Бориса Ивлева уволили за то, что он не согласился с ситуацией в региональной медицине

Чем не угодил травматолог Ивлев главврачу и минздраву региона?

21.08.2019 в 10:29, просмотров: 11202

До недавней поры доктор Борис Ивлев, весьма известный в Иркутске и за его пределами врач-травматолог, получал лишь положительные отзывы о своей работе – от благодарных пациентов и от коллег, которые пользовались его инновационными разработками. И вдруг заведующего отделением 3-й Кировской больницы увольняют с позором.

Бориса Ивлева уволили за то, что он не согласился с ситуацией в региональной медицине

Почти три десятилетия он спасал пациентов, за которых не брались другие врачи, а теперь – «волчий билет». Причиной, как считает врач, стало то, что он не захотел соглашаться с новыми порядками, которые установили в больнице. С тем самым «подходом» административной верхушки к работе, к врачам и пациентам, который коллеги Ивлева, бросившиеся на его защиту, называют порочным.

Дискриминация профессионала

Профессиональная биография Бориса Ивлева, выпускника Иркутского медицинского института, богата на события, хотя почти всю жизнь он работает на одном месте – в 3-й Кировской, а это 28 лет с перерывом в два года. Отделением заведует с 2013 года. Сколько пациентов прошло через доктора Ивлева, не знает даже он сам.

– В месяц у меня через отделение проходит 100-120 человек, примерно 1300 человек в год, плюс на базе отделения было развернуто 15 коек сочетанной травмы – это пациенты с аварий, прыгающие из окон «парашютисты». Травматизм – волнообразное явление, бывает, и по 20 человек в сутки госпитализируют, а бывает, что и пять человек в день. За 30 лет я закономерность так и не вычислил, – добавляет Ивлев. И говорит, что 90% случаев в отделении оперируются, смертность минимальная.

В этом есть «творческая» заслуга самого Ивлева. Он не только лечит пациентов, но и изобретает новые методы, совершенствует технологии операций. За время работы в травматологии он написал 38 печатных работ и получил 4 патента на изобретения, удостоен губернаторской премии за рационализаторство и изобретения. Аналогов у его изобретений нет ни в России, ни в мире. Благодаря его аппаратам, которые собирали мастера на иркутском авиазаводе, операции можно делать с минимальными разрезами, а восстановление происходит в несколько раз быстрее.

– Хотелось уменьшить риски для больного. Начал придумывать свои аппараты, чтобы легче и лучше делать операции. Во всем мире на тазовую область делают открытые операции с большими разрезами и кровопотерями до 5 литров, а я людей собирал с аппаратом внешней фиксации, который сам изобрел. На ключицу сделал аппарат: делаешь 4 дырочки, вкручиваешь стержни, собираешь перелом, а через месяц-полтора снимаешь, и человек здоров. В мире и России таких удобных аппаратов нет.

В общем, о его заслугах можно много говорить – в том числе устами пациентов. Именно пациенты, которые имеют отношение к СМИ, впервые озвучили проблему: Ивлева хотят убрать из больницы. Еще в защиту доктора выступил коллектив родной ИГКБ N3, обратившись с письмом к губернатору Левченко. «По нашему глубокому убеждению, Бориса Ивлева подвергают несправедливой дискриминации», – сообщили сотрудники и попросили разобраться.

Фото из открытых источников.

Губернатор на острый вопрос врачей промолчал. «Руководство плотно озабочено выживанием Ивлева Б. В. из лечебного учреждения». Уже, надо сказать, выжили. При молчаливом, надо сказать, согласии губернатора.

Перфоратор вам в ребро

«Около двух лет назад в одном из региональных печатных изданий вышла популистская и лживая статья, очерняющая врачей. Они, в том числе и Борис Ивлев, потребовали опровержения публикации. А главный врач нашего лечебного учреждения Кузнецов А. И. на фоне этого скандала начал проявлять к Ивлеву Б. В. как к заведующему травматологическим отделением №1 повышенный интерес…» – так описали сотрудники больницы зачин происходящего. Они выложили свою петицию в Интернет, на ресурс Change.org, не дождавшись от губернатора Левченко никаких действий.

Сам доктор считает, что причина в его несогласии с порядками в больнице. Вероятно, порядки – результат той глобальной оптимизации, которую затеял министр здравоохранения Олег Ярошенко, и того курса, который под его руководством и при молчаливом одобрении губернатора «исповедуют» теперь больницы области – экономия в первую очередь, а про пациентов подумаем потом. Во всяком случае, именно такое впечатление складывается после рассказа самого доктора Бориса Ивлева.

