Зона опережающего бедствия: иркутский губернатор получил «неуд» за Усолье

Будущее отравленного города теперь в руках федералов

18.07.2019 в 09:50, просмотров: 6038

О том, что представляет собой площадка «Усольехимпрома», было известно уже лет тридцать назад – зона экологического бедствия на 24 квадратных километрах в северо-западной части Усолья-Сибирского. Сегодня на ее ликвидацию потребуется около двух миллиардов рублей.

Зона опережающего бедствия: иркутский губернатор получил «неуд» за Усолье
Фото: usgg.ru

Такой порядок цен привела Светлана Радионова, глава Ростехнадзора, службы по экологическому, технологическому и атомному надзору. С 2010 года региональные власти пытаются утвердить документацию, которая позволит что-нибудь сделать с этими отходами. Но, очевидно, не слишком активно пытаются. Администрация Сергея Левченко вместо того, чтобы с самого начала признать проблему ядовитой площадки, которая буквально травит жителей Усолья-Сибирского и в любой момент может стать причиной масштабной экологической катастрофы, в публичном поле рекламировала успехи так называемого ТОСЭРа – территории опережающего развития в Усолье. Опережающее развитие должно было развернуться как раз на этой самой территории и вблизи нее. Зона экологического бедствия с легкой руки губернатора стала территорией опережающего развития.

Фото: babr.ru

Сигнал SOS

«Усольехимпром» и «Усолье-Сибирский силикон», которые сегодня проходят процедуру банкротства, оставили много ядовитых отходов. И это не только ртуть. Конечно, нынешнее правительство области получило отходы в наследство от администрации прежней, а она – от предыдущей. Опасность площадки для экологии была ясна давно, а при нынешней власти она проявила себя как нельзя ярче. Расхитители оставшегося от химиков имущества, любители жечь костры вблизи химреактивов несколько раз едва не спровоцировали локальную экологическую катастрофу.

Но начав развивать в Усолье ТОСЭР, нынешние региональные власти больше не вспоминали об этой опасности. Хотя первый резидент ТОСЭР, фирма «Смарт-синтез», производящая антисептики, расположилась на внушительной площадке между городом и той самой территорией «Усольехимпрома». А якорный резидент под кодовым названием «Кластер ХИМПРОМ Усолье» должен был зайти прямо на эту опасную территорию. Но зашли туда только те, кто искал на заброшенной территории поживы.

Усольцы подали громкий сигнал SOS только в этом году, когда количество пожаров на территории зашкалило, поплыли белые ядовитые облака, а граждане потащили с уже разграбленной площадки последнее – баллоны из-под ртути (и с ртутью). Сигнал услышали депутаты Законодательного собрания Иркутской области и буквально заставили правительство региона нанять охранников, чтобы пока хотя бы воспрепятствовать пожарам и грабежам.

Фото: urban3p.com

Давайте посмотрим правде в глаза: халатное игнорирование угрозы в Усолье может привести к экологической катастрофе глобального масштаба, и ее последствия могут быть куда страшнее последствий паводка. Тем более что подобная катастрофа – не явная, она невидима. И это не страшные сказки, а возможная реальность. За последние шесть лет с территории был вывезен весь металл, который можно было собрать и продать. Теперь мародеры пытаются добраться до подземных коммуникаций, попасть на закрытые объекты, которые особенно опасны. На территории предприятия находится несколько десятков цистерн с ядохимикатами и около тысячи заводских баллонов с остатками ртути. Чем, например, нам грозит разгерметизация цистерн с хлористым водородом и ртутью? Тем, что ядовитые испарения могут накрыть не только Усолье и Усольский район, но и всю область, незаметно отравляя людей. Эти цистерны сегодня находятся в аварийных зданиях, которые в любой момент могут рухнуть – и тогда катастрофы не избежать. Испарения повлекут за собой ядовитые осадки, которые отравят почву. Кстати, усольская промплощадка, расположенная вблизи Ангары, уже давно вносит свой «вклад» в загрязнение окружающей среды: до 50% промысловых рыб Братского водохранилища в районе Усолья-Сибирского загрязнены ртутью. Это официальные данные, предоставленные еще в феврале этого года старшим научным сотрудником Института геохимии имени А. П. Виноградова СО РАН Михаилом Пастуховым. Рыба добывается и продается, попадает в рацион жителей области.

