На что обиделся региональный министр здравоохранения Олег Ярошенко

Ответ редакции на гневное письмо иркутского минздрава

12.06.2019 в 13:09, просмотров: 1039

После выхода статьи «Главный по таблеточкам: оцениваем министра здравоохранения области» на нас – вполне ожидаемо, разумеется, – сильно обиделся Олег Николаевич Ярошенко. Обида министра вылилась в «Требование об опровержении опубликованных сведений (в порядке ст. 43 Закона РФ 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации»)».

На что обиделся региональный министр здравоохранения Олег Ярошенко

На десяти листах министр здравоохранения Иркутской области, со ссылками на пункты служебных приказов, должностных инструкций, уставы минздрава и самой Иркутской области, лицензии и федеральные законы, разъяснял редакции «МК-Байкал», в чём именно была неправа журналист Ольга Арефьева.

Фото: rg.ru

Поскольку в «Требовании» не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство сведения расписаны по пунктам, мы решили так же по пунктам ответить господину министру Ярошенко и тому отделу, который составлял полученный редакцией документ. Нужно сразу отметить, что в своей статье журналист опиралась на материалы, уже увидевшие свет в СМИ региона, и поэтому в ряде пунктов мы разместим ссылки на статьи.

Пункт первый: министерство здравоохранения считает не соответствующей действительности информацию о том, что «уже в 2018 году была закрыта Черемховская областная психоневрологическая больница». Смотрим: о том, что больница будет закрыта после реорганизации службы оказания психиатрической помощи населению, сообщил в январе 2019 года бывший мэр Черемховского района, а ныне депутат Заксобрания региона Виктор Побойкин на своей странице в Instagram. Вот ссылка на страницу:

https://www.instagram.com/p/Bs7583RAagi/

В ролике мэр Черемхово Вадим Семёнов, депутаты Заксобрания Александр Гаськов и Виктор Побойкин, главврач больницы Ольга Капустина обсуждают реорганизацию психиатрической помощи в Иркутской области. Данное мероприятие началось в 2018 году, проводится правительством региона, а конкретно – министерством здравоохранения. Планируется, что после реорганизации все психоневрологические больницы Иркутской области станут филиалами областного психоневрологического диспансера. По мнению правительства, реорганизация не повлечёт за собой сокращения штатов медработников – работы лишатся только бухгалтеры, поскольку вся финансовая деятельность будет вестись в головном медучреждении. Однако работающие на месте люди чётко и внятно говорят: после реорганизации сокращается штат именно врачей, что приведёт к закрытию медицинского учреждения.

http://cher.irkobl.ru/events/detail.php?special_version=Y&ID=65309

Пункт второй: господину министру не понравилось высказывание о том, что больные после реорганизации служб с централизацией в областном центре и филиалами вместо полноценных больниц в муниципалитетах будут вынуждены ездить на лечение в Иркутск за свой счёт. Это больные онкологическими и психиатрическими заболеваниями, а также туберкулёзом. В «Требованиях» указывается, что фраза «Транспортные расходы пациента в этом случае никого не интересуют» не соответствует действительности. Составители документа минздрава в доказательство этому указали, что в соответствии с постановлением правительства Иркутской области от 31 марта 2016 года № 176-пп больные туберкулёзом, пациенты со злокачественными новообразованиями, беременные женщины и родильницы, а также сопровождающие несовершеннолетних больных в онкодиспансер, областную клиническую больницу или областную туберкулёзную больницу и обратно могут получить от министерства здравоохранения компенсацию стоимости проезда. И даже таблицу привели: сколько человек обратилось за компенсацией, сколько получило в 2017, 2018 и первом квартале 2019 года. Согласно этой таблице, в 2017 году компенсацию расходов на проезд получило 156 обратившихся онкологических больных (а 80 – получили отказ), 56 больных туберкулёзом (16 – отказ) и 161 человек, прибывший на лечение в Иркутскую областную клиническую больницу (130 отказов).

Между тем только Иркутский областной онкологический диспансер в год принимает более 25 тысяч пациентов. И около 150 из них компенсируется стоимость проезда. Олег Николаевич, посмотрите на эти цифры ещё раз. А теперь – внимание: компенсацию получает только 0,6% от числа пациентов ИООД. Почему? Да потому, что люди попросту не знают о такой возможности. А министр и сотрудники министерства по его распоряжению занимаются составлением «Требований» к СМИ вместо того, чтобы разместить в каждом из вышеуказанных медицинских учреждений стенды с информацией о порядке получения компенсации расходов на проезд к месту лечения.

Пункт третий: минздрав недоволен фразой из статьи: «Оптимизировали» всё: плановую госпитализацию, квоты на операции в «Микрохирургии» и Институте травматологии, практически полностью отрезали финансирование обследования пациентов в Диагностическом центре (и финансирование учреждения из фондов ТФОМС)». И, чтобы показать своё недовольство, на целый лист бумаги расписали, как именно формируется территориальный фонд обязательного медицинского страхования и территориальная программа обязательного медицинского страхования (ТПОМС). Олег Николаевич, все это, конечно, очень интересно и увлекательно, мы перечитали эти ваши разъяснения несколько раз. Однако мы в своей статье руководствовались не нормативами ТПОМС и ТФОМС, а реальными нуждами пациентов. А они таковы: в 2019 году многие нуждающиеся жители Иркутской области не смогут воспользоваться необходимыми им услугами «Микрохирургии глаза» (раз уж именно эту клинику вы упомянули), поскольку в год клиника сможет принять только четыре тысячи пациентов по полисам ОМС. Из них – 500 человек, нуждающихся в высокотехнологичной медицинской помощи (официальные цифры указаны на сайте медучреждения). Соответственно, пациентов ставят на очередь, ожидание в которой в случае такого заболевания, как прогрессирующая катаракта, может длиться 2,5-3 года. За это время течение болезни может измениться, и процесс пойдёт быстрее, а больной начнёт резко терять зрение. Врачи «Микрохирургии глаза» – профессионалы, и они сделают всё для спасения пациента. Отодвинув дальше по очереди других больных. А надо-то всего лишь найти возможность увеличить квотирование. Или лучше ругать журналистов, которые поднимают такие важные для общества вопросы?

