ГазЭнергоСтрой» замаячило на горизонте летом этого года, когда губернатор Левченко начал намекать на то, что надо бы сменить подрядчика на площадке утилизации отходов БЦБК. Намекнул несколько раз – в том числе и на сессии Законодательного собрания. А затем и вовсе заговорил об этом открыто и даже написал письмо президенту Владимиру Путину, где открытым текстом заявил, что Минприроды РФ уже рассматривает компанию Сергея Чернина – тот самый «ГазЭнергоСтрой» – как возможного подрядчика для отработки большого и экологически важного контракта. И, не смущаясь, предложил президенту откорректировать положение об исполнителе этого государственного заказа. Сергею Левченко не очень хотелось сотрудничать с государственной компанией, он, как мы по опыту знаем, предпочитает иметь дело с крупным частником (как в случае с иркутским аэропортом, который так и не модернизировали).

С государственной корпорацией «Росгеология», которая поначалу была назначена исполнителем госзаказа, у правительства области – заказчика – не заладилось сразу после того, как начались проблемы с общественным мнением. Экологическая общественность высказалась категорически против транспортировки отходов из Байкальска и потребовала публично обозначить технологию, по которой будет проводиться утилизация отходов. «Росгеология» услышала глас общественности, а также иркутских ученых и пошла на контакт. Была разработана система для привлечения сил (из научного и бизнес-сообществ), которым было что предложить. Начали собирать тех, у кого были идеи, специально для регистрации идей и методов создали интернет-ресурс. Вот-вот должны были начаться полевые испытания для выявления оптимальных способов борьбы с отходами комбината. «Росгеология», подводя уже к полевым испытаниям и промышленным работам на картах-накопителях, сформулировала список самого необходимого – из того, что должно было предоставить областное правительство, исходя из обязанностей заказчика.

Однако, в отличие от «Росгео», правительство области не пошло на диалог ни с общественностью, игнорируя даже крупные слушания по этому вопросу, ни со своим же подрядчиком. Уйдя в глухую несознанку, оно даже с депутатами Заксобрания этот вопрос обсуждать не особо хотело: в феврале на совещании по БЦБК в Байкальске спикер ЗС Сергей Сокол был вынужден сделать печальный вывод о том, что непонятно даже, кто в правительстве региона за утилизацию отходов БЦБК головой отвечает…

В итоге, в ходе подковерной борьбы и каких-то сложных интриг на самом верху, в Москве (отголоски которых то и дело доносились до иркутской общественности и СМИ), «Росгеология» вынуждена была работу приостановить. Сотрудники компании покинули город. Правда, теперь губернатор заявляет о том, что расстались они с подрядчиком по-дружески: «Новое руководство «Росгеологии» говорит о том, что для них это неспецифичная работа, поэтому они готовы отдать подряд другой компании». Но в это, конечно, слабо верится.

Потом все страшно удивились, когда Сергей Левченко объявил, что отходы подрядчик будет сжигать, утилизировать методом пиролиза. Такое неординарное заявление напрягло, пожалуй, всех – и жителей Байкальска, и ученых, и экологов-общественников, и депутатов. Ведь речь идет о Байкальской природной территории, где не то что сжигать миллионы тонн ядовитых отходов, а и мусор бытовой в малых количествах сжигать нельзя. Правда, 28 августа Сергей Левченко «дал поправку на ветер», заявив, что это не в прямом смысле сжигание, а «доведение до высокой температуры, в результате чего образуется нейтральное вещество, которое безопасно для Байкала и которое можно даже не вывозить». Но мало ли кто что скажет. Где доказательства?

Где документы на освоение миллиардов?

Доказательств никаких нет. В Иркутской области, во всяком случае, о таковых не знают. Поэтому еще более странным показалось заявление губернатора о том, что корпорация Сергея Чернина «ГазЭнергоСтрой» представила в Москве на заседании Совета министров некие «результаты испытаний технологии по ликвидации накопленного ущерба БЦБК и положительное заключение государственной экологической экспертизы». Корпорация не заявлялась в «Росгео», чтобы опробовать технологию на месте, никаких документов об этих испытаниях в Иркутске не видели. Во всяком случае, депутаты Заксобрания точно не видели их. У всех появилось совокупное ощущение какого-то обмана.

