Пятые с конца: нигде не лечат «оптимизированней», чем в Иркутской области

Региональный минздрав снова машет победными флагами

09.09.2019 в 08:28, просмотров: 7685

Министерство здравоохранения Иркутской области в последнее время полюбило публикации в стиле «Наш ответ Чемберлену!». «Чемберлен» – это журналисты, которые в своих статьях рассказывают о реальном положении дел в здравоохранении, опираясь на общедоступные цифры и мнения.

Пятые с конца: нигде не лечат «оптимизированней», чем в Иркутской области

Страница министерства в соцсети Facebook ежедневно пополняется разного рода «ответками» на публикации в информационных лентах. Кроме того, министерство подает в суд на местные издания, пытаясь отстоять то, что они называют деловой репутацией министерства, словно это какая-то бизнес-структура, а не подразделение областной администрации, живущей на деньги налогоплательщиков. Министр Олег Ярошенко и его обидчивое министерство тратят наши с вами деньги на судебные процессы, которые обходятся бюджету в немаленькую сумму. Впрочем, тенденция не удивительна, у министра есть наглядный и вышестоящий пример – его непосредственный начальник, губернатор Сергей Левченко, который время от времени обещает засудить СМИ. Между тем уровень абсурда зашкаливает…

Скандал вокруг зарплаты

23 августа практически все СМИ Приангарья разместили новость о том, что зарплата министра здравоохранения в десять раз превышает зарплату медиков и составляет 300 тысяч рублей. А средняя зарплата врачей в отчетах минздрава к тому же сильно отличается от реальной зарплаты, которую на руки получают обычные врачи.

Эту информацию привел директор НПЦ «Госучет» Роман Ерженин. Для своего доклада Ерженин использовал открытые данные, которыми могут воспользоваться все желающие.

Однако министр Ярошенко счел, что эти данные совершенно неверны. И особенную неверность данным, по мнению авторов «ответа минздрава», опубликованного в соцсетях, придали присутствующие на встрече «бывший пресс-секретарь Иркутской областной клинической больницы и медсанчасти ИАПО Ирина Штерман, Галина Солонина, известная своими провокационными системными атаками и неприязнью к врачам, фельдшер из Ангарской городской больницы скорой медицинской помощи, находящаяся в настоящее время в декретном отпуске», а также представители ряда СМИ, с которыми у министерства в целом и у Олега Ярошенко в частности существует непонимание.

Приведем цитаты из ответного опуса минздрава. Пусть читающие нас врачи тоже порадуются, как у них все лучезарно и хорошо – по-минздравовски.

«Средняя зарплата у врачей за 7 мес. 2019 года составила 78660 рублей, у среднего медицинского персонала (СМП) – 39196 рублей». (Тут, подозреваем, все врачи региона недоуменно посмотрели в свои расчетные листы, получаемые в бухгалтерии…)

«На сегодняшний день средняя заработная плата врача Аларской районной больницы за 7 мес. 2019 года составила 76089,20 рублей, за этот же период зарплата СМП и ММП составила 33546,70 рублей, в среднем зарплата по учреждению с учетом немедицинского персонала – 35417,50 рублей». (Врачи и медперсонал, все, что вы видите в бухгалтерских документах, которые подписываете – это не более чем иллюзия…)

«По официальным данным, в Ангарской городской БСМП зарплата не снижалась. Так, в текущем году заработная плата составляет за май для врачей 78455 рублей, за июнь – 77944 рубля, за июль – 78074 рубля, для СМП соответственно 36213 рублей, 41211 рублей, 41038 рублей. В связи с тем, что июнь-июль являются периодом массовых отпусков во всех медицинских организациях Российской Федерации, у отдельных работников стимулирующие выплаты действительно ниже из-за необходимости выплаты отпускных, но все же эта сумма составляет не 10 тыс. рублей». (И вы, ангарские «скоропомощники», выбрасывайте свои недостоверные расчетки...)

