Экологическая вакханалия

В зеленой зоне Иркутска началась рубка реликтовых сосен под коттеджи

31.03.2015 в 07:48, просмотров: 2972

Администрация Иркутского района совместно с прокуратурой муниципалитета намерена на этой неделе подать в суд иск о незаконности вырубки леса в пойме реки Каи. Лесозащитная полоса на берегу водоема, являющаяся излюбленным местом прогулок жителей расположенных рядом садоводств «Изумруд» и «Озон», за два десятка лет незаметно для дачников претерпела удивительные метаморфозы. С согласия местных властей около 40 га государственного лесного фонда превратились сначала в пахотные земли, потом в частное фермерское имущество, а позже — в территорию для жилищного строительства. Пользователь земельных участков вдруг обернулся их полноправным собственником, лесозаготовителем и потенциальным продавцом прибрежных участков под коттеджную застройку.

Экологическая вакханалия
Фотография автора

Обо всех этих радикальных изменениях садоводы долгое время не подозревали, поскольку трансформация происходила исключительно на бумаге. Предприимчивый латифундист обнаружил себя, начав активно и цинично, по убеждению общественности, рубить лес, лишь когда его земля окончательно превратилась в ценный актив, законность которого зацементирована генпланом Марковского муниципального образования.

— В последние три года у нас в лесу постоянно происходили поджоги. Мы не могли понять, кто и зачем это делает, теперь все прояснилось — сейчас там идет промышленная заготовка древесины под видом санитарных рубок, — рассказала «МК Байкал» председатель ТОС «Рубин», жительница «Изумруда» Любовь Аликина. — Думаю, владелец земельных участков — житель Боханского района Сергей Стелькин — сначала вырубит и продаст лес, а потом реализует землю под дачи или коттеджи. В результате усохнет речка Кая — одна из составляющих водоносной системы Иркутской области.

Зеленую зону — под картошку

Участки на 4-м км Мельниковского тракта в Иркутском районе были отведены для садоводства «Озон», учрежденного предприятием «Иркутскпромстройпроект», и «Изумруд», предназначенного для работников «Сосновгеологии», в 1980-е годы. При этом дачи от реки отделяла лесозащитная полоса. Однако уже в начале 1990-х на важную часть зеленой защитной зоны Иркутска и соседних поселений местные власти предпочли закрыть глаза.

По данным Любови Аликиной, правовую возможность для злоупотреблений открыл подписанный Борисом Ельциным закон РСФСР № 348-1 «О крестьянских хозяйствах» от 22 ноября 1990 года, который позволил переводить земли из государственного лесного фонда в региональный, после чего передавать их в пользование фермерских хозяйств. Так, в январе 1992 года постановлением главы администрации Иркутского района Сергея Зубарева из земель совхоза «Кайский» четырем фермерам был выделен для освоения участок площадью 75,3 га, львиную долю которого составлял лес.

На сомнительность такого решения указывает хотя бы то, что за следующие более чем 20 лет никакого освоения этой территории не произошло. Вместо этого, по некоторым данным, в 2005 году двое фермеров — Сергей Стелькин и Николай Парфенов — поставили на кадастровый учет переданные им в пользование, но нетронутые лесные угодья площадью 19,5 и 20,7 га соответственно.

Позже, в ноябре 2009-го вышло постановление нового руководителя Иркутского района — Игоря Наумова. Содержание этого нормативного акта неизвестно, поскольку в открытом доступе и справочно-правовых базах оно отсутствует. По словам самого Наумова, оно не сыграло существенной роли в оформлении прав на участки. «Этим постановлением только уточнялись границы и местоположение одного из участков площадью 19,5 га», — пояснил мэр.

В июле 2011 года Сергей Стелькин получил по договору дарения еще один земельный участок. Нетрудно догадаться, что новоприобретенным имуществом латифундиста стал соседний участок, доставшийся ему от Николая Парфенова.

Фотография автора

Персональная лесополоса

Частную собственность в лесополосе в 2014 году впервые обнаружили дачники из садоводства «Озон». При приватизации дач в 2009-м председатель этого садоводства допустил ошибку, из-за которой часть земли крайних участков с южной стороны садоводства оказалась за его границами, и дачникам потребовался дополнительный отвод территории. Обращения в администрации Марковского МО и Иркутского района никакого результата не дали. Чиновники сначала ссылались на то, что садоводы «залезли» на земли государственного лесного фонда, а потом выяснилось, что лес за забором давно стоит на частной территории Сергея Стелькина, с которым дачникам и пришлось договариваться и выкупать у него землю.

Писать жалобы в надзорные органы садоводы тогда не стали, а местные власти не усмотрели в факте наличия частной земли у берега Каи ничего подозрительного. Более того, в то же время в Марковском МО утверждались изменения в генплан муниципалитета, согласно которым те самые лесные участки были переведены из сельскохозяйственных земель в территорию под дачное строительство. Законность процедуры принятия таких нововведений вызвала много вопросов как у жителей, так и у отдельных депутатов, но привлечь к этому внимание прокуратуры и защитить свои права в суде им не удалось.

— Сначала в декабре 2013 года состоялись публичные слушания по вопросу внесения изменений в генплан. Жителям, по сути, показали две карты — имеющегося генплана и уже с внесенными изменениями — и ничего больше. Вместо экономического, экологического обоснования им предложили игру «Найди 100 отличий», после чего слушания признали состоявшимися. Поскольку среди местных нет юристов, иск в суд по этому поводу был составлен неграмотно, и суд им отказал, — рассказала депутат думы Марковского МО Наталья Коньшакова. — Приблизительно то же самое происходило и на заседании думы, где депутатам представили огромный список изменений, которые было сложно проанализировать, а конечный проект почему-то все равно отличался от утвержденного парламентариями. По этому факту я подавала протест в прокуратуру в защиту неопределенного круга лиц.