– Администрация больницы обязанности и проблемы перекладывает на врачей отделений, а сама красивые отчеты рисует. Врачам всегда достаются все шишки. А я считаю, что это неправильно. Сами судите. Вот вам вопиющий пример по закупке лекарств. Можно купить для больных хорошие лекарства, а можно закупить то, что тебе указали, например, закупили в больницу одно лекарство –начались проблемы. При рекомендованной дозе у пациента начинаются кровотечения: желудочные, из мочевого пузыря, почек – и на операции. Уменьшаешь дозу – начинаются тромбозы, а если тромб отрывается, начинается тромбоэмболия, это летальный исход. В год у меня в отделении умирало 11-13 пациентов, в этом году за полгода умерло уже 13 человек. К концу года смертность вырастет в два раза. Та же картина с препаратами для профилактики и лечения жировой эмболии, улучшения микроциркуляции и другими. А мы ведь лечим стариков с массой сопутствующих болезней…

Еще один вопиющий пример от Бориса Ивлева: в больнице нечем (!) делать операции. Администрация, говорит он, вставляет палки в колеса и не дает врачам нормально работать. Предлагают, например, сверлить кости пациентам… строительными перфораторами.

– Закупки по контрактам доходят до абсурда. По контракту покупают, например, пластины для операций, но не покупают винтики. Покупают штифты для остеосинтеза, но не покупают наборы инструментов, чтобы его выполнить. Мы просили купить операционные дрели, нам купили строительные перфораторы. С отвертками такая же история – покупают не операционные, а бытовые разборные, с одной стороны крест, с другой – жало. Про высокие технологии я вообще не говорю…

Методики, отработанные годами, порушены, констатирует Ивлев. К этому можно добавить, что врачей ставят в такие рабочие рамки (в том числе добавив им бумажной волокиты), что они валятся с ног, а свои семьи не видят по нескольку дней.

– У меня врачи по 6 часов в операционной стоят. Кроме того, им нужно посмотреть больных, сделать перевязки, с родственниками переговорить, написать выписки и истории заполнить. Каждый день врачи работают в отделении до 8-9 часов!

На этом фоне катастрофической занятости преступным кажется уменьшение числа младшего медперсонала, санитарок.

– Раньше у меня было 27 санитарок, а в прошлом году срезали в 3 раза. Сейчас всего 7 санитарок на 60 лежачих больных.

…Впрочем, во всех региональных больницах ситуация аналогичная – все и во всех направлениях происходит в режиме какой-то истерической экономии. Медперсоналу и врачам пытаются снимать надбавки. Сам Ивлев говорит о том, что последние полтора года стимулирующих надбавок практически не получал, постоянно находится повод для лишения.

Друзья министра здравоохранения

На первый взгляд обывателю непонятно, почему же уволили заведующего Ивлева. Никакой карьерной гонки в отделении нет, после увольнения никто не хотел идти на должность заведующего, коллектив начал распадаться.

Но если иметь в виду, что Ивлев пытался спорить с новыми правилами лечения больных и существования больницы, то все становится на свои места. Ведь все прекрасно знают о реорганизации медицинских учреждений в области, которую затеял Олег Ярошенко. Фокусы управления приводят к тому, что региональное здравоохранение «сворачивается», лучшие кадры покидают больницы по тем или иным причинам. А больные со всей области в итоге вынуждены ездить в Иркутск, вместо того, чтобы лечиться на местах. Но и в Иркутске становится все хуже. ИГКБ N3 не исключение.

– Предыдущий начмед (начальник по медицинской части) вытащила больницу из ямы. Она защищала врачей, доказывая, что главврач ведет себя неправильно. Ее выжили, предложили рабочее место «на табурете» у кабинета главного врача. А главврач, который уже десять лет при своем кресле, в последние пять лет уже даже не заходит в отделения. Сидит в кабинете и смотрит информацию с камер видеонаблюдения, которые по больнице расставлены, – характеризует Ивлев работу начальства. Он не исключает, что главврач учился или служил с нынешним министром Ярошенко. Ведь он работал в армии и дослужился до подполковника «леча мозоли и простуды».

Но кем бы ни приходился главврач министру, мириться с позицией руководства, предлагающего врачам отсиживаться «на табуреточке», Ивлев не смог, не стал.

