Пятилетка имитатора: что стоит за цифрами Сергея Левченко

Деятельность губернатора и правительства сводится к очковтирательству

27.06.2019 в 09:48, просмотров: 1287

Нужно быть слепым, чтобы не видеть: наш губернатор в полной мере унаследовал одно из главных качеств советской бюрократии – имитацию деятельности под бодрые рапорты о невероятных успехах.

Пятилетка имитатора: что стоит за цифрами Сергея Левченко

Где же достигла успехов Иркутская область? Согласно докладам губернатора – почти во всех сферах жизни. Он сорит цифрами достижений направо и налево. Послушаешь губернаторский щебет – и кажется, что мы живем при коммунизме. Пошатнувшийся имидж, конечно, провоцирует главу региона на громкие заявления. Но как перекричать громкие факты: дело Шеверды или расследование вокруг дорожной службы региона? Или заявления КСП о том, что народный наездил загранкомандировок на 65 миллионов наших народных рублей? Или провал утилизации отходов БЦБК?

Покатаемся…

На заграничные поездки Сергея Левченко из областного бюджета потратили 65 миллионов рублей, сообщили аудиторы Контрольно-счетной палаты. Генпрокуратура поручила аудиторам проверить эффективность этих поездок. И вот тут начинается интересное: был сделан вывод, что между мероприятиями программы, через которую финансируются поездки, и ее целями невозможно установить взаимосвязь.

Газета «Восточно-Сибирская правда» приводит цифры от аудиторов. В 2015 году программа исполнена на 7,3 миллиона рублей, и далее по нарастающей, в 2018 – на 18,1 миллиона. В 2019 году на поездки запланировано 12 миллионов рублей, из них 8 миллионов было освоено уже к 1 мая. Часть мероприятий финансировалась через Корпорацию развития Иркутской области. Причем денег не хватало, и в программу докидывали средства. По результатам проверки установлено: финансирование поездок осуществлялось с нарушениями. Для справки: по подсчетам аудиторов, губернатор присутствовал в области всего 195 дней, то есть полгода. Остальные полгода он провел в командировках и 46 дней – в отпуске. При этом только 35 дней – в заграничных командировках.

Теоретически программа должна разработать механизмы, которые позволят повысить инвестиционную привлекательность региона и увеличить инвестиции в основной капитал.

Эти инвестиции – показатель макроэкономики. Свою лепту в него вносят все предприятия региона. И вклад правительственных выставок отследить невозможно. Вполне может быть, что их эффективность минимальна. И пафос заявлений губернатора на этом фоне выглядит лукаво. Приведем слова из того же доклада: «Одно дело – увеличить доходы, и совсем другое – эффективно ими распорядиться. Поэтому в рамках послания правительству региона поручено обеспечить грамотное использование бюджетных средств с учетом целесообразности и повышения эффективности использования каждого бюджетного рубля. На постоянной основе проводилась работа по оптимизации структуры и объема расходов областного бюджета, по пересмотру состава и сроков реализации мероприятий государственных программ». Ну и как, скажите, вписать в эту тенденцию оптимизации расходов 65 миллионов на загранпоездки?

Лес нарубим…

Очень сложно понять и многие другие заявления Сергея Левченко, которые настолько расходятся с действительным течением событий, что выглядят насмешкой над здравым смыслом.

«Уважаемые коллеги! Особо хочу остановиться на результатах нашей работы в лесной отрасли. Исторически сложилось, что Иркутская область занимает 1-е место в России по объему заготовленной древесины. В 2018 году заготовлено 35,7 млн куб. м древесины, что на 2,6% выше уровня 2017 года», – доложил губернатор депутатам 19 июня, отчитываясь за работу в 2018 году. На фоне картины маслом «Шеверда в СИЗО» это заявление губернатора звучит более чем легкомысленно.

Сегодня Левченко тратит свое время на защиту опального министра лесного комплекса. От чего? Губернатор уверен, что лесные махинации с санрубками – это происки злых «черных лесорубов» против доброго, белого и пушистого министра.