Депутаты бьют тревогу

На многие десятилетия территория области может быть заражена «химией», что приведет если не к вымиранию населения, то к еще большему увеличению заболеваемости. Захотят ли люди жить в таком регионе? Вряд ли.

Депутатам ЗС пришлось надавить на правительство после того, как, проинспектировав площадку, они впечатлились цифрами: предельно допустимые концентрации вредных веществ кое-где превышены в 100 раз, площадь, которая заражена – это примерно 800 гектаров, на которых находится 250 объектов. В этом году в Ангару попали нефтепродукты, произошла утечка хлористых химикатов. А 24 декабря 2018 года на проходной ООО «Усольехимпром» полицейские задержали грузовик с пятью сотнями баллонов, часть из которых содержали ртуть. Посчитали, что общая масса ртути в этой машине и на складе, откуда были взяты баллоны – 2000 кг.

Депутаты обращались с парламентским запросом к первому заму председателя правительства Левченко, требуя принять незамедлительные меры относительно промплощадки. Впрочем, отношение исполнительной власти оставалось прохладным. Высокопоставленные чинуши из правительства области не явились даже на выездное совещание в Усолье, отправив вместо себя представителей. Представители пытались оправдаться за все. Но их аргументы были разбиты депутатами и общественниками.

Позже, когда началось давление депутатского корпуса и СМИ, губернатор Левченко объявил ЧС. Допуск на территорию ограничили – через тернии, через отписки председателя правительства о невозможности финансирования охраны из резервного фонда.

Но ограничить допуск – это одно, а ликвидировать загрязнение – совсем другое. В декабре 2018 года губернатор сетовал, что проект ликвидации ртутного загрязнения был передан в Главгосэкспертизу, но «она нам пока не отвечает». Губернатор Левченко пообещал, что чиновники ищут выход «из противоречия», которое, судя по всему, состояло в том, что это заключение вообще надо было получить.

После волны публикаций в прессе, при повышенной активности депутатов регионального парламента, вопрос дошел до федеральной власти (которая, очевидно, уже была сыта по горло другой резонансной экологической проблемой в области – отходами БЦБК). И тогда-то министрам областного правительства пришлось пошевелиться, желали они того или нет. Правда, это шевеление только обострило ситуацию, а вовсе не разрешило противоречия.

Кого обманули?

Заявление губернаторской администрации о том, что Братск примет часть отходов из Усолья, вызвало бурную реакцию во втором по величине городе области. Мэр Братска выступил с категорическим протестом: в этом промышленном городе хватает своих отходов. На следующий день с заявлением выступила компания, которую прочили в утилизаторы: ее представители заявили, что никакого договора компания с правительством области на утилизацию отходов из Усолья-Сибирского не заключала. Выходит, что губернаторские чиновники попросту всех надули, прикрывая свой чиновничий зад от федеральной порки? А она не за горами.

Очевидно, что интерес федеральных властей к проблеме Усолья не будет исчерпан, пока дело не сдвинется с мертвой точки. Властям Приангарья, которые на экологию, судя по ничегонеделанию чиновников, чихать хотели, вероятно, будет отказано в кредите доверия. Особенно на фоне зависшего в космической пустоте проекта по утилизации отходов БЦБК и незаконных санитарных рубок в государственном заказнике Туколонь. И БЦБК, и Туколонь – проблемы, которые перестали быть региональными, став, по сути, федеральными. Проблема Усолья также перешла в эту категорию после того, как в мае этого года премьер-министр Дмитрий Медведев поручил министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Кобылкину, а также руководителю МЧС России Евгению Зиничеву разработать предложения по утилизации ядовитых веществ на предприятии. А в июне на территорию бывшего «Химпрома» приехала собственной персоной руководитель Ростехнадзора Светлана Радионова. Ее визит был прямым ответом на бездействие региональных властей.

Фото: usolie-citi.ru
Фото: usolie-citi.ru

Она назвала состояние территории «тяжелейшим» после того, как объехала ее в сопровождении представителей исполнительной и законодательной власти региона. Она была очень удивлена, когда выяснилось, что нет документов, по которым можно было бы выяснить, что именно находится в разных емкостях на территории, а представители профильных министерств не удосужились выяснить, «что в бочках».

Фото: urban3p.com
Она была поражена разрушенным зданием с разливанным морем ртути на полу – ее туда, само собой, не пустили...

–Я бы не хотела употреблять слова «экологическая катастрофа», но, видя, в каком состоянии объект пребывает, не могу найти другое определение... Мы имеем состояние предприятия как после бомбёжки, – подытожила Радионова, пообещав контролировать уборку «ядовитого бардака».

Фото: urban3p.com

Исполнительной власти региона в этих условиях мало не покажется. Тем более, что Радионова обещала передать информацию об экологических нарушениях и в ФСБ, и в правительство Российской Федерации, и генпрокурору Юрию Чайке.

Губернатор «не отсвечивает»

Самое интересное, что территория экологического бедствия поделена между разными юрлицами, которые используют некоторые объекты. Кто и для чего купил там цеха? Что это за юрлица, сколько их, что конкретно делают, не совсем понятно. О надлежащем состоянии территории и объектов они конечно же не заботятся. Скорее всего, это любители эксплуатировать брошенное, выжимать из него последние соки, а дальше – хоть трава не расти. При этом весь завод числится одним большим опасным производственным объектом – в соответствующем реестре.

Так что в нынешних реалиях неудивительно, что 50 мест для резидентов ТОСЭРа в Усолье пустуют – мало кто рискнет заходить в город, где бизнес развивается по каким-то отдельным законам, предоставленный сам себе. Региональные власти лишь декларируют «территорию опережающего развития». На деле же бросают все на самотек.

– Мы рассчитываем на административный ресурс в вопросе создания инфраструктуры, которая значительно повысила бы привлекательность ТОСЭРа. Но пока слышим только обещания от городской и областной администраций, – сказал в интервью в январе нынешнего года директор компании «Смарт-Синтез», самого первого резидента Усольского ТОСЭРа. Того самого, у которого под боком опасная территория.

Но какая уж тут инфраструктура! Бочки бы ядовитые убрать и отравленные здания утилизировать. Учитывая, что глава Ростехнадзора обещала «бить во все колокола», правительству региона будет явно не до ТОСЭРа. Хотелось бы знать, что думает о проблеме Усолья-Сибирского лично губернатор Сергей Левченко. Но, увы, комментариев от него нет. Традиционно Левченко предпочитает «не отсвечивать» в подобных ситуациях, бросая на амбразуру председателя правительства Руслана Болотова, которому и достаются все шишки. На совещании со Светланой Радионовой Левченко тоже не было. Также не «отсвечивал» на нем, по примеру своего босса, и профильный министр Андрей Крючков. Действительно, зачем? Ведь каждому гражданину и так очевидно: Федерация больше не доверяет иркутской региональной власти.

Как заметила Светлана Радионова, «ничего кроме федерального бюджета площадке не поможет». Да, естественно, решать проблему можно только с федеральной поддержкой. Но для того, чтобы ее получить, власти региона должны бить во все колокола, заниматься тщательным мониторингом, искать технологические решения для этой проблемы – словом, предпринимать то, что они могут предпринять. Но вместо этого губернатор и его правительство преступно прячут голову в песок. «Позиция страуса» не позволяет даже выстроить отношения с конкурсными управляющими банкротящихся предприятий, хотя рычаги влияния на них у областного правительства, безусловно, есть. Нет другого – мотивации защитить жителей области. А если власть не защищает, то это не власть.