Пункт четвёртый: минздрав и лично министр Олег Ярошенко, подписавший «Требование», считают не соответствующей действительности следующую информацию: «Однако только что построенные ФАПы разваливаются, как карточные домики. В Черемховском районе в ФАП посёлка Новостройка рухнул кусок потолка – как раз в тот момент, когда помещение осматривал министр Ярошенко. Однако Олег Николаевич сделал вид, что не заметил. В январе 2019 года перемёрз ФАП в Братском районе – из-за низкого качества строительства».

Давайте рассмотрим. Сначала о ФАП в посёлке Новостройка. Информация об открытии была опубликована на порталах Cherem24, «Бабр», «Ирк.ру» и других. Вот несколько ссылок:

https://babr24.com/irk/?IDE=186406

https://cherem24.ru/news/5016-obvalilas-krysha-novyi-fap-v-cheremhovskom-raione-prorabotal-vsego-nedelyu.html

https://www.irk.ru/news/20190227/crash/

Признаём: большинство СМИ указало, что потолок на министра Олега Ярошенко не падал. Он рухнул сразу же после открытия.

Теперь по второму ФАП, в Братском районе, замёрзшему в январе 2019 года. Признаём: это случилось не в Братском районе, а в селе Талая Тайшетского района, и не в январе 2019 года, а в декабре 2018 года. Причина – низкое качество строительства. О ЧП и его причинах сообщило ИА «Тайшет 24»:

http://www.t24.su/v-novom-fape-v-tajshetskom-rajone-peremyorzlo-vodosnabzhenie/

Пункт пятый касается недостоверности информации о ЧП в Жигаловском районе. Напомним, «в ноябре 2018 года дети в посёлке Жигалово подхватили вирусную инфекцию. По состоянию на 16 ноября госпитализировано свыше 40 детей в возрасте от 3 месяцев до 12 лет. 10 детей санитарными бортами авиации были отправлены в Иркутскую областную инфекционную клиническую больницу. Чтобы выяснить природу инфекции, необходимо было сразу сообщить в Росздравнадзор, однако главврачу Жигаловской больницы Александру Тарасову министр Ярошенко запретил сообщать об эпидемии в федеральное надзорное ведомство. Ещё потребовал воздержаться от общения со СМИ – во избежание паники». Именно на эту часть материала обиделся министр Олег Ярошенко и утверждает, что она не соответствует действительности. Опять же со ссылками на положения, нормативные документы, санитарно-эпидемиологические правила минздрав Иркутской области заявляет, что в случае с вирусной инфекцией в Жигалово больница и минздрав регулярно отправляли данные о числе заболевших, их состоянии и динамике во все органы: Роспотребнадзор, заместителю председателя правительства Иркутской области, в администрацию района, Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения и т. д.

О резком росте числа заболевших пневмонией в Жигаловском районе написали тогда все СМИ Иркутской области. Вот ряд ссылок:

https://ircity.ru/news/33466/

https://babr24.com/irk/?IDE=183122

http://irkutsk.bezformata.com/listnews/delo-po-faktu-smerti-trehmesyachnogo/71078324/

http://vestiirk.ru/news/news_day/239133/

Ну а по поводу запрета главврачу Жигаловской больницы Александру Тарасову на общение со СМИ, информацию о котором Вы, Олег Николаевич, требуете опровергнуть, расскажем следующее. После публикации данного материала, а также его выхода в бумажной версии газеты сотрудникам редакции поступило несколько звонков от врачей и бывших сотрудников министерства здравоохранения Иркутской области, которые говорили примерно одно: врачам запрещают общаться со СМИ, приказывают молчать об истинных цифрах заболеваемости, но все эти приказы – устные, хотя за их невыполнение – на выход.

И напоследок. В официальном аккаунте министерства здравоохранения Иркутской области в Facebook опубликован официальный ответ минздрава на нашу статью. Олег Николаевич, Вас обидела смена названия статьи с «Будьте здоровы, господин министр» на «Главный по таблеточкам: оцениваем министра здравоохранения области»? Да не вопрос! Будьте здоровы, господин министр! Такого ньюсмейкера у СМИ региона давно не было…

 

Лилия Щеглачева, председатель иркутского отделения ВОРДИ:

 – Мы постоянно занимаемся семьями, в которых для детей-инвалидов необходимы лекарства. На данный момент министерство здравоохранения не откликается на наши нужды. 26 октября 2018 года было проведен круглый стол с нашим минздравом по теме лекарственного обеспечения. Прошло более полугода. Мы не добились даже никакой резолюции по нашим требованиям. Потом было несколько переговоров по теме лекарственного обеспечения, уже в прокуратуру мы обратились по поводу бездействия минздрава.

Ни в коем случае не работает наш минздрав в таких случаях, когда необходимо обеспечить детей жизненно необходимыми лекарственными препаратами. Я удивляюсь такой позиции. Сам Ярошенко не приходит на такие встречи – где же с ним поговоришь!..

У нас был очень тяжелый случай в Братске – ребенок умер. После круглого стола в минздрав было передано письмо об обеспечении этого ребенка лекарствами. У нас есть и ответ с отказом. Я была в Братске в тот тяжелый момент. Маму в реанимацию в последние дни жизни ребенка не пускали, так что в Москву за помощью пришлось обращаться.