Губернатор от души хвастает «достижениями» правительства (которое, на минуточку, замешано в коррупционных лесных скандалах): «В 2018 году значительно снизился объем экспорта необработанной древесины. Снижение составило 21%. Растет доля производства древесины с глубокой переработкой…» А вот сколько сырьевой древесины вывезено за рубеж в результате санрубок с позволения регионального минлеса? Правоохранительные органы считают, что ущерб Российской Федерации только по Туколони (за которую Шеверду и арестовали) нанесен примерно на 800 миллионов рублей.

Но для губернатора словно и не существует заявлений прокуратуры и федеральных ньюсмейкеров, которые говорят о том, что Иркутская область входит в число лидеров по незаконным, «черным» вырубкам. «В 2018 году Иркутская область установила абсолютный рекорд по снижению незаконных рубок в стране, результат достиг 48%», – говорит он в докладе, объясняя показатели тем, что «выявляемость у нас значительно выше». И Шеверду с поста министра увольнять ни за что не хочет.

Левченко, что называется, «впрягся» за министра. 24 июня он обратился к омбудсменам, прося защитить человека, в отношении которого продолжается крупное расследование – и неизвестно, к открытию каких фактов и чьих фамилий в коррупционной схеме оно приведет. 27 июня он обратился к председателю Союза журналистов России Владимиру Соловьеву с жалобой на то, что федеральные СМИ «дискредитируют» работу регионального правительства – особенно по «лесным» делам.

Почему бы Сергею Левченко не позволить правоохранительным органам делать свое правоохранительное дело – а уже потом, по результату, жаловаться и оспаривать приговор, если таковой будет и покажется губернатору несправедливым?

Опозорим страну в глазах инвесторов…

Но спорить с правоохранительными органами и судебной системой, похоже, входит у «красного» губернатора в привычку. Он обращается с исками даже на прокурорские постановления – например по делу о закрытии китайского завода в Култуке. К сожалению, это лишь делает виднее те «косяки», которые допускают главные чиновники области. Не с подачи ли правительства области и, само собой, губернатора китайцы сегодня намерены опозорить Россию в кругу крупных инвесторов?

«Много внимания в 2018 году уделялось правительством Иркутской области инвестиционной политике», – порадовался губернатор, отчитываясь перед депутатами, и оглушил пространство заоблачными цифрами об объеме инвестиций, который «в перерасчете на душу населения вырос на 17,5% по отношению к 2017 году». О чем должна сказать эта цифра рядовому жителю области, который жить лучше не стал, а только пояс затянул потуже? Зато история с китайским заводом очень красноречива для обывателя (и не только для него). 25 июня Иркутский областной суд подтвердил решение первой инстанции в пользу его закрытия. Завод как раз и был одним из инвестпроектов области. Но область самоустранилась от контроля за этим проектом (о чем в ходе разгоревшегося скандала напомнила прокуратура). И теперь, после такого беспрецедентного проигрыша в суде, китайский инвестор Цзюй Гофа, понесший убытки в 4 миллиона долларов, пообещал, что постарается предостеречь своих коллег и бизнес-партнеров из Китая, убедит их никогда не вкладываться в предприятия на территории России.

Завод, кстати, находился на территории так называемого индустриального парка. Об особых зонах и парках губернатор в своем докладе депутатам тоже сказал – разумеется, в разрезе больших достижений. Но давайте взглянем на многострадальное Усолье-Сибирское, или на Байкальск, или на Саянск и Черемхово в реальном свете. Там открыты ТОСЭРы и парки. Но что реально там поменялось? Ничего.

А что касается развития промышленного сектора и налоговых поступлений – так здесь никакой особой заслуги губернатора нет. Это заслуги частного бизнеса. Который, заметим, не так уж доволен политикой регионального правительства – если учесть, что одна из крупнейших компаний юридически покинула Иркутскую область и перерегистрировалась в Москве.

Будем все время начинать сначала…

Что до Усолья и Байкальска, то это особый случай.

