Главный по таблеточкам: оцениваем министра здравоохранения области

Чем прославился Олег Ярошенко

26.03.2019 в 11:07, просмотров: 3410

Редкий чиновник правительства Иркутской области даёт столько поводов для публикаций, как министр здравоохранения Олег Ярошенко. Почти всегда причиной являются несдержанный характер министра и его нетерпимость к разного рода критике.

Главный по таблеточкам: оцениваем министра здравоохранения области

В ответ на критику в СМИ Олег Ярошенко и пресс-служба министерства разражаются гневными опусами на социальных ресурсах и в соцсетях. Все это вызывает новую критику, которая ещё сильнее заводит министра. В один прекрасный момент минздравом Иркутской области было заявлено, что СМИ «кошмарят» минздрав, объявив ему информационную войну. Но так ли неправы те, кто критикует работу министерства и его главы?

Год первый: крепко держим руль в череде скандалов

На посту министра Олег Ярошенко сменил Николая Корнилова, который был назначен в 2012 году действующим тогда губернатором Сергеем Ерощенко. Плюсом для Олега Николаевича стало то, что он в 2013 году был советником губернатора региона по вопросам здравоохранения.

Справка МК

Олег Николаевич Ярошенко родился 17 января 1965 года. С 1984 по 1986 год служил в рядах Советской армии военным фельдшером. С 1991 по 2009 год – служба в рядах Вооружённых Сил РФ на офицерских должностях. Завершил службу в звании полковника медицинской службы начальником отдела Главного военно-медицинского управления Минобороны России. С 2009 года работал на руководящих должностях в министерстве здравоохранения Иркутской области, ФМБА России, ГК «Ростех», ФГБУ «Научный Центр экспертизы средств медицинского применения» Минздрава России. 9 ноября 2015 года назначен министром здравоохранения Иркутской области.

Сразу же после вступления в должность новый министр начал «закручивать гайки». И первым делом стал увольнять главврачей, якобы за плохую работу. Но если у больницы не хватает денег на зарплату врачей, на закупку оборудования и питание больных, может ли она удовлетворять потребности больных? Вероятно, из бюджета выделяется недостаточно денег на неотложные нужды.

Впрочем, за эту работу министра Ярошенко стали хвалить в правительстве и даже некоторых СМИ.

Весь 2016 год министр Ярошенко, по его словам, восстанавливал авторитет регионального минздрава. В том числе налаживал и систему управления главными врачами, которых назначает этот самый минздрав. Об этом Олег Николаевич даже дал интервью, рассказав, как сложно ему было работать. Поток жалоб на медицину в Иркутской области превысил все мыслимые пределы – даже на ЖКХ жаловались меньше.

По словам медиков, тогда же министр начал внедрять свои любимые совещания. Они длились по нескольку часов, а исчезнуть из поля зрения министра было чревато. Несколько главврачей не согласились с такой методикой работы. По факту с шестью главврачами трудовые контракты не продлили, а ещё семь контрактов расторгли досрочно. Олег Николаевич ввёл конкурс на замещение должностей главных врачей больниц областного подчинения.

В конце 2016 года министр смог победно заявить, что ему удалось добиться многократного увеличения финансирования здравоохранения из регионального бюджета, чего не смог сделать ни один его предшественник. Так, по данным минздрава, в 2016 году только на приобретение медицинского оборудования выделено 316,9 миллиона рублей, что в 8,5 раза больше, чем в 2015 году. Также в 2016 году закончила свое существование психиатрическая больница в селе Александровском Боханского района. Состояние медицинского учреждения было плачевным, здание – старым (оставшимся от Александровской центральной каторжной тюрьмы, больше известной как Александровский централ). Пациентов перевезли в четыре другие больницы области, порой в далекие.

Несмотря на заявления и фанфары, не все было гладко в первый год службы Олега Ярошенко на ответственном посту. Летом 2016 года разразился грандиозный скандал, связанный с гибелью детей в психоневрологическом интернате в Черемхово. Стало известно, что 8 августа в местной больнице скончалась восьмилетняя девочка — воспитанница Черемховского психоневрологического интерната. С 24 июля по 3 августа 23 ребёнка из учреждения были госпитализированы с подозрением на кишечную инфекцию. Проверка выявила в интернате грубейшие нарушения санитарно-эпидемиологических норм. По состоянию на 10 августа в интернате было зарегистрировано 42 случая острой кишечной инфекции — 31 у детей и 11 у взрослых. Дети продолжали умирать, скандал вышел на федеральный уровень. Минздрав сообщил, что причиной смертей является общее тяжёлое состояние пациентов, при котором любое дополнительное заболевание может привести к летальному исходу. В скором времени министр нашёл крайнего – им оказался главврач Черемховской горбольницы № 1 Николай Ступин, который вовремя не проинформировал минздрав о возникшей ситуации. Ступина уволили. Директора интерната отстранили от работы. Впрочем, Общероссийский народный фронт прямо обвинил в трагедии в Черемхово министерство здравоохранения Иркутской области. Депутат Госдумы Николай Николаев заявил, что в учреждении не было достаточного количества врачей и медсестёр. Тогда вопрос был решён – закрытием интерната.