Пазл сложился

После принятия изменений в генплан Сергей Стелькин, судя по всему, имел уже все необходимое для начала «освоения» выделенных ему 20 лет назад сельхозугодий. Имея на руках права собственности на оба участка, зарегистрированные 20 октября 2014 года с разрешением на использование их под дачное строительство, в феврале этого года он заключил договор с частной фирмой на вырубку и вывоз леса в пойме Каи. Начало этих работ как раз и обнаружила в родном лесу Любовь Аликина — известный в Иркутске защитник прав собственников жилья, ущемляемых управляющими компаниями.

— Рубку я обнаружила 15 февраля, гуляя по лесу. На тот момент было срублено 20 деревьев. В тот день с помощью полиции рубку удалось остановить, но только на два дня, после чего она продолжилась. Теперь деревья уничтожают сутками, в том числе по ночам под светом включенных фар, — рассказала Любовь Аликина. — Причем рубки идут с нарушением водоохранной зоны, в которой намеренно не вырубали лес в советские времена. Поскольку протяженность Каи составляет 40 км, то ширина этой зоны согласно ст. 65 Водного кодекса РФ должна быть 100 м.

Закаленная в боях с коммунальщиками общественница не остановилась на достигнутом и стала писать жалобы во все инстанции прокуратуры региона, которые первое время «футболили» ее обращения между собой. Отвергая отписки и настойчиво требуя осмысленных ответов, Любовь Аликина вышла на одиночный пикет к зданию правительства. В итоге в течение трех недель на проблему обратили свое внимание уже и политические организации, и правительство региона.

Областные власти выехали на место рубки совместно с представителями администраций Иркутского района и Марковского МО. Такой визит на лесную деляну убедил собственника участков приостановить работу. Иркутские политики тоже немедленно «оседлали» эту тему. Так, депутат Законодательного Собрания Владимир Матиенко на заседании областного парламента обратился к прокурору региона Игорю Мельникову с просьбой организовать по данному факту контрольно-надзорные мероприятия. А региональное отделение Общероссийского народного фронта, придав делу вселенский размах, развернуло широкую кампанию против вырубок в общероссийском масштабе, включающую сотрудничество с иркутской полицией и составление предложений для внесения изменений в федеральное законодательство.

Все это, впрочем, по признанию сопредседателя регионального ОНФ Анатолия Стрельцова, не слишком продвинуло решение конкретной проблемы вырубки на Кае. «У собственника этих 40 га сегодня есть все нормативно-правовые акты, подтверждающие его права. А значит, он может этой землей распоряжаться так, как считает нужным, — отметил Анатолий Стрельцов. — Поэтому пока и представители правительства, и полицейские могут только чисто по-человечески просить его приостановить рубки на время изучения документов».

Фотография автора

Кая стала лужей

Несмотря на все прозвучавшие за эти дни гневные выступления, техника, как и нанятые Сергеем Стелькиным рабочие, остаются в лесу, на огромной вычищенной от леса поляне. По данным Любови Аликиной, полицейским все-таки удалось найти какое-то формальное нарушение и заставить их прекратить рубки. Однако в пресс-службе ГУ МВД России по Иркутской области «МК Байкал» это не подтвердили. Очевидно, что спасти еще не вырубленный лес может только постановление суда об обеспечительных мерах на время разбирательства и решение о лишении Стелькина прав на эти земли.

Соответствующий иск в Иркутский районный суд на этой неделе запланировали подать администрация района и прокуратура. «Предварительно там усматриваются нарушения природоохранного законодательства и законности отвода этого земельного участка. Более точные основания пока уточняются», — туманно пояснил Игорь Наумов. В пресс-службе прокуратуры региона эту информацию подтвердили, отметив, что надзорный орган Иркутского района сейчас готовит иск, который будет подан в суд предположительно в среду, 1 апреля.

Сам Сергей Стелькин, в свою очередь, стал грозить судебными исками Любови Аликиной и всем СМИ, написавшим о вырубках. «Меня все проверили, у меня все законно — все документы, я где только не был. Я заместитель председателя фермерского хозяйства, у меня от всего этого страдает деловая репутация. Поэтому я подам иски в суд и напишу заявление в полицию, я уже нанял адвоката», — рассказал «МК Байкал» владелец лесных участков. На вопрос корреспондента о том, почему лес вырубается в водоохранной зоне, Стелькин отрезал: «У меня есть все справки о том, что река Кая 10 лет назад выведена из водоохранной зоны. Мне бы никто не дал разрешение на использование земли под ДНТ, под жилые застройки, под промышленное строительство».

Предоставить копии каких-либо документов редакции «МК Байкал» Сергей Стелькин отказался. Не исключено, что такая справка у землевладельца действительно есть. Ведь от получения земли до начала рубок прошло много лет, и за это время он мог собрать весь «пазл» из разрешительных документов. К тому же у общественников есть основания полагать, что в собственности Стелькина находится шесть участков в Марковском МО общей площадью более 200 га. Хочется надеяться, что решившие выйти на судебный ринг надзорные органы и местные власти, все эти годы смотревшие на деятельность латифундиста сквозь пальцы и даже способствующие ей, не имитируют благопристойную деятельность, обращаясь в суд, а действительно сделают все для того, чтобы исправить ситуацию и остановить экологическую вакханалию.