– Я как лечащий врач по закону несу единоличную уголовную ответственность за здоровье пациента. Ни главный врач, ни министр, ни тем более страховая компания ответственности не несут. И при такой ответственности врачи оказываются заложниками системы. Если ты честно написал в процедурном листе, что в больнице нет нужного лекарства, то ответственность переходит на главврача, а страховая, проверяя процедурный лист и видя там букву «Н», снимает с с главврача деньги. Это, конечно, вызывает его гнев, в итоге достается лечащему врачу. Но ведь виноват не врач, а администрация, которая не закупила лекарства. Если же врач не укажет в листе правдивую информацию, то ему самому грозит уголовная ответственность…

Спрашиваем, а как же уголовная ответственность для тех, кто необходимого лекарства не закупил, поставил под угрозу жизнь пациента? Отвечает: если приходят проверки, то пишется новый приказ в течение 10 минут, нужные люди ставят подписи, и лекарства, которых не было в больнице, внезапно появляются – правда, только на бумаге.

– На бумаге всегда и все лекарства есть в наличии.

Люди типа Ивлева всегда мешают «экономии» и «оптимизации», которые происходят за счет других, в нашем случае – за счет пациентов. За счет нас с вами. Такие доктора всегда на стороне пациентов. И не опасаются заработать себе врагов. Никто из врачей больницы, наверное, не удивился, когда 10 июля 2019 года делегированная главврачом комиссия во главе с заместителем по лечебной работе (а по совместительству – больничным фармакологом) буквально ворвалась в рабочий кабинет Ивлева, чтобы сообщить, что он уволен по статье за неоднократные дисциплинарные проступки. Этот заместитель написал на Ивлева 5 взысканий, который врач вынужден оспаривать через суд.

– Этот фармаколог полгода рассматривал мое заявление на лекарства. После его прихода в больницу в реанимации убрали нормальное энтеральное питание (изготовленное заводским способом) и начали делать болтушки в условиях пищеблока. Якобы в целях экономии средств. Но тяжелые пациенты должны получать специальное дополнительное питание, определенное количество калорий в легкоусвояемом виде, чтобы у них были силы для выздоровления. Болтушками этого не сделаешь, а если и получится, то себестоимость такой болтушки окажется выше, чем у готовых. После чего больница закупает такое питание – но уже у другой фирмы-производителя.

…Кстати, ничего не напоминает? Закупки лекарств и сопутствующих товаров у фирм, с которыми есть договоренность – одна из самых больших проблем в медицине. Вместо нужного покупается ненужное, вместо хорошего – похуже, главное чтобы цена устраивала и была обоюдная заинтересованность. Напомним, что министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко занимался поставками лекарств для армии. Сообщим, исключительно для справки, что и супруга фармаколога 3-й Кировской работает в сфере фармакологии в одной из крупнейших больниц области.

Сегодня Ивлев – уже бывший завотделением 3-й Кировской.

– Я уволен по статье, а это "волчий билет". В больнице на комиссии по этике меня несколько минут отчитывали как школьника. При этом не было ни одного врача лечебной практики – одни экономисты, бухгалтеры и ГОшники.

Его, правда, уже зовут в другие больницы. Но он намерен остаться в своем коллективе.

– Иначе его уничтожат вконец, а с ним – и дело всей моей жизни.

Известно, что сегодня началась травля тех, кто подписал письмо губернатору Левченко. В этом письме есть такие слова, которые относятся не только к Ивлеву, они относятся ко всем врачам, ко всей региональной медицине: «С болью наблюдаем, как многие наши коллеги-клиницисты разочаровываются в бюджетной медицине, уходят в частные клиники, беспринципно замалчивают проблемы, идут на уступки страховых компаний — не спорят с экспертами и прочее… Но ведь такой подход к работе, к сотрудникам, подход «административной надстройки» к врачам-клиницистам порочен… Просим Вашего глубочайшего понимания и возможного содействия в восстановлении здорового рабочего климата в ОГБУЗ «ИКГБ № 3» и в возвращении в коллектив Ивлева Бориса Викторовича». Губернатор, как водится, молчит. Петиция в защиту доктора тем временем набрала около двух с половиной тысяч подписей. И мы уверены, что среди подписавшихся достаточно врачей. И наверняка им тоже, как и всем жителям области, хочется задать более общий, более глобальный вопрос, который на фоне частной ситуации с Борисом Ивлевым звучит очень актуально: что же дальше будет с  медициной в регионе? Куда приведёт – а точнее, куда сведет – нас эта команда областной власти? Куда сведет, вот в чем вопрос…