Вы майните, они платят: как регион льготами оплачивает частные прибыли

Правительство и бизнес решительно настроены против серых схем энергопотребления

Тема майнинга криптовалюты постепенно заходит в головы россиян – в том числе и авантюрно настроенных иркутян, желающих выгодно сделать на чем-нибудь побольше денег. Но должны ли платить за личные коммерческие интересы другие предприниматели, а тем паче бюджет, который складывается из наших с вами налогов?

Правительство и бизнес решительно настроены против серых схем энергопотребления
Фото: ust-kut.bezformata.ru

Майнинг из бани

Истории наших майнеров не отличаются разнообразием: они покупают оборудование, чаще с рук, и пользуются тем, что в регионе одни из самых низких по стране тарифов на электроэнергию. «Случайно узнал от знакомых, что владельцы майнинговой фермы в Московской области продают оборудование, ставшее убыточным. Им стало просто невыгодно заниматься майнингом – слишком высокая стоимость электроэнергии» – так презентовал свой бизнес для читателей ресурса The Village один из иркутян. Самая главная составляющая этого бизнеса – низкая цена на электроэнергию. Иркутская область считается натуральным Клондайком у тех, кто занимается «добычей» криптовалют: в регионе установлен самый низкий тариф для населения в России – 1,17 руб./кВт*ч.

Да живите хорошо, кто ж запрещает! Есть только одна проблема – не для майнеров, для всех остальных: перекрестное субсидирование. Это означает, что низкий уровень тарифов для населения компенсируется промышленными потребителями электроэнергии и частично бюджетом. И нагрузка эта, в общем, огромна: по данным промышленного сообщества, 5,7 миллиарда рублей в год. По данным, которые в январе нынешнего года приводил региональный информационный портал Irk.ru, 764,5 тысячи домохозяйств региона (81,51% от общего количества домохозяйств) потребляет в среднем не более 375 киловатт-час/месяц. А вот у еще 6,2 тысячи домохозяйств (0,66%) среднее электропотребление выше этого объема в 30 раз. В это число могут входить как раз те, кто использует энергию, отпускаемую для населения по социальным ценам, в своих коммерческих целях. 

О том, что майнинг не хобби, а уже вполне себе бизнес (хотя и до конца не урегулированный законодательно) для многих, свидетельствует информация полиции: в Иркутске, Шелехове и других населенных пунктах, в том числе сельских, уже не первый год воришки то тут, то там крадут майнинговое оборудование не только из специализированных помещений, но и в том числе из бань и гаражей граждан. К примеру, 2 июня сотрудники полиции задержали четверых юных ангарчан, подозреваемых в нескольких кражах майнингового оборудования в Ангарске и Зиме. То есть предприимчивые граждане готовы закупать оборудование и майнить, майнить… 

Фото: ointeres.ru

При этом, заметим, бытовой тариф для сельского потребителя еще ниже, чем городской. Он ниже, чем коммерческий, в 4,5 раза. Майнеры, базирующиеся в сельской местности, таким образом получают еще большую выгоду при том, что объемы потребления у них гигантские, фактически промышленные. Сбытовые компании дают вопиющие цифры. Один дом с майнингом в среднем потребляет электричество как 61 дом аналогичной площадью и с одинаковым количеством проживающих. Так, в одном из населенных пунктов Иркутского района один дом с майнингом потребил 194 000 киловатт-часов, а вот аналогичное домовладение, но без майнинга – 3200 киловатт-часов. Этот же майнер потребил в три раза больше, чем за аналогичный период все (!) жители села, а это порядка 500 домов: 1 940 000 к 670 000 кВт*ч.

Превышая выделенную на их участки мощность, майнеры, бывает, лишают электричества соседей – сети не выдерживают перегрузок, что приводит к аварийным отключениям. Особенно показателен в этом Иркутский район.

По данным регионального министерства ЖКХ, менее 0,8% домохозяйств суммарно потребляют свыше 1 млрд кВт*ч (свыше 11 кВт*ч на домохозяйство). По экспертной оценке, основную часть этого объема (порядка 500 млн кВт*ч в год) потребляют майнеры, как раз ведущие свою деятельность в личных домохозяйствах и оплачивающие электроэнергию по тарифам для сельского населения.

Клондайк для одних, убытки для других

Надо полагать, что такое положение дел – когда вы платите за коммерческие инициативы других – не очень справедливо. Нагрузка ведь в этом случае идет не только на крупных промышленников, но и на всех иных коммерческих пользователей, а также и на бюджет – то есть на кубышку, которая слагается из наших с вами налогов. Мало того, что казна не получает от майнеров налоги, так она еще и вынуждена участвовать в перекрестном субсидировании, возмещая затраты бюджетных учреждений на электроэнергию.

