Страховка «от дурака»: Иркутск поспорит, кто из кандидатов мэристее

Сергей Шишкин о политических играх в областном центре

20.09.2019 в 12:06, просмотров: 1955

Выборы в Иркутске закончились, но политическая борьба за власть в городе, похоже, только началась.

Страховка «от дурака»: Иркутск поспорит, кто из кандидатов мэристее

Обострение привело к несанкционированному митингу против института сити-менеджера, при этом митинг был заявлен как праздник «Силы иркутян». Дмитрий Бердников назначил первое заседание думы на 23 сентября, так и не решив, кто же он. Утром того же дня предполагается городская конференция «Единой России» – партия должна порекомендовать от себя какую-то персону на пост председателя думы… Иркутяне наблюдают весь этот цирк, который можно охарактеризовать цитатой из Льюиса Кэрролла: «Все страньше и страньше! Все чудесатее и чудесатее!». И ждут от депутатов думы принципиальной позиции. О коллизиях странной политической жизни областного центра мы беседуем с доктором юридических наук, профессором Сергеем Шишкиным.

Фото: 138.ru

Несовместимость Дмитрия Бердникова

– В первую очередь давайте коснемся темы, связанной с решением Дмитрием Бердниковым его личной дилеммы: принять депутатский мандат или остаться в должности мэра.

– Совершенно очевидно, что большинство депутатов 10 сентября были уведомлены о результатах выборов – после того, как окружные комиссии подвели итоги 9 сентября. С этого момента начинается пятидневный срок принятия мандата депутата – это уже стало притчей во языцех. Меня эта интересная юридическая задачка, конечно, волнует: потому что речь идет о правовом статусе Дмитрия Бердникова, который сегодня можно обозначить как «несовместимость».

Если Дмитрий Бердников, мэр города, предлагает себя в качестве депутата седьмого созыва, тогда он должен написать в избирательную комиссию обязательственное письмо о том, что в случае своего избрания он сделает выбор либо в пользу депутатского мандата, либо расстанется со статусом мэра. Дмитрию Бердникову хорошо известно, что статус действующего мэра и статус депутата несовместимы в одном моменте времени.

Эти вопросы регулирует федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. В статьях закона говорится, что после определения результатов выборов «соответствующая избирательная комиссия извещает об этом зарегистрированного кандидата, избранного депутатом, выборным должностным лицом. После чего он обязан в 5-дневный срок представить в соответствующую избирательную комиссию копию приказа (иного документа) об освобождении его от обязанностей, несовместимых со статусом депутата, выборного должностного лица, либо копии документов, удостоверяющих подачу в установленный срок заявления об освобождении от указанных обязанностей».

Сроки извещения со стороны избирательной комиссии – в данном случае извещения Дмитрия Бердникова – должны носить разумный характер, очевидно, что это и не месяц, и не год. Потому что есть последствия такого затягивания и злоупотреблять этим правом нельзя.

– Но сегодня разыгрывается странный сценарий. Лариса Красноперова, заместитель мэра, руководитель аппарата администрации города Иркутска, сообщила по запросу СМИ, что общие результаты выборов были опубликованы в газете «Иркутск официальный», однако в то же время то же самое письмо содержит сведения о том, что извещение о результатах выборов в адрес мэра на 18.09. 2019 года «через систему документооборота администрации города Иркутска не поступало». Кажется, что администрация тянет время и мэр намеренно не делает выбор.

– СМИ уже сообщали, как журналисты портала «Байкал 24» искали председателя окружной избирательной комиссии № 16, чтобы выяснить, получал Дмитрий Бердников уведомление или нет. Председатель ОИК № 16 попросил от прессы письменный запрос. А позже перестал отвечать на телефонные звонки. Все это попахивает некой спецоперацией, которая может иметь разные последствия.

Но вернемся к закону. Он говорит о том, что «в случае, если зарегистрированный кандидат, избранный по одномандатному (многомандатному) избирательному округу либо выборным должностным лицом, не выполнит требование, предусмотренное п. 6 настоящей статьи (ст. 70), соответствующая избирательная комиссия отменяет свое решение о признании такого кандидата избранным». Последствия таковы: кандидат, который пришел вторым на выборах по данному округу, делает запрос в избирательную комиссию, понимая, что создаются предпосылки для лишения победителя статуса избранного. Таким образом, не надо проводить повторные выборы – автоматически депутатом становится «второй номер». Кандидат, пришедший на выборах вторым по кругу № 16, как нам известно, запрос уже сделал.