В том же 2016 году министр здравоохранения Олег Ярошенко совместно с правительством ввёл централизованные закупки лекарств и оборудования для всех больниц региона. То есть медучреждения должны были подавать заявки на лекарства в министерство, которое потом объявляло тендер, закупало препараты и распределяло по больницам. Сделано это было под видом борьбы с коррупцией и стремления повысить эффективность использования бюджетных средств.

Но вскоре больницы стали жаловаться (втихую, правда, ведь господин министр Ярошенко на жалобы реагирует резко). Часто вместо заказанных совершенно определённых препаратов в больницы поступали третьесортные аналоги-дженерики, лечить людей которыми – преступление. При заказе оборудования тоже возникали нелепые ситуации – время от времени больницам привозили совсем не то, что было нужно.

А в конце 2016 года больницы Иркутска вдруг перестали госпитализировать пациентов! Первый скандал разразился в Иркутской ГКБ № 1, когда отказ в госпитализации получил пациент из Усть-Илимска. Тогда минздрав свалил всю ответственность на главврача ГКБ Леонида Павлюка, однако вскоре появилась информация, что приказ исходит из минздрава. Оказалось, дело в том, что в 2015 году Олег Ярошенко утвердил расходы на госпитализацию в регионе по готовым, присланным из Москвы цифрам, которые в практике планирования считаются базовыми. Нормативы для региона рассчитаны не были, и средства закончились за три месяца до окончания 2016 года. После этого больницам за пациентов никто платить не собирался: ни на лекарства, ни на процедуры, ни на операции денег не осталось. Нормативы по госпитализации в Иркутской области всегда почти на треть выше федеральных, поскольку в регионе много труднодоступных территорий с неразвитой транспортной и медицинской инфраструктурой. Большая нагрузка в вопросе лечения ложится на областные медицинские учреждения, которые лечат больных со всей области. Этого Олег Николаевич не учёл, а от советов сотрудников министерства отмахнулся. Такое вот «увеличение финансирования»…

Год второй: укрупним, углубим, расширим…

В 2017 году в Иркутской области началась массовая реорганизация лечебных учреждений путём передач, присоединений и укрупнений. Было расформировано три Дома ребёнка, в освободившихся зданиях открыли медучреждения. В результате реорганизации к Иркутской областной станции переливания крови были присоединены Ангарская, Братская, Усольская, Усть-Илимская станции с сохранением основных целей деятельности учреждения. К Усольской городской больнице были присоединены Усольская городская станция скорой медицинской помощи, Усольский родильный дом, Усольская городская детская больница.

Реорганизации подверглась и служба психиатрической помощи – уже в 2018 году была закрыта Черемховская областная психоневрологическая больница. По задумке министра здравоохранения, психоневрологические учреждения Ангарска, Братска, Усть-Илимска, Усолья-Сибирского, Черемхово и Тулуна необходимо было присоединить к Иркутскому психоневрологическому диспансеру. Сам министр с гордостью относился к своему проекту, заявляя, что централизация – это хорошо и замечательно.

Напомним, однако, что в централизованном виде в Иркутской области уже работают служба по переливанию крови, фтизиатрическая и онкологическая службы. Вот только там не все так хорошо. Например, на селекторном совещании для главврачей области в присутствии министра Ярошенко главврачам было дано распоряжение "не ставить пациентам диагноз "рак" по результатам гистологического исследования", больным без диагноза, где бы они ни жили, нужно явиться в онкологический диспансер в Иркутске. Об этом порталу Бабр.ру рассказали главврачи больниц. То есть, после «нехороших» анализов пациентам предлагают отправиться в областной онкодиспансер в Иркутск. Транспортные расходы пациента в этом случае никого не интересуют, а сам диспансер настолько переполнен, что больные стоят в коридорах плотной толпой, приёма приходится ждать чуть ли не весь день. Аналогичная история с больными туберкулёзом. Прежде пациенты получали поддерживающую терапию и лечение на местах. Теперь им положено ехать в областной диспансер. Какие там условия – все прекрасно знают. Новый областной туберкулёзный диспансер появится в регионе не скоро: пока идёт война за место для строительства.

