Верховный суд РФ займется судьбой многоэтажки в Иркутске

Выселяемые готовы объявить голодовку

Только жители дома № 40 на улице Пискунова немного подуспокоились, сделали экспертизу, поняли, что дом действительно можно доделать, и даже заручились поддержкой на уровне городской думы и в правительстве региона, как снова пришла беда.

Выселяемые готовы объявить голодовку

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, расположенный в городе Кемерово, постановил: дом все-таки надо сносить. За счет жильцов. Срок, по словам председателя ТСЖ Елены Гаркиной – до конца июля. Неужели людям придется бросить все и переселяться в никуда?

Грустная история «кузнецовского» дома

Напомним, застройщиком 11-этажки на Пискунова была компания «МетРоссо», владельцем и гендиректором которой был господин Евгений Кузнецов. Он построил несколько домов в Иркутске, к которым у властей были серьезные претензии, в частности, дом на улице Багратиона или дом на улице Бородина, 45, который уже давно постановили снести. Как он строил? Да как всегда: брал в аренду участок для строительства индивидуального дома и быстренько сооружал многоэтажку, в которой часть квартир раздавал «нужным» людям, а оставшиеся продавал на стадии котлована или строительства. Потом, пока шли разбирательства, Кузнецов заключал мировое соглашение с администрацией, которое не исполнял. Потом банкротил компанию-застройщика, организовывал новую, брал следующий участок – и снова здорово.

На что был расчет? Да на простые сентиментальные чувства: выгонять на улицу жителей у властей вряд ли поднимется рука. Все эти бабушки, молодые семьи с детьми, ипотечники – куда их гнать? А квартиры в «кузнецовских» домах покупали именно такие люди. И в течение какого-то времени схема работала, однако с домом № 40 на улице Пискунова она дала радикальный сбой: суды по восходящей принимают решение о сносе дома за счет собственников жилья.

Фото: wikimapia.org
Не за счет проворонившей возведение и заселение людей администрации – да и той администрации, по большому счету, уже нет. Не за счет застройщика – он банкрот. Не за счет конкретно гражданина Евгения Кузнецова, который получил условный срок и в ус не дует. 350 миллионов на снос должны собрать люди – 137 семей, которые купили квартиры и оформили право собственности. Те самые старушки, студенты, молодые семьи с ипотекой. По три миллиона с семьи. За разрушение своего дома, в котором они обжились, сделали ремонт для себя, прописались и надеялись на «долго и счастливо»…

В феврале 2020 года жители дома на Пискунова вышли на митинг. Этим они хотели привлечь внимание властей к своим проблемам.

И даже привлекли: на акцию протеста прибыло несколько депутатов думы Иркутска, приехал помощник депутата Госдумы Александра Якубовского, который пообещал всестороннюю поддержку от лица депутата. Приехали многие иркутские СМИ. По результатам митинга было принято решение поднять этот вопрос в правительстве Иркутской области, чтобы включить 11-этажку в план достройки проблемных домов.

Люди выдохнули с облегчением, но, как оказалось, рано. Вердикт апелляционного суда таков: сносить – и никаких гвоздей.

Что предлагают власти: жители ищут подвох

В правительстве Иркутской области предложили решение проблемы: владельцы квартир должны безвозмездно передать их муниципалитету, а взамен они получат выплату в размере 47,67 тысячи рублей за квадратный метр, но не более чем за 90 квадратных метров. Выплаты будут выдаваться на основании пакета документов с 1 января 2021 года, подать заявления нужно будет до 31 марта. Перечислять выплату будет министерство соцзащиты, но не на руки, а в качестве оплаты за другое жилое помещение, на счет продавца. При этом есть еще одно существенное уточнение: претендовать на выплату может собственник, не имеющий иного пригодного жилья или доли в таковом, либо если его доля составит менее учетной нормы площади жилья на человека или семью.

Вот тут и кроется подвох, считает Елена Гаркина. Ее и многих жителей такой подход устроить не может.

– Все дело в том, что в нашем доме достаточно большое количество квартир приобретали люди для будущих студентов, детей или для внуков, – говорит Елена Ивановна. – Вот, к примеру, родители из Усть-Кута купили квартиру для сына, который через год будет поступать в иркутский вуз. Квартира оформлена на них, но у них есть пригодное для проживания жилье в Усть-Куте. Им, получается, выплата не положена. А что делать тем, у кого в семье – у мужа или жены – есть доля в родительской квартире в каком-либо другом городе? На эту семью тоже выплата не положена? Или положена, но не на всех ее членов?..