Если «второй номер» не получит ответа от избиркома, что Бердников признан избранным депутатом, то может подать в суд с требованием признать избранным его, пришедшего вторым.

Если ситуация разрешится и Бердников прояснит свой статус, то он не платит никаких неустоек. А вот если окажется (если суд признает), что Дмитрий Викторович саботирует ситуацию, не вносит определенность в свой статус и вообще в положение дел, то ему придется заплатить штраф в 3,5 млн рублей – это 10% от объема средств, потраченных на выборы на все 35 округов. И в этом случае назначаются новые выборы в округе № 16.

Это пока нигде не обсуждалось. Однако это очень важный момент, поскольку никому не дано права злоупотреблять законом.

Политический блицкриг: кто ты, иркутский Нео?

– Законодательное собрание Иркутской области 18 сентября приняло закон о сити-менеджере. Но сегодня вокруг этого закона кипят споры.

– Этот закон состоит из двух статей, и на самом деле он просто рубрика, формальное заключение о том, что в муниципальную жизнь Иркутска внедряется институт сити-менеджера. Ведь инициаторами закона Андреем Андреевым (фракция КПРФ) и Дмитрием Тютриным (ЛДПР) описание закона не сделано.

Я прочитал в пояснительной записке к этому закону, что изменения областного законодательства не требуется. Авторы считают, что муниципалитет должен урегулировать все правоотношения, которые касаются внедрения института сити-менеджера в Иркутске.

Но в этом случае следует задать вопрос: а почему авторы закона думают, что муниципалитет может урегулировать поведение губернатора и областного правительства, которые, со своей стороны, рекомендуют представителей в комиссию по отбору кандидатуры сити-менеджера? Все, что касается института сити-менеджера в Иркутске, происходит за границами иркутской муниципальной жизни: непонятные люди избирают из неопределенного круга лиц по неизвестным критериям некое лицо.

Поэтому логично было бы от регионального законодателя потребовать не только сказать волшебное слово «сити-менеджер», но и наполнить это понятие правовым объемом.

В законе есть такие понятия: глава городской администрации, глава муниципального образования. Но теперь, после принятия такого вот закона о новом институте управления в Иркутске, мы фактически имеем дело не с сити-менеджером, а с неким супермэром. Потому что это лицо, по задумке законодателей, будет сочетать и полномочия главы городской администрации, и представительские функции мэра. Все будет в руках избранного.

– Что вы думаете о формировании комиссии, которая должна выбрать этого иркутского Нео? Каковы законодательные предпосылки для этого?

– Избранным может стать кто угодно, лишь бы с паспортом гражданина России. Все решает комиссия, которая и предъявит этого персонажа на голосование депутатам думы города Иркутска.

Даже если в комиссию войдут не только представители правительства области, но и депутаты думы Иркутска, мы все равно не можем это урегулировать внутри муниципальным актом. Правительство области – это субъект Российской Федерации, и у нас есть региональное законодательство, которое регулирует отношения с областными органами власти – с губернатором, с правительством, с Заксобранием.

– Но через 10 дней закон вступает в силу, а еще нет механизма для его реализации. Он вообще сможет работать? В каком случае институт сити-менеджмента мог бы быть Иркутску полезен?

– Поскольку мы меняем структуру органов местного самоуправления, наделяем некое, пока неизвестное лицо суперполномочиями, действует простое правило. Если мы меняем Устав города в этом депутатском созыве, тогда новые нормы начинают действовать лишь со следующего созыва – с 2024 года. Ведь мы меняем всю структуру органов самоуправления, а не просто порядок избрания какого-то лица мэром. Мы наделяем это лицо полномочиями разных органов.

Если бы речь шла просто о дополнительной опции, можно было оставить существующий порядок и прописать в Уставе города определенную отсылку. К примеру, такую: если депутаты не могут реализовать свое право избрать из своего числа мэра три раза подряд, тогда мы переходим на другую опцию – обращаемся к институту сити-менеджера. В этом случае логично, что мы расширяем границы поиска мэра, ищем из числа неопределенного круга лиц. Это стало бы страховкой, а одновременно и понуждением для того, чтобы депутаты все-таки учились договариваться.

– Как вы считаете, есть ли запрос от городского сообщества на такие изменения?

– Сейчас у меня возникает вопрос: по чьей инициативе все это в Иркутске происходит? В 2015 году, когда мы меняли Устав Иркутска, было специальное постановление городской думы, в котором депутаты просили изменить порядок обретения городом мэра – инициатива шла из городского сообщества.

Сегодня ничего подобного я не наблюдаю, инициатива от иркутского сообщества отсутствует. Создается впечатление, что кого-то вдруг ни с того ни с сего осенило: а давайте-ка я придумаю какую-то модель для Иркутска, давайте-ка мы откроем правовую форточку для всех, кто хочет заявить о себе в качестве сити-менеджера в Иркутске.

Фокус

– Введение нового института кажется манипуляцией на политическом поле. Как должны чувствовать себя депутаты, которых только что избрали?

– Сегодня следовало бы говорить о презумпциях. Если мы инициируем такой законопроект, считая практику, которая существует в Уставе Иркутска, негодной, то тем самым как бы выражаем недоверие вновь избранным депутатам. Они еще ничего не сделали, но мы уже им не доверяем – по поводу того, что они способны избрать из своего числа человека, который будет адекватно управлять городом. Получается, что мы страхуемся «от дурака» с помощью введения новой структуры в муниципалитете. Во-первых, такая презумпция как минимум обидна.

Во-вторых, на чем она основана? На том, что город Иркутск в лице своих депутатов не в состоянии избрать из их числа мэра? Но мы же только один раз такую практику применили! Давайте дадим возможность применить такой вариант избрания мэра хотя бы два-три раза – и тогда будет о чем говорить.

Первый Устав города Иркутска, автором которого я являюсь, проработал 20 лет. Так давайте дадим шанс новой системе выбора мэра из числа депутатов, которая вдруг, внезапно устарела. Если мы увидим, что мэр из числа депутатов какой-то дефектный, не способный к управлению городом, тогда будем менять схему и искать более широко. А так мы просто лишаем депутатов возможности осуществлять их деятельность.

– Но ведь и избиратель мог почувствовать себя обманутым…

– Избиратели голосовали со знанием дела, понимая, что в Уставе города Иркутска записан порядок выбора мэра из числа депутатов. А сейчас мы вдруг это все обнуляем и говорим: нет, будет по-другому, мы будем его, мэра, инспирировать извне.

Сегодня ситуация скорее запутывается, чем проясняется. Конечно, будут везде делать акцент на том, что 2/3 депутатов городской думы примут участие в решении вопроса по отобранному комиссией кандидату, в решении вопроса по изменению в Устав города. Но мы слишком спешим и суетимся. И в этом суетливом процессе можем потерять смысл всех муниципальных процессов: а смысл – это горожанин, иркутянин, человек живой и конкретный.

Конечно, если мы подверстываем все, что происходит сейчас, под какой-то другой, грядущий политический процесс, например, под следующие выборы губернатора Иркутской области, тогда, наверное, все это политически оправдано. Можно на этом спекулировать, набирать очки. Но тогда надо подумать о том, как отнесется к таким «спекулянтам» избиратель.

О правовой последовательности: 2019 или 2024?

– То есть вы говорите о том, что этот закон нужен лишь для дальнейшей политической игры с более высокими политическими ставками?

– Поскольку сити-менеджмент меняет структуру органов, это тема 2024 года, а не 2019-го. Это моя точка зрения. Сейчас дума Иркутска будет зажата временным отрезком – в течение трех месяцев депутаты должны будут привести в соответствие с новым законом о сити-менеджере Устав города Иркутска. А как его можно привести в соответствие, если закон ничего не отрегулировал, от него только и есть, что название?

И вот представим, что по истечении трех месяцев депутаты подумают, а потом возьмут и скажут: «Вы знаете, у нас нет такой возможности и интеллектуального ресурса, чтобы внести все изменения в Устав – нам дали посыл самого общего порядка, без подробностей».

После такого заявления депутатов поведут в суд для понуждения, чтобы они выполнили как-нибудь свои обязанности. А может быть, дума в течение этого времени уже выберет и руководство для себя, и руководство для города, да и вообще решит, что применить этот закон возможно лишь через 5 лет. Такие варианты тоже могут быть.

В любом случае процесс устаканивания ситуации в оптимальном варианте займет месяцев шесть. Но я понимаю так: после проведения выборов губернатора уже мало кого будет интересовать, по какой формуле будет избираться должностное лицо города. Всем станет все равно, как Иркутск будет управляться. Поэтому-то сейчас идет вся эта политическая суета. Депутаты Сергей Сокол, Александр Битаров, Антон Романов – опытные люди – недаром голосовали против. Это говорит о том, что не все ладно в этом деле.