«Что касается заработной платы министра здравоохранения Иркутской области Олега Ярошенко, то следует отметить, что министр является лицом, замещающим областную государственную должность. В соответствии с Законом Иркутской области от 13.12. 2010 г. № 125-ОЗ «О государственных должностях Иркутской области» оплата труда лиц, замещающих областную государственную должность, состоит из должностного оклада, ежемесячной надбавки к должностному окладу за выслугу лет, надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, ежемесячного денежного поощрения, которое определяется губернатором Иркутской области, районного и северного коэффициентов. Кстати, министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко имеет 23,5 года выслуги в Вооруженных Силах Российской Федерации и получает военную пенсию полковника, которая относится к иным источникам доходов и входит в декларацию о доходах». (Понятно? Министр – госслужащий, врачи – бюджетники, и не заработали себе на зарплату…)

Почетное 81-е место

Далее минздрав долго рассказывает о растущих ассигнованиях на ремонт больниц и поликлиник, открытии «новых инновационных отделений: гемодиализных, сердечно-сосудистых, паллиативных, психиатрических, а также травмоцентров, амбулаторных онкологических кабинетов и кабинетов неотложной помощи». Тут уже могут начинать нервно потирать руки не только медики, но и пациенты, которые должны лечиться в этих «новых инновационных», однако лишены зачастую самого главного – медпомощи первого звена.

В 2017 году область, по сообщению министра здравоохранения РФ, находилась на предпоследнем месте в стране по доступности медицинской помощи. О проблемах в этом «первичном» звене говорил и президент на совещании с министрами, которое состоялось 20 августа 2019 года. «Вне зоны доступности первичного звена здравоохранения в прошлом, 2018 году еще находились 499 населенных пунктов численностью от ста до двух тысяч человек… Пациенты справедливо жалуются на плохие условия, очереди к врачам-специалистам и их нехватку. Медицинские работники в свою очередь недовольны уровнем заработной платы и высокой нагрузкой… Не менее остро стоит проблема материально-технической базы поликлиник и амбулаторий…» – это слова Владимира Путина, которые тут же подтвердила и профильный министр РФ Вероника Скворцова.

Но у нас в регионе, судя по отчетам местного минздрава, со здравоохранением все просто отлично. Возможно, так и есть – если бы не одно «но», которое сам минздрав указал в том самом «ответе», о котором говорилось выше. Вот цитата – прямая, из которой не было удалено ни одного слова – чтобы потом господин министр не писал нам гневного письма с требованием убрать из статьи порочащие его репутацию сведения:

«Ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением, человек с федеральным и мировым именем Гузель Улумбекова выложила пост на своей странице в ФБ в сентябре 2018 года (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=328151401330154&id=100024058890633), где сообщает, что согласно данным официальной статистики за 2015 и 2016 годы, Иркутская область находится на 83-м месте в общем рейтинге эффективности здравоохранения субъектов Российской Федерации. Результаты рейтинга во многом зависят от эффективности управления системой здравоохранения за предшествующий период, поскольку система охраны здоровья весьма инерционна. 24 августа 2019 года Гузель Улумбекова опубликовала еще один пост с информацией об иркутском здравоохранении (https://www.facebook.com/100024058890633/posts/527979378014021?s=100014967965206&sfns=mo), где отмечает, что впервые Иркутская область показала серьезную положительную динамику – по итогам 2017 года с 83-й позиции в 2015 и в 2016 гг. она поднялась на 2 позиции вверх (до 81). В 2018 г. Иркутская область по предварительным данным поднялась еще на 2-3 позиции вверх».

И мы добавим только одно уточнение. В Российской Федерации всего 85 регионов.

У нас оптимизация, рожаем где придется

Похоже, что министерство здравоохранения существует в некой параллельной реальности. Что же делать пациентам и врачам, которые ходят мимо своих облупленных стен и эксплуатируют дышащее на ладан оборудование? Что же делать роженицам, которых вынуждены везти за сто километров на роды, потому что министерство «оптимизировало» роддома в районах? Едут роженицы на районных «пазиках» по ухабистой дороге, рожают на светофорах (как случилось с женщиной из Саянска, о которой нам рассказали наши читатели), попадают в аварии, теряют детей (как произошло с роженицей из Качуга, которую пьяный водитель вез в Усть-Орду, в ближайший роддом). Что делать пациенту поликлиники, который неделями ждет приема, а потом лишается здоровья (как случилось с женщиной из Усть-Илимска, которой пришлось в итоге отнять ногу. Суд присудил ей компенсацию в сто тысяч. Новую ногу, понятно, не присудишь).