Вот тогда–то депутаты и вступили в свой решительный бой. Спикер Сергей Сокол обратился к главе Росприроднадзора Светлане Родионовой. Глава этой федеральной структуры – экологический тяжеловес, который может дать характеристику того, что происходит в горячей экологической точке, и уже тем самым повлиять на ход событий. Так было в Усолье-Сибирском, куда Родионова недавно приезжала, чтобы ознакомиться с ситуацией на бывшей территории «Усольехимпрома». «С «Усольехимпромом» мы можем получить второй Чернобыль», – заявила тогда чиновница и оценила программу по ликвидации бывшего завода в 2 миллиарда рублей. Проблема прозвучала широко, на всю страну, и теперь, хочешь не хочешь, правительству региона придется пошевеливаться.

Сокол сообщил Родионовой о том, что Законодательное собрание в отношении БЦБК держит руку на пульсе. При комитете по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания создана рабочая группа «для выработки правового решения с целью обеспечения синхронизированного комплекса всех необходимых мероприятий, направленных на ликвидацию последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината».

Однако пульс слишком перебивчивый, а после того, как губернатор заявил о смене подрядчика, и вовсе стал нитевидным – «Росгеология» капитулировала со шлам-лигниновых полей, все работы прекращены. Таким образом, снова колом встал вопрос об оптимальной технологии, которая будет применяться на БЦБК. Именно поэтому Сергей Сокол и попросил Светлану Родионову «для продолжения открытого общественного обсуждения указанной важнейшей государственной проблемы на площадке Законодательного собрания, в том числе с привлечением исполнительных органов государственной власти, институтов гражданского общества, представителей научных кругов… направить в адрес Законодательного собрания заключение государственной экологической экспертизы (приказ Росприроднадзора от 31 марта 2017 года № 168) на технологию и оборудование, которые ООО «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии» планирует применить в рамках рекультивации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината».

Для того чтобы подтвердить объективность своего запроса, Сергей Сокол сослался на письмо губернатора президенту: «На наличие упомянутого положительного заключения указано в письме губернатора Иркутской области Левченко С. Г. в адрес президента Российской Федерации Путина В. В. от 8 августа 2019 года № 02-08-4208/19».

Ровно о том же, кстати, попросил депутат Госдумы от Иркутской области Александр Якубовский министра природных ресурсов РФ Дмитрия Кобылкина. Очевидно, что и он, как и его коллеги – депутаты из областного ЗС, не смог обнаружить этих важных для Иркутской области документов в открытом доступе. То ли бумаги засекречены, то ли их вообще не существует…

Об этом, кстати, может, в шутку, а может, и всерьез написал экологический телеграм-канал «Зеленый змий»: «Как выясняется, чиновники Иркутской области не могут найти пакет документов, на основе которых губернатор Левченко написал письмо президенту России».

Так есть документы или нет? В отсутствие хоть каких-то конкретных расчетов и документов, председатель Байкальского центра гражданских экспертиз Юрий Фалейчик тут же посчитал объем работ и ожидаемые расходы, пользуясь средними цифрами – расходы на утилизацию оказались заоблачными. В конце августа губернатор заявлял, что стоимость «в рамках суммы, которая заложена в программу «Охрана озера Байкал» до 2020 года». «Пока разговора о том, что технология будет дороже, никем не ведется», – но возможно, что только пока. Впрочем, губернатор уже немножко проговорился, заявив, что программу утилизации «придется продлять, поскольку не был учтен демонтаж промплощадки комбината», и это будет стоить более 4 млрд рублей. Собирался ли «ГазЭнергоСтрой» осваивать и эти деньги? Все это остается во мраке неизвестности. Сам губернатор, который уже и президенту рассказал, что документы имеются, что-то не торопится предоставить их на суд общественности и коллегам в ЗС. Может, и правда, потерял?..

Таким образом, проведя четыре года в поисках подрядчика «по душе», губернатор и его команда не решили острой экологической проблемы Байкала – рекультивации отходов БЦБК в условиях отсутствия селезащиты озера и людей, живущих на его берегах. Упущены время, финансовые возможности. Инфляция ежегодно подтачивает «цену вопроса». А главное – возможная катастрофа, которая давно и прочно нависла над Байкалом, всякий раз при сильных и продолжительных ливнях заставляет всех неравнодушных с содроганием следить за уровнем осадков и надеяться, что и на этот раз пронесет. А вдруг нет?!