– То есть от муниципальной демократии мы уходим все дальше?

– Та формула, которая навязывается, уводит нас от нее. Мы только что избрали думу с возможностью избрать мэра Иркутска – и тут же ушли в сторону закона, который наделяет кого-то пока нам не известного почти диктаторскими полномочиями! Самый белый и пушистый человек вдруг, в какой-то момент, может оказаться диктатором, это опасно. Поэтому мне кажется, что городская дума должна определиться в своем отношении к этому закону. Наверное, это произойдет в течение тех самых трех месяцев, за которые им будет предложено инкорпорировать блок новых норм в Устав.

Не будем забывать, что после того, как депутаты поработают, должны пройти еще и публичные слушания. Допустим, в течение трех месяцев появится документ, он начнет отрабатываться на публичных слушаниях, на сессиях, будут собираться экспертные оценки.

Не будем также забывать вот о чем. Предположим, слушания успешно пройдут и комиссия начнет работу по подбору кандидатов. Будет отобран человек, который затем придет в думу с тем, чтобы получить там 2/3 депутатских голосов. А депутаты ведь могут сказать: «Мы ни о чем не просили и способны выбрать мэра из своего числа». И что дальше?..

– Каким образом сегодня, по-вашему, надо действовать депутатам?

– С моей точки зрения, все просто: у нас все урегулировано в действующем Уставе – и надо выбирать председателя, заместителей председателя думы, надо выбирать мэра города Иркутска. Достойных и способных к управлению людей в этом составе думы достаточно.

Я считаю, что полномочия мэра города Иркутска Дмитрия Бердникова закончатся 23 сентября. Поэтому я не вижу никаких сложностей. Избранный председатель думы (а это 2/3 депутатских голосов) может предложить свою кандидатуру в качестве мэра. Порядок голосования открытый. Если депутаты подтверждают его статус как мэра, открывается вакансия председателя, и из числа депутатов снова выбирается председатель. Мы за один день можем получить полный штат руководства городом.

– А что же с «несовместимостью» Дмитрия Бердникова?

– 23 сентября в 10 утра должна состояться партийная конференция ЕР, дождемся и к 15:00 будем понимать, взял он мандат или нет. Тема несовместимости в том или ином варианте разрешится.

– Но что будет, если Бердников останется мэром?

– Если Дмитрий Бердников остается мэром, полагая, что он мэр до 27 марта 2020 года, тогда сыграет роль политическая воля новой думы, которая «появляется на свет» 23 сентября в 15 часов, после того, как на первом ее заседании будет объявлено о результатах выборов. В этот момент в зале заседаний думы будет 34 депутата – если Бердников отказывается от мандата или же 35 – если он возьмет мандат.

Если он посчитает себя и дальше мэром, то дело будет за думой. Если они сочтут, что его полномочия закончились с полномочиями думы 6-го созыва, то изберут из своего числа мэра. Тогда, вероятно, предстоит судебное разбирательство по части того, кто мэристее из этих мэров – свежеиспеченный мэр 7-го созыва или Бердников от 6-го созыва.

Можно представить, конечно, что дума 23 сентября не решится избрать мэра, а выберет председателя и заместителей и начнет разрабатывать этот закон о сити-менеджере. Но с моей точки зрения, депутаты не могут так себя вести. Потому что у любого гражданина Российской Федерации есть право на местное самоуправление, и этот гражданин может обратиться в суд, где скажет, что полномочия мэра закончились и он не правомочен в своих действиях. Если не правомочен, то он не может подписывать постановления, тратить бюджетные деньги.

Может случиться такая ситуация: дума будет топтаться на месте и не избирать. Или хуже того – изберет, но продолжит поддерживать правовую иллюзию, что Бердников – наш мэр до 27 марта. На этом фоне будет маячить какой-то сити-менеджер. И что мы получим? Мы получим тогда одномоментно двух мэров и сити-менеджера. Согласитесь, что это нехорошо, мягко говоря – полный тупик. Поэтому не надо торопиться и придумывать всякую ерунду. Есть Устав, и жить надо по Уставу.

В настоящий момент очень важно, чтобы избранные депутаты руководствовались здравым смыслом. Потому что разрушить все очень легко, создать – очень сложно.

– Но все же институт сити-менеджера возможен в Иркутске?

– Форточка правовых возможностей сити-менеджера, с моей точки зрения, должна открыться не раньше 2024 года.