Тулунская зона отчуждения: выживет ли город

Все, кто смог, уехали, кто не смог, уедут позднее

05.11.2019 в 10:52, просмотров: 9235

В конце сентября 2019 года областные чиновники сообщили, что свидетельства на получение социальной выплаты для приобретения или строительства жилья получили уже 4502 семьи. Но получение сертификата и получение жилья – это не одно и то же: оплачено только 716 свидетельств на сумму около двух миллиардов рублей. 

Тулунская зона отчуждения: выживет ли город

Общее же количество семей, нуждающихся в новом жилье после потопа, составляет 5718. Корреспондент «МК Байкал» побывал также в районе Тулунского ЛДК, чтобы узнать, в каких условиях и с какими надеждами здесь сегодня живут люди.

Комментарий редакции: В середине октября президент Владимир Путин потребовал как можно скорее завершить работы по ликвидации последствий паводков: «Фронт работ достаточно большой, и он должен быть развернут как можно быстрее, разумеется, в соответствии с климатическими условиями, чтобы ничего, тем более деньги, зря на ветер не бросали».

Сертификаты в Тулуне не работают

Спецтехника практически полностью вывезла разрушенные дома в районе дамбы, сейчас идет расчистка участка перед поселком ЛДК.

Разбор полуразрушенных домов продолжается.
Здесь смыло часть деревянных домов, панельные многоэтажки оказались затоплены по третий этаж. Один пятиэтажный дом по адресу Рабочий городок, № 11, расселили полностью, в трех других  только жильцов нижних этажей, чьи квартиры оказались затопленными. В квартирах на верхних этажах люди продолжают жить – на свой страх и риск. Ведь в любой момент из-за подмытого фундамента многоэтажки могут сложиться как карточные домики, но расселять их пока никто не спешит. В домах стойкий запах плесени и затхлости, но людям больше некуда пойти.
Дыры в подъезде дома № 11.
В домах повсюду плесень.

У тулунчанина Владислава Брызгалова затопило не только квартиру в доме № 13, но и смыло гараж, который он совсем недавно построил из газобетона, утеплил, обшил, оформил как положено, платил за него налоги. Государство не дало за него ничего.

Владислав Брызгалов.

– Себестоимость гаража – около 400 тысяч рублей, мне мэр сказал, что за него не положено даже копейки. Хотя за землю дачникам, за помидоры платят, мне бы хоть чуть-чуть за него дали. Обидно, аж плакать охота.

– Но за жилье хотя бы возместили?

– Нам сначала сказали: делайте капитальный ремонт. Мы купили стройматериалы, наняли подрядную организацию. Собирали все чеки. Старались успеть к 1 сентября – ведь ребенку в школу идти, нужно где-то жить. Когда пришли в Фонд капитального ремонта, чтобы возместить затраченные средства, нам отказали, сказав: возьмите сертификат. Мы с этим сертификатом не можем купить жилье -- за 4-комнатную квартиру нам дали сертификат на 2 600 000 рублей. На эти деньги я смогу купить только 2-комнатную – в лучшем случае, и нужно еще будет на что-то делать ремонт. Мы оказались у разбитого корыта. Единственная надежда – я записался на строительство дома в Сосновом бору. Но что там будет, и самое главное – когда, я даже не знаю. Мы пока живем в своей старой квартире, откуда нас в любом случае выселят… Никто не помогает, дали сертификат – и как хочешь, так и крутись.

Комментарий редакции: Давайте вспомним слова Владимира Путина, которыми он отчитал чиновников:  «...Мы имеем в данном случае дело с людьми, которые в беду попали. И нужно исходить из этого, нужно иметь в виду, что люди утратили, может быть, всё, что составляло их небольшие накопления за всю жизнь. И ясно, что они рассчитывают на нашу с вами помощь. И если нет внутреннего настроя на такую индивидуальную работу с каждым человеком, то тогда, значит, те, кто не могут так выстроить свою работу с людьми, не туда попали. Значит, им надо заняться другой работой…»

Владислав и жители не расселенных домов не то чтобы завидуют дому № 11, который расселили. Это тот самый дом, плачевное состояние которого заметила федеральная комиссия, проезжавшая по Тулуну, и жильцы по настоянию федералов были срочно эвакуированы. Местные власти, несмотря на жалобы жильцов, не особо тревожились, хоть им и сообщали о треске и трещинах в стенах.