А после реорганизации психиатрической службы больным необходимо будет ездить в психоневрологический диспансер как в «головную» больницу. Это огромное неудобство для больных. На проблему обратил внимание бывший мэр Черемховского района, ныне депутат Заксобрания области Виктор Побойкин. Он разместил в своём профиле в Instagram пост о закрытии Черемховской больницы – и сразу стал личным врагом министра Ярошенко. Олег Николаевич даже жалобу на Побойкина написал в комиссию по регламенту и депутатской этике. Министр счёл, что своим постом в соцсети Побойкин дискредитирует работу министерства здравоохранения и вмешивается не в своё дело. Однако депутаты министра не послушали, а жалобу хоть и почитали, но на этом – все.

Итак, реорганизация служб привела к тому, что в регионах стало меньше стационарных мест для лечения больных. При этом за окончательным диагнозом в Иркутск поедут не все, и пациенты из глубинки не узнают о том, что у них рак, пока не наступит последняя стадия. Или о туберкулёзе – пока кровью кашлять не начнут. А сколько не получающих лечение больных с психиатрическими проблемами появится в регионе? Зато будет достигнута одна из главных целей: снижение цифры по смертности от рака или туберкулёза. Нет диагноза – нет болезни…

Вот только для ВИЧ министр Ярошенко сделал исключение: по устному распоряжению Олега Николаевича с конца 2018 года в случае смерти инфицированного от чего угодно врачи обязаны писать, что летальный исход наступил от ВИЧ, а не от заболевания, которые было получено в результате приобретения вируса иммунодефицита человека. Зачем? Ответ покрыт мраком.

Год третий: лекарственное дело

В 2018 году в Иркутской области произошёл ещё один скандал, крепко ударивший по реноме министра Ярошенко. Началось всё в 2017 году, когда депутат ЗС Анастасия Егорова обнаружила, что в Иркутской области не выбран оператор, которому будет поручено хранить лекарства, закупаемые для льготников. Из-за этого в начале 2018 года льготники стали жаловаться на то, что в аптеках нет лекарств, жизненно необходимых многим больным. Информация просочилась в СМИ, депутаты ЗС сделали запрос в минздрав. Минздрав ответил только в конце января, то есть почти через месяц. Все это время сотрудники министерства гневно комментировали публикации в СМИ и так увлеклись, что даже в официальном ответе на официальный запрос не могли не упомянуть «очередные фейки» от СМИ, которые «вводят в заблуждение и общественность, и пациентов».

В середине февраля министра Ярошенко вызвали на заседание комитета по здравоохранению Заксобрания Иркутской области, чтобы обсудить вышеупомянутый ответ министерства. Министр пришёл не один, а с солидной группой поддержки, включавшей замминистра Елену Голенецкую, нескольких главврачей, начальников отделов министерства и сразу трёх сотрудников пресс-службы. И как только Олегу Ярошенко дали слово, он с места начал обвинять депутатов в непонимании механизмов закупок и рассуждать на тему того, как изменения в законодательстве мешают вовремя обеспечивать лекарствами льготников. Когда же депутаты стали задавать вопросы – крайне неудобные для министра – Олег Ярошенко рассердился, повысил голос и «перешёл на личности». В частности, вместо пояснений по цифрам своего ответа он нападал на инициатора депутатского запроса Анастасию Егорову. Нужно отметить, что от пламенного выступления Олега Николаевича все были в шоке. После того, как министра утихомирили, в его защиту высказалось несколько уважаемых в городе и области главврачей. А новая попытка уточнить цифры по закупкам жизненно важных лекарств провалилась. Сначала министерский ответ отдали на проверку в КСП, а потом к нему не возвращались.

Год четвертый: все меньше денег

Ещё один большой скандал, связанный с минздравом и здравоохранением в Иркутской области, разразился в конце 2018 года, когда депутаты Заксобрания принимали бюджет на 2019 год. Тогда выяснилось, что на здравоохранение будет выделено на 1,7 миллиарда рублей меньше, чем в 2018 году. «Оптимизировали» всё: плановую госпитализацию, квоты на операции в «Микрохирургии глаза» и в Институте травматологии, практически полностью отрезали финансирование обследования пациентов в Диагностическом центре (и финансирование учреждения из фондов ТФОМС). Планируемые расходы бюджета на медицину составляли в минздраве региона. Когда же депутаты предложили увеличить сумму на миллиард, именно министерство здравоохранения взяло и отказалось от этих денег. И это несмотря на то, что больницы и поликлиники региона нуждаются в ремонте, оборудовании, лекарствах, расходных материалах. А бюджет Иркутской области в 2018 году был профицитным, и депутаты сочли, что тенденция превышения доходов над расходами сохранится и в 2019 году. Однако министр Ярошенко заявил, что заложенных средств хватит на первый квартал, а потом недостающие деньги можно будет «взять» при корректировке бюджета. Сколько раз придётся «брать» таким образом и к чему это приведёт – министр не уточнил.