Нагрузка по субсидированию, растущая в том числе в связи с подобными энергозатратными предпринимательскими инициативами, не привлекает, а отпугивает инвесторов, которые присматриваются или уже работают в регионе. Они – и регион вместе с ними – попадают в заколдованный круг: у нас дешевая энергия, что бизнесу вроде выгодно – но с другой стороны, в регионе, именно в связи с дешевизной электроэнергии, у бизнеса появляются дополнительные расходы: майнеров на «Клондайке» много, и за всех кому-то приходится платить. Для примера: суммарное потребление названной выше категории домохозяйств (в нее входят и домохозяйства с площадью более 1000 кв. м, но их доля незначительна) составляет более 800 млн кВт*ч в год; ежегодная субсидия составляет порядка 750 млн руб. в год.

Почему же проблема, такая явная, не решается? Замдиректора ассоциации «Сообщества потребителей энергии» Валерий Дзюбенко не так давно высказался насчет пассивности Минэнерго относительно черных майнеров и серых схем потребления электричества в коммерческих целях, но по льготным тарифам. Ассоциация предлагала, как сообщает «Независимая газета», «отсечь от льгот сверхвысокое потребление, в десятки раз превышающее среднемесячное бытовое электропотребление». Но в ответ получила, по словам Дзюбенко, «отписки и тишину». «В феврале текущего года правительство по нашему предложению поручило Минэнерго разобраться с серыми схемами коммерческого электропотребления по льготным тарифам, предназначенным для бытовых нужд, – это майнеры, гаражные автосервисы и прочее. Хотя бы с этим небольшим сегментом перекрестного субсидирования можно было покончить, причем абсолютно безболезненно для домохозяйств», – сообщал он СМИ.

Основания для социальной поддержки

Между тем Правительство России давно ведет речь о том, что проблему перекрестного субсидирования надо как-то решать. В феврале 2020 года участники заседания рабочей группы Государственного совета Российской Федерации по направлению «Энергетика» сделали вывод, что «государственная политика в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности требует пересмотра». Одним из решений стал пункт о сокращении «перекрестного субсидирования в электроэнергетике в части поставок электрической энергии и мощности на льготных условиях по регулируемым договорам и оплаты населением услуг по передаче электрической энергии», вплоть до его полного устранения. Объем перекрестного субсидирования по России, как передают Известия.ру, в этом году уже достиг 239 млрд рублей в год. Энергетики считают, что механизму стоит очень срочно искать замену. 

Фото: zn38.ru

История с отменой перекрестного субсидирования неизменно вызывает тревогу у населения – мол, в этом случае цены на электричество резко повысятся. Но и энергетики, и правительство настаивают, что в случае, если будет совершен переход к «экономически обоснованным тарифам» – то есть тот, кто потребляет больше энергии, станет платить за нее сам, по адекватному, а не социальному тарифу – для малоимущих и нуждающихся будут введены дополнительные льготы. Не исключена и адресная поддержка. Весной этого года в ходе подготовки совещания с президентом в правительстве снова состоялось заседание рабочей группы Государственного совета по направлению «Энергетика», на котором рассматривался вопрос дифференцирования тарифов для населения, субсидирования социально незащищенных групп населения. А 31 мая о необходимости новых подходов говорил и сам президент Владимир Путин.

Кстати, в Иркутской области местные предприниматели уже предлагали пути решения проблемы перекрестного субсидирования в электроэнергетике: провести пилотный эксперимент и установить для майнеров, законодательно выведя их в категорию предпринимателей, тот самый экономически обоснованный уровень оплаты электроэнергии. Существуют формальные технологические показатели, по которым обычному домохозяйству отпускают электроэнергию – установленная Правительством РФ максимальная мощность энергопринимающих устройств для льготников 15 кВт/ч и коэффициент неравномерности использования мощности населением 0,7. Объем потребления при этих показателях составляет 7560 кВт*ч в месяц. Если потребитель «сжигает» больше этого объема, значит, у него отсутствуют какие-либо основания для социальной поддержки через механизм перекрестного субсидирования, Таким образом, он должен оплачивать электроэнергию по экономически обоснованной цене. Для того чтобы подчеркнуть важность этой инициативы в регионе, приведем цифры из письма директора ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Василия Киселева вице-премьеру Александру Новаку. Киселев говорит о «перекрестной» нагрузке на предприятия и бюджет: «Такая нагрузка, например, в Иркутской области составляет 745 млн руб. в год, или около 13% региональной перекрестки, в том числе на бюджетные учреждения – 79 млн руб., на промышленный и коммерческий сектор – 666 млн руб.».

Изменения, которые предлагаются, в итоге должны затронуть менее процента домохозяйств и на уровне социальной защищенности остальных никак не отразятся. Сможет ли эта мера решить проблему перекрестного субсидирования? Во всяком случае, она может стать первым шагом к ее решению.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру