Кому уходят бюджетные деньги, выделенные на утилизацию отходов БЦБК?

Правительство региона объяснилось с аудиторами Счетной палаты

30.01.2019 в 10:16, просмотров: 952

История с утилизацией отходов БЦБК приобретает все более анекдотичный характер. Последний анекдот – ответ правительства Иркутской области на письмо Контрольно-счетной палаты РФ, которое касалось реализации экологических мероприятий в регионе, в том числе и утилизации отходов почившего целлюлозного монстра.

Правительство продолжает делать вид, что дела идут своим чередом, все, как говорится, на мази. И ничтоже сумняшеся подтверждает, что история с утилизацией отходов – это, в общем-то, история неадекватного распределения бюджетных средств, когда за один и тот же товар государственной казне приходится платить дважды, а то и трижды.

Напомним, Счетная палата, проанализировав исполнение программ по охране озера Байкал, в частности, мероприятия по утилизации отходов, сделала неутешительный вывод: несмотря на реальное финансирование, работа по утилизации так и не начата. При отсутствии актуального проекта власти региона заключили соглашение с подрядчиком – «Росгеологией», и дальше оба участника пошли ва-банк: решили откорректировать несуществующий проект. Но, по здравому мнению Счетной палаты, отсутствие актуального проекта уже служит основанием для расторжения контракта – поскольку нет возможности для его исполнения. Корректировать то, чего не существует, бессмысленно. По закону любая корректировка возможна лишь в том случае, если исполнение «указанного контракта по не зависящим от сторон контракта обстоятельствами невозможно». Но обе стороны заранее знали о невозможности его исполнения.

На претензии Счетной палаты, адресованные на имя губернатора, ответил первый заместитель министра природных ресурсов Евгений Бичинов. Он сообщил Счетной палате, что задержка с выполнением произошла по производственной причине: «В связи с тем, что цех очистных сооружений, расположенный на промышленной площадке БЦБК, подвергся несанкционированному демонтажу оборудования, а также из-за наличия не менее 160 тыс. кубов щелокосодержащей жидкости в отстойниках 5 марта 2018 года комиссия в составе представителей правительства и АО «Росгеология» пришла к выводу о невозможности ее (проектной документации – ред.) использования при реализации других мероприятий». То есть работы уже развернуты, государственный контракт заключен, а правительство не в курсе, что происходит на подведомственных территориях? Степень лукавства высочайшая: о черном щелоке было известно еще до госконтракта, заключенного 22 декабря 20217 года – в ноябре правительственная газета «Областная» сделала об этом большую публикацию.

Дальше – больше. 26 марта 2018 года АО «Росгеология» информировало о невозможности выполнения работ «до устранения выявленных несоответствий проектной документации экологическим требованиям законодательства РФ». На совещании под председательством бывшего министра природных ресурсов РФ Донского принято решение о корректировке проекта. Напомним, что проект «ВЭБ Инжиниринга», заключавшийся в омоноличивании отходов, был признан негодным, его забраковали – но тем не менее именно он почему-то стал базовым для госконтракта.

После решения о корректировке, как сообщается в ответе аудиторам КСП, правительство Иркутской области предложило отправить проектную документацию в «ВЭБ Инжиниринг» для того, чтобы они сделали корректировку в рамках гарантийных обязательств к проекту. Логично? Вполне. Но Минприроды РФ ответило, что гарантийные обязательства на проектную документацию прекращены еще 5 февраля 2016 года! То есть еще до передачи проектной документации в Минприроды региона 5 сентября 2016 года! А выяснилось это вообще только спустя два года, в чрезвычайных обстоятельствах, когда подметки горели. Фактически правительству области подсунули продукт с истекшим сроком годности. Но информацию на этикетке, господа, надо все-таки читать, ведь речь идет о крупных бюджетных тратах.

Но и это только начало анекдота. Дальше «Росгеология» предложила за свой счет все откорректировать – о чем минприроды региона и акционерное общество подписали дополнительное соглашение. Оно, как мы уже рассказывали, вызвало большой общественный скандал из-за того, что отходы вознамерились вывезти и складировать, переведя в некое безопасное состояние. Какое – неизвестно, ведь актуального проекта утилизации нет и не было. Но в ответе замминистра Бичинова об этом ни слова. Зато там сказано о том, что «Росгеология» заключила допсоглашение, по которому срок выполнения работ перенесен на 2021 год, а «уточненная стоимость работ» составила 5,9 млрд. При этом в следующей же строке письма сказано, что на данный момент лишь «откорректировано техническое задание по срокам разработки проектной документации АО «Росгеология» до 30 июня 2019». То есть, если глаза нас не подводят (как, надеемся, не подведут они и аудиторов Счетной палаты РФ), стоимость проекта определена, сроки его реализации – тоже, но самого проекта как не было, так и нет. Он, простите за тавтологию, только в проекте и появится к концу июля этого года.

Из ответа правительства мы также узнаем, что «Росгеологией», которая так смело взялась откорректировать проект «за свой счет», привлечен к этому делу посторонний подрядчик. Ну или почти посторонний: ООО «ВЭБ Инжиниринг» за новые деньги будет корректировать свой собственный несостоявшийся, забракованный проект, на который – упс! – так неожиданно для иркутских властей закончилась гарантия. Или, может, «ВЭБ Инжиниринг» сделает корректировку бесплатно, все-таки их проект принят в работу не был? Опережая наш вопрос, а также вопрос аудиторов, замминистра «переводит стрелки» на Министерство природных ресурсов и экологии РФ, мол, субсидии на это самое дело – компетенции Минприроды РФ. Так что сегодня мы фактически возвращаемся к самому началу: старый подрядчик за новые деньги соорудит нам что-то, реализация чего будет стоить бюджету около 6 миллиардов рублей…