Что же им всем делать? А больше читайте отчеты минздрава Иркутской области, господа. Может быть, и вы окунетесь в мир медицинской безмятежности, в котором существуют министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко и его подчиненные при покровительстве губернатора Левченко.

В том, что губернатор Левченко поддерживает политику министерства, направленную на составление красочных отчетов, вряд ли можно усомниться. В июне 2017 года Сергей Левченко сообщил: «Согласно социологическим исследованиям, в регионе показана низкая удовлетворенность населения медицинской помощью… Низкая удовлетворенность населения — это не результат 2016 года, это гораздо более застарелая проблема, и мы прикладываем максимум усилий для ее решения». Через полтора года губернатор и министр, выступая на форуме в Сочи, докладывали уже об успехах иркутского здравоохранения. Вот цитата из выступления Ярошенко: «Правительство региона особое внимание уделяет вопросам здравоохранения: это укрепление материально-технической базы ЛПУ – ежегодно около 1,5 млрд рублей, закупки медоборудования – 250-300 млн рублей в год, привлечение медицинских кадров в больницы и поликлиники. Количество целевиков в ИГМУ по итогам ноябрьской встречи министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой и губернатора Сергея Левченко увеличится с 89 в 2018 году до 180 к 2021 году…» – ну и так далее.

При этом, конечно, ни слова о том, что удовлетворенность населения остается невысокой – свидетельство этому не только жалобы, которые получает редакция, не только обращения организаций инвалидов, которые борются за право на медпомощь. К этому прибавилась еще и неудовлетворенность врачей, которые видят, как на их глазах гибнут целые больницы. Мы уже рассказывали о претензиях медперсонала Иркутской городской больницы № 1 к тому, что медучреждение приходит в упадок после того, как минздрав взял курс на тотальную экономию и сменил главврача. Главврачом назначили депутата ЗС от фракции КПРФ. (А кто у нас в регионе руководит КПРФ? Правильно, губернатор Левченко). «Мы не хотим, чтобы господа из «ниоткуда» пришли в наш дом и все разрушили», – написали в письме в СМИ работники больницы.

Рассказывали мы также и об инициативе медперсонала Иркутской больницы № 3, который пытается защитить уволенного по статье доктора Бориса Ивлева, травматолога, заслужившего своим трудом уважение и благодарность иркутян. К нам в редакцию, кстати, неоднократно поступали звонки от его бывших пациентов, которые стыдили региональный минздрав, разбрасывающийся ценными кадрами. Также есть инсайдерская информация о том, что на защитников Ивлева начались гонения.

Цифры не врут

Кстати, о цифрах, которые так любит минздрав. В ноябре 2018 года уполномоченный по правам человека в Приангарье обнародовал информацию, что в бюджете Иркутской области на 2019 год более чем на миллиард сокращены расходы на здравоохранение – при том, что в официальных отчетах говорилось об их увеличении по сравнению с первоначально принятым бюджетом на 2018 год. Главврачи тогда промолчали. Зато свое недоумение высказали депутаты, к примеру, председатель комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству ЗС Наталья Дикусарова.

А еще через месяц, в декабре 2018 года, на сессии Законодательного собрания Иркутской области министр Ярошенко категорически отказался от миллиарда рублей, который ему предлагали депутаты: деньги можно было потратить на ремонт зданий, на медикаменты, технику, на приобретение тест-систем для диагностики и мониторинга лечения ВИЧ-инфекции и гепатитов В и С. Министр яростно сопротивлялся увеличению бюджета на медицину и даже обвинил депутатов в некомпетентности, сообщив, что в Иркутской области и так все хорошо.

Журналисты тогда заметили, что и представители фракции КПРФ (обком которой, напоминаем, возглавляет губернатор Сергей Левченко) тоже возражали против увеличения бюджета. Так что вполне можно говорить о том, что и губернатор, и министр заодно в деле «оптимизации» регионального здравоохранения. Входит ли в понятие «оптимизации» улучшение регионального здравоохранения, как того требует президент, как того ожидают жители региона? Похоже, что не входит. Так что успокойтесь и рожайте на светофорах.