Во-первых, губернатор считает, что для моногородов, коим и является Байкальск, делается очень много: «Правительство Иркутской области системно проводит работу по стабилизации ситуации в моногородах. Общий объем финансирования моногородов в рамках государственных программ Иркутской области в 2018 году составил 2,2 млрд рублей. В течение 2018 года в моногородах Иркутской области создано 2,5 тысячи постоянных и временных рабочих мест, привлечено 6,9 млрд рублей инвестиций». Но главный коммунист области не упоминает, что одна из главных проблем Байкальска – утилизация отходов БЦБК – не решается от слова «вообще».

Год назад Левченко демонстрировал народу бурную деятельность, ездил на полигон, фотографировался там в каске и с лабораторными пробирками от «Росгеологии» – мол, идет работа, скоро все будет чисто, граждане. Потом вдруг, когда «Росгеология» стала требовать от правительства принять-таки в проекте необходимое участие, а не только фоткаться с пробирками, Левченко заявил о возможной смене подрядчика и технологии. Конечно, если все время начинать сначала, то можно вообще ничего не делать.

В Усолье вообще творится невообразимое. Депутаты Заксобрания, общественники и пресса «раскачали» ситуацию с утилизацией отходов химической промышленности на бывшей промплощадке «Усольехимпрома» – под бравурные речи губернатора о том, что ТОСЭР в Усолье (задействована, кстати, та же отравленная промплощадка) пополняется резидентами. Правительство вынуждено было объявить ЧС, заняться охраной площадки, с которой все тащили что могли. Пообещали, что и проект по очистке промплощадки на подходе.

24 июня правительство объявило даже, что отходы 4-го класса опасности – спецовки в мазуте, железобетон и пр. – повезут в Братский район, что ООО «Братская служба санитарной очистки» готово их принять… На следующий день братский мэр Серебренников зашел в ситуацию протеста – у них своей химической дряни хватает. А ООО «БССО» вообще опровергло информацию о согласии на размещение отходов предприятия «Усольехимпром». Оно даже не планировало это делать. Более того, по словам сотрудников службы, министерство, правительство области и федеральные отраслевые структуры с запросом о размещении не обращались!

Социалка: эффективность под вопросом

19 июня депутаты Законодательного собрания (кроме, естественно, депутатов фракции КПРФ, хотя вице-спикер Ольга Носенко поставила под сомнение заявленную в регионе статистику безработности на уровне 1%, посчитав, что она занижена) выступили с предметной и жесткой критикой губернаторского отчета. Спикер Сергей Сокол обратил особое внимание на «социалку», достижения в которой губернатор тоже немало расписывал: «В рамках послания на 2018 год я озвучивал цифру в 210 объектов социально-культурного назначения, которые мы планировали финансировать в 2018 году. Фактические результаты оказались еще лучше. Всего было профинансировано 263 мероприятия по проектированию, строительству, реконструкции и капремонту…» – и так далее.

Сокол предложил конкретно оценить эффективность передачи здравоохранения с муниципального на региональный уровень. Он считает, что ситуация сложная, «врачи и персонал работают зачастую в недопустимых условиях». Есть проблема с оснащением больниц даже в крупных городах, ФАПы в удручающем состоянии. В области не хватает трех тысяч медиков.

– Министр здравоохранения нам докладывал о зарплатах врачей в 80 тысяч рублей. Мы проверили, оказалось – это получает человек, работая на три ставки!

Сокол напомнил, что «областное правительство пожалело миллиард рублей из областного бюджета на здравоохранение» – при том, что на счетах в 2018 году оставалось 15 миллиардов.

Мы умолчим об участках для многодетных – их предоставляют то на болоте, то в дремучем лесу, умолчим о жилье для сирот – ибо скандал с ангарскими и тайшетскими сиротскими домами известен далеко за пределами области. И много о чем еще… Участие губернатора и правительства в реальной жизни региона очень ярко подчеркивают самые последние события. На этой неделе в Иркутской области началось наводнение. Сильно подтоплены шесть населенных пунктов. Но в эти дни губернатор рассуждал об ограничении потока туристов на Байкале, жаловался на журналистов, отмечал в Москве юбилей партийного босса Зюганова. Короче, область вполне обходится без него. И, похоже, жители области уже не питают иллюзий и ничто не помешает им попросить его «на выход».