А тем временем в «Микрохирургии глаза» очередь больных, нуждающихся в замене хрусталика при катаракте, растянулась уже на три года…

Очень трудно спрогнозировать, к чему при таком управлении придет наша медицина. О деятельности Олега Ярошенко уже можно написать целую книгу – авантюрный роман, полный драматизма, с рыданиями больных и критикой от СМИ. Отметим, что при предыдущих губернаторах предыдущие министры получали нагоняй и покидали свой пост за гораздо более скромные деяния. Но Сергей Левченко предоставляет своему министру изрядное количество шансов на бесчеловечные управленческие эксперименты. А ведь речь идет о самом важном, что есть у человека – о его здоровье, которое, как известно, ни за какие  деньги не купишь.

В 2018 году в Иркутской области громко рапортовали о строительстве новых ФАПов, призванных улучшить условия медпомощи в деревнях и сёлах. Однако только что построенные ФАПы разваливаются, как карточные домики. В Черемховском районе в ФАП посёлка Новостройка рухнула часть потолка – как раз в тот момент, когда помещение осматривал министр Ярошенко. Однако Олег Николаевич сделал вид, что ничего не заметил. В январе 2019 года перемёрз ФАП в Братском районе – из-за низкого качества строительства. Во многих открывшихся пунктах не хватает врачей, нет элементарных тонометров и бинтов, но это минздрав не смущает. Открыли, отрапортовали – и всё. А дальше хоть трава не расти?

Эпидемия – это фейк или факт?

В ноябре 2018 года дети в посёлке Жигалово подхватили вирусную инфекцию. По состоянию на 16 ноября госпитализировано свыше 40 детей в возрасте от 3 месяцев до 12 лет. 10 детей санитарными бортами авиации были отправлены в Иркутскую областную инфекционную клиническую больницу. Чтобы выяснить природу инфекции, необходимо было сразу сообщить в Росздравнадзор, однако министр Ярошенко запретил главврачу Жигаловской больницы Александру Тарасову сообщать об эпидемии в федеральное надзорное ведомство. Ещё он потребовал воздержаться от общения со СМИ – «во избежание паники». После такой установки врачи Жигаловской районной больницы сразу стали связываться с журналистами в частном порядке, чтобы распространить информацию о массовом недуге. Пришлось всё-таки проводить проверку. По данным замминистра здравоохранения Елены Голенецкой (кстати, она частенько «отдувается» за Олега Ярошенко), ситуация в Жигалово критической не была, все в норме, обычные сезонные простуды. Вот только зачем тогда министр запретил общение со СМИ?

В январе 2019 года в Иркутской области разразилась эпидемия ОРВИ. На карантин закрывались школы и детские сады, эпидемиологический порог был превышен на треть и более. При этом министерство здравоохранения отчиталось о том, что прививочная кампания осени 2018 года была успешной – привито более 50% населения. То ли вакцина не та, то ли вирус особо крепкий…

Редакция в рамках Соглашения об урегулировании примирительных процедур по гражданскому делу № М 3004/2019 по исковому заявлению министерства здравоохранения Иркутской области о защите деловой репутации публикует информацию следующего содержания:

«В размещенной 26 марта 2019 года на информационном портале сетевого издания «МК Байкал» baikal.mk.ru по адресу: https://baikal.mk.ru/social/2019/03/26/glavnyy-po-tabletochkam-ocenivaem-ministra-zdravookhraneniya-oblasti.html статье «Главный по таблеточкам: оцениваем министра здравоохранения области» информация «Так, из-за негласного приказа минздрава врачам на местах под угрозой больших неприятностей запретили ставить диагноз «рак» на основе гистологического исследования» была использована публикация https://www.babr24.com/irk/?IDE=183703 «Главврачи больниц Иркутской области сообщили о преступных указаниях министра Олега Ярошенко».

Министерство здравоохранения Иркутской области выражает несогласие со словами «Часто вместо заказанных совершенно определённых препаратов в больницы поступали третьесортные аналоги-дженерики, лечить людей которыми – преступление». Фактически осуществление закупок выполняется в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 г. № 44-ФЗ. Заказчик обязан рассматривать заявки участников закупки, содержащие предложения лекарственных препаратов с любыми торговыми наименованиями, зарегистрированными в государственном реестре лекарственных средств для указанного в документации о закупке международного непатентованного наименования, все возможные взаимозаменяемые формы выпуска лекарственного препарата и дозировки лекарственного препарата, позволяющие достичь эквивалентного терапевтического эффекта. Закупка «совершенно определенных препаратов» не допускается».

Подготовил: заместитель начальника юридического отдела Ж. И. Пакулова

Согласовано: начальник юридического отдела А. В. Ильина