При этом установлен сам порядок выплат, но его не утвердили в Заксобрании. И средства в бюджет на это не выделили. Выделят ли, на всех или на некоторых? Неизвестно. Бюджет еще не разработан, не обсуждался и тем более не принят. В общем, вопрос опять завис.

Жители дома № 40 на улице Пискунова – уже закаленные люди. Сдаваться они не собираются. Сразу же после того, как стало известно о решении апелляционного суда, активисты собрались и решили биться дальше. На очереди Верховный суд России.

Кроме этого, люди начали напрямую заключать договоры с поставщиками коммунальных ресурсов – воды, света, отопления. Прямые договоры и регулярная оплата услуг могут помочь, если вдруг начнутся отключения.

Активисты постоянно обращаются в надзорные и контролирующие органы. У них на руках есть несколько результатов экспертиз. Одна из них была сделана еще в 2013 году, и она показывает, что строительные недочеты на доме не критичны, все их можно исправить. Требуется на это от 40 до 120 миллионов, и часть средств можно получить с застройщика-банкрота, которому, как оказалось, еще принадлежит несколько квартир в данном доме. Квартиры эти можно продать, а деньги пустить на доделку.

В начале 2019 года по дому была проведена очередная судебная экспертиза, которая проверила безопасность здания. Несмотря на технические нарушения, заключение экспертов однозначно: сносить необязательно, достаточно реконструировать. Оба судебных эксперта, проводившие экспертизу, подписались под уведомлением об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

А 3 июля к жителям дома приезжал глава регионального Стройнадзора Борис Билалов. Однако он не смог ответить ни на один вопрос. Записал он эти вопросы, да и уехал, пообещав дать ответы через неделю.

Сплошные «почему»

А вопросов действительно много. Например: почему суд учитывает только те экспертизы, которые показывают, что проживание в данном доме опасно для людей, но не учитывает другие, проведенные уже после того, как дом начал заселяться? Жители своими силами провели устранение некоторых недочетов, и последующие экспертизы показали, что опасности нет, есть недоделки.

Жителям предлагают добровольно отказаться от своего жилья, купленного для себя, в котором они сделали подчас довольно дорогой ремонт. А что потом? Муниципалитет, получив все квартиры в доме, будет его сносить за свой счет? А не проще ли выделить не 350 миллионов на снос, а 120 – в три раза меньше – на достройку? Тем более, что, по словам председателя ТСЖ Елены Гаркиной, в прокуратуре сообщили, что власти Иркутска не намерены сносить данный дом после того, как все квартиры в нем будут переданы в муниципальную собственность. Значит, так можно? Или муниципалитету можно, а жильцам нельзя?

– Мы не сдались и сдаваться не собираемся, хотя нам все время предлагают «помолчать», – говорит Елена Гаркина. – Вот только если мы будем молчать, про нас все забудут и под шумок выселят в никуда. Мы будем требовать, будем митинговать, объявим голодовку. Нам действительно некуда идти, мы не можем пользоваться своей собственностью: подарить, продать, завещать, прописать родившихся за время судебных споров детей. Мы просим немного: дайте нам жить нормально, как положено – в своем жилье, купленном на свои деньги. Платить ипотеку и коммунальные платежи, рожать и воспитывать детей, принимать гостей, возвращаться домой.

Однако покой жителям дома № 40 на улице Пискунова только снится. Даже если дом не будут сносить, нужно решить, за чей счет его будут достраивать и кто этим будет заниматься. А потом встанет во весь рост новая проблема: земля. По документам, земельный участок находится в собственности. Собственник – физическое лицо, право собственности зарегистрировано 27 декабря 2011 года. Плюсом можно считать то, что разрешенное использование участка – земля под многоэтажную застройку. В принципе можно зарегистрировать право собственности на участок, а после сдачи дома в эксплуатацию земля переходит в собственность жильцов. Как будет в случае с Пискунова, 40 – пока неизвестно.

– Пусть сначала разрешится ситуация с тем, где нам жить.

«МК Байкал» продолжает следить за ситуацией.

Фото Кирилла Шипицына.