В Иркутском арбитраже состоится рассмотрение громкого дела

19.05.2015 в 10:00, просмотров: 1327

В Иркутске в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа 20 мая состоится рассмотрение громкого дела о взыскании более 1 млрд рублей с Горно-химического комбината госкорпорации «Росатом» в пользу инвестора несостоявшегося производства поликристаллического кремния в Красноярском крае

В Иркутском арбитраже состоится рассмотрение громкого дела

По информации РАПСИ, «ЗПК (подконтрольное неизвестному обществу с ограниченной ответственностью «Энергия» и кипрскому оффшору «Ралетер») обжаловало в суде кассационной инстанции постановление апелляционного суда, отказавшего ЗПК в удовлетворении его требований в полном объеме».

Заявитель жалобы настаивает на том, что подрядчик от госкорпорации хоть и выполнил все работы по договору, но не достиг желаемой для ЗПК себестоимости продукции завода в 70$ за 1 кг поликремния. Теперь инвестор, ссылаясь на договор на общую сумму 36 млн рублей, требует более 1 млрд рублей, которые в случае выигрыша сможет использовать по собственному усмотрению.

История злополучного производства поликремния, как и другие подобные проекты в России, не выдержавшего изменившейся конъюнктуры рынка, началась в 2009 году. Правительство Красноярского края, Росатом и инвестор, ООО "Группа компаний Конти"… договорились совместно развивать кластер солнечной энергетики на территории края на базе создаваемого завода полупроводникового кремния в Железногорске. Как сообщали СМИ, «год спустя ООО выкупило контрольный пакет акций предприятия за 1 млрд руб., при этом холдингу была предоставлена отсрочка оплаты до 1 февраля 2013 года».

Кроме того, принадлежащий Росатому Горно-химический комбинат обязался подготовить проект по частичной модернизации отдельных процессов на предприятии, для чего между ГХК и ЗПК был заключен договор на общую сумму около 36 млн рублей. Однако запланированное производство поликремния для солнечной энергетики не состоялось. Инвестор планировал выйти на себестоимость в 50$ за 1 кг продукции, но достичь удалось только 100$ за 1 кг, притом, что к 2013 году стоимость поликремния на рынке упала до 20$. Как писала газета Коммерсант, «акции "Континент Энерджи" так и не оплатила».

Когда стало ясно, что задумке властей и инвестора не суждено сбыться, начались взаимные претензии и судебные иски. Продавец акций завода потребовал от «Конти» оплату за приобретенные акции, а инвестор в ответ стал настаивать на расторжении договора о покупке акций. Контролируемый «Конти» ЗПК подал иск к Горно-химическому комбинату Росатома с поистине фантастическими требованиями — взыскать с государственного предприятия около 1,4 млрд рублей убытков.

Это сумма во много раз превышает как объем средств по договору с ГХК в 36 млн рублей, явившегося основанием для иска, так и установленную в 2010 году стоимость акций предприятия. Юристы инвестора крепко уцепились за указанную в этом контракте желаемую для ЗПК себестоимость продукции — 70$ за 1 кг, которая не была достигнута якобы по вине подрядчика от госкорпорации. «Вместе с тем затраты на содержание завода составили 345 млн руб., а на завершение модернизации потребуется еще 1,06 млрд руб.; эти убытки и взыскивались с комбината», сообщал портал Право.ру.

Однако, удивительны не столько баснословные требования, которые могли бы быть любыми на усмотрение юристов заявителя иска, а тот факт, что Арбитражный суд Красноярского края требования завода частично удовлетворил и постановил взыскать с ГХК около 1 млрд рублей. Апелляционная инстанция столь странное решение краевого суда не поддержала и отказала заводу во взыскании как-либо убытков по договору. Суд пришел к выводу, что все работы комбинатом были выполнены, что и является конечным результатом. Согласно документам на сайте арбитража, все доказательства по делу, включая заключение судебной экспертизы, подтверждают обоснованность позиции подрядчика.

В частности, суд апелляционной инстанции не обнаружил у ГХК обязанностей по достижению желаемой для ЗПК цели, поскольку она полностью находилась в сфере контроля завода. Кроме этого, в постановлении суда указано, что финансирование модернизации завод должен осуществлять самостоятельно в рамках своей предпринимательской деятельности, а не делать это за счет подрядчика.

Восстановить справедливость окончательно предстоит кассационной инстанции, в которую завод немедленно после решения не в его пользу подал жалобу, — Арбитражному суду Восточно-Сибирского округа. Юристы ГХК уверены, что для достижения ЗПК собственных целей требовалось заключение им ряда договоров. Юристы полагают, что при разрешении этого спора необходимо руководствоваться положениями Гражданского кодекса, согласно которым обязательства сторон по достижению какой-либо цели могут возникнуть только в случае заключения отдельных договоров, которые между ЗПК и ГХК заключены не были. Поскольку комбинат выполнил все свои обязательства перед ЗПК надлежащим образом, расходы ЗПК на заключение и исполнение таких договоров не могут быть возложены в качестве убытков на ГХК, считают юристы. Ближайшее заседание по этому делу назначено на среду, 20 мая. «Московский комсомолец» будет следить за развитием событий…

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

По мнению партнера коллегии адвокатов «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры» Дмитрия Мухоморова, вывод суда первой инстанции об обязанности ГХК возместить ЗПК стоимость дополнительных работ и оборудования, не поименованных в договоре, является беспрецедентным в отечественной судебной практике. «Суд апелляционной инстанции обоснованно признал такой вывод противоречащим законодательству, указав, что ГХК не может нести ответственность за неисполнение работ и непоставку материалов, не предусмотренных договором», - отметил эксперт.

«Упомянутая в договоре экономическая цель, на которую ссылалось ЗПК в обоснование своих исковых требований, носит, по его мнению, декларативный характер и не имеет правового значения, поскольку не может считаться техническим заданием по договору. Кроме того, достижение этой цели обусловлено множеством независящих от ГХК факторов и, прежде всего, особенностями ведения предпринимательской деятельности самим ЗПК», - считает Д. Мухоморов.

Также Д. Мухоморов считает примечательным в данном деле размер предъявленных ЗПК убытков (более 1 миллиарда рублей), который заведомо несопоставим с ценой договора и объемом обязательств ГХК (36 миллионов рублей). Д. Мухоморов полагает, что «если суд кассационной инстанции согласится с позицией истца, то давно устоявшийся в судебной практике единообразный подход к понятию надлежащего исполнения подрядных и поставочных обязательств может кардинальным образом измениться».

Менеджер проектов по разрешению споров и урегулированию конфликтов VEGAS LEX Николай Андрианов поддержал мнение коллеги, посчитав убедительными аргументы суда о том, что обязанности ГХК по договору не могла определять цель заключенного договора, поскольку ЗПК самостоятельно определило ту часть мероприятий по модернизации, которые подлежали выполнению ГХК в рамках договора. Специалист полагает, что поскольку ГХК не принимало на себя обязательств по выполнению работ сверх предусмотренных договором, ГХК не может нести ответственность за их невыполнение.

Позиция суда апелляционной инстанции, отказавшего в удовлетворении требования ЗПК, специалисту представляется более обоснованной. Н. Андрианов подчеркнул, что в деле существует ряд обстоятельств, указывающих на обоснованность позиции ГХК, в частности, признанное ЗПК надлежащее исполнение ГХК предусмотренных договором обязательств и установленная судебными экспертами необходимость выполнения значительно большего объема работ для достижения цели договора. По мнению специалиста, указанные обстоятельства подтверждают убедительность выводов суда о том, что у ЗПК отсутствовало право требовать от ГХК выполнения им за свой счет работ, не предусмотренных договором.

Денис Ермолаев