– Но всем, кого расселили из этого дома, купили меньшие по площади квартиры. Мало кому повезло, разве что пенсионерам, у которых были однокомнатные – они купили «однушки» в Иркутске.

Жителям других многоэтажек дали сертификаты – и на этом все.

– Люди мучаются, не могут найти жилье. Вокруг наших домов – пустыня. На весь район остался один магазин, постоянно нужно ездить в центр города. Но таксисты отказываются к нам ехать, боятся.

Владислав говорит, что до сих пор по домам лазают мародеры. Криминальная обстановка, и без того не ахти какая, обострилась. Работы нет, люди выживают. Еще одна беда после наводнения – это собаки, которые сбиваются в стаи. Собак никто не отлавливает.

– Почему не уедете из Тулуна?

– Я не могу покинуть город, хотя на этот сертификат я бы мог купить жилье в Иркутске, там цены теперь ниже, чем у нас. Но у меня здесь работа, мне нужно доработать до пенсии – егерем в охотничьем хозяйстве. Я учился на охотоведа, всю жизнь работал по специальности, а в городе кому я нужен?

Комментарий редакции: В начале октября СМИ сообщали, что в областной бюджет Иркутской области по инициативе губернатора направят дополнительные 336,9 миллиона рублей на выплату поощрения чиновникам, которые участвовали в ликвидации паводка в Иркутской области. Речь шла только об областных государственных гражданских служащих. Вице-спикер ЗС Александр Ведерников тогда заявил, что отдельные специалисты могут получить премию в размере своего годового дохода. Тогда же портал Irk.ru сообщал, что, по данным на 1 октября, из 3 тысяч подавших заявления полную выплату на ремонт жилья получила всего одна семья. Так за что чиновники получат свои премии?

На птичьих правах

Пенсионер Николай Горемыкин, который проживал в приснопамятном доме № 11 на третьем этаже, получил сертификат на покупку жилья.

Николай Горемыкин.
Но за квартиру, которую он выбрал, уповая на сертификат, и в которую его семья уже переехала, чиновники не спешат рассчитываться, и у продавца кончается терпение. В любой момент собственница квартиры может выгнать покупателей на улицу – и будет по-своему права. Во всяком случае, в обиде затопленцы будут не на нее, а на чиновников.

– Все наше имущество пропало. Нам дали 10 тысяч рублей за имущество, наш дом – под снос. Выселили, выдав сертификат. Мы нашли квартиру, подремонтировали ее, а деньги за нее хозяйке так и не перечислили. А ведь два месяца назад отдали сертификат на выплату! Документы наши, знаем, отправили в Иркутск. А когда деньги перечислят, не говорят.

Комментарий редакции: В середине октября президент Владимир Путин обратился к чиновникам: «Надеюсь, не будет больше информации о том, что средства пришли, но до исполнителей, либо до граждан, которые имеют право на получение тех или иных пособий, эти деньги не доходят». Он, кстати, потребовал предоставить ему отчет о расходовании средств, которые были выделены на компенсации

Николай негативно оценивает будущее Тулуна.

– Мне кажется, с Тулуном ничего хорошего не будет, предприятий никаких не осталось. Большая часть людей, мне кажется, уехала в Иркутск – что тут оставаться. А мне 70 лет, куда уже ехать! Наводнение сказалось, конечно, на здоровье. И такая бесчеловечность с выплатами! Все на нервах, – рассказывает он.

На нервах – и еще на каких! – живут и обитатели верхних этажей многоэтажных домов, которые затапливало. Анна, жительница дома № 13, рассказывает, что у них «нет никаких документов». Неведение – главный бич их сегодняшнего положения. И это при том, что все жители должны быть информированы – за это отвечало региональное правительство, всем должна оказываться помощь.

– Мы не знаем статус нашего дома, не можем понять, аварийный он или нет. Первые два этажа расселили, а про нас говорят, что раз не затопило, живите дальше. Были обследования, но заключения не дают, говорят, была некомпетентная комиссия.

Родители Анны уехали жить в Иркутск. Она, если, конечно, ее семья получит сертификат, вероятно, тоже уедет из Тулуна.

– Но зиму будем точно здесь жить, а дальше будет видно – нам так сказали.

Им так сказали, несмотря на то, что дом в любой момент может «сложиться». Людям страшно.

Комментарий редакции: Во время своего последнего визита Виталий Мутко поручил региональным чиновникам улучшить информированность населения: «Надо, чтобы вы четко график объяснили. Те виды работ, которые вы делаете в этом году, и те, которые в следующем году будете делать. Люди должны знать». Судя по рассказам тулунчан, региональное правительство, которое отвечает за информированность, со своей работой не справляется.

Строятся ли новые поселки?

В Тулуне идет строительство новых поселков. Но темпами не очень-то ударными. Если в Черемхово заявлено, что дома будут сданы в конце ноября, то в Тулуне, где стройка курируется правительством области, все только начинается. В микрорайоне Угольщиков началось строительство комплекса из 21 многоквартирного жилого дома, рабочие «Востсибстроя» заливают фундамент для домов, по планам дома должны построить к октябрю 2020 года – то есть через год. Чуть лучше дело обстоит в Березовой роще. Там возведено четыре одноквартирных дома: два деревянных дома на въезде в поселок и еще два дома построены по современным технологиям – собраны из модулей.

Комментарий редакции: Заместитель председателя правительства РФ Виталий Мутко на заседании правительственной комиссии по ликвидации последствий паводка отчитал региональное правительство за срыв сроков восстановления жилья: «Это не стройка, которая идет. Это не темпы, это баловство какое-то!.. Лето красное пропели, называется… Если ситуация не изменится, то управление ситуацией возьмет на себя федеральный центр!»

Прораб Сергей Семенов, бригада которого возводит дома «по современным технологиям», рассказывает, что дома приезжают в комплекте, собираются, как конструктор, на бетонной плите толщиной больше 200 миллиметров. Все материалы производятся в России, а большинство – даже в Иркутске: гипсокартон, строительные смеси, штукатурки, шпатлевки. Дефицита материала нет. Дома утепляются, изнутри обшиваются гипсокартоном, отделываются. Каркас собирается быстро, меньше чем за неделю вместе с крышей, самое затяжное – это отделка, нужно соблюдать технологические паузы. Планируется, говорит прораб, построить 600 домов, «все зависит от потребностей».

Однако, судя по общим темпам, к тому моменту, когда что-то будет построено в Тулуне, переезжать в новое жилье будет некому. Тулунчане говорят о том, что все происходит слишком медленно, а им нужно как-то жить сейчас, как-то зимовать. Сегодня невозможно купить жилье в Тулуне по сертификатам – цены на недвижимость задраны, их никто конечно же не регулирует, отдав на откуп свободному (а точнее, дикому) рынку. Люди выезжают, остаются пенсионеры, люди предпенсионного возраста и те, чья работа не позволяет жить в городе. Кто, спрашивается, заселит 21 многоквартирный дом в Березовой роще? Жильцы верхних этажей многоэтажек, вроде Анны, которых вынуждают зимовать в мокрых домах? Может быть, они въедут в дома нового микрорайона – если, конечно, их нынешний дом не «сложится» раньше.

Комментарий редакции: В августе губернатор Сергей Левченко заявил, что «Абсолютно все люди, которые лишились жилья из-за наводнения, получат вместо него дома или квартиры». Эта информация и сегодня размещена на сайте минсоцразвития региона. Но, увы, пока слова остаются лишь словами.

Фото автора.