Антиалкогольный законопроект обострил отношения иркутской власти и бизнеса

Бизнес-сообщество организует профсоюз и 12 октября собирается выйти на пикет

9 октября 2017 в 15:28, просмотров: 2239

В Иркутской области разгораются страсти вокруг законопроекта депутата Законодательного Собрания области Алексея Козюры, который тут же получил народное название «антиалкогольный закон Козюры». Как нам удалось выяснить, этот законопроект, который был отправлен законодателями на доработку, горячо поддерживает народ, но не поддерживают предприниматели. Более того, этот проект обострил и другие претензии предпринимателей к власти. И теперь они создают профсоюз и собрались выйти на улицу митинговать.

Антиалкогольный законопроект обострил отношения иркутской власти и бизнеса
Алексей Жемчужников. Фото автора

Первым взбунтовался Ангарск

Напомним, что законопроект депутата Алексея Козюры предлагает запретить продажу алкоголя с 20.00 до 12.00, а также повысить уставной капитал компаний, продающих алкоголь в розницу, до 500 тыс. рублей, запретить продажу спиртного в жилых домах и т. д. Однако представители бизнеса выступают против законодательной инициативы. В результате внесенный законопроект был снят с повестки сентябрьской сессии Заксобрания.

Ангарский бизнесмен Алексей Жемчужников категорически выступил против «законопроекта Козюры». Мало того, в ближайшее время он собирается создать профсоюз предпринимателей Иркутской области. «Время пришло, – говорит Жемчужников. – Терпеть дальше просто нельзя».

– Я не продаю алкоголь, у меня нет ни одного магазина в жилом доме, да и сам я не пью, – говорит Алексей. – Но этот законопроект очень показателен и возмутителен – почему власть с таким пренебрежением относится к малому бизнесу. О незаконности этого законопроекта говорили все: и ФАС, и прокуратура. Даже министерство экономического развития дало заключение, что такое ограничение торговли не достигнет своей цели. Посмотрите, в жилых домах алкоголь нельзя будет продавать с 20.00. Но в супермаркетах его можно купить до 23.00. Почему чиновники хотят подарить эти горячие часы – когда все и идут закупаться – крупным игрокам рынка? А что значит массовое закрытие нестационарных павильонов в Иркутске? По нашим данным, их собираются закрыть почти полторы тысячи. Представляете, сколько иркутских семей лишатся источника дохода?

– Что будет делать ваш профсоюз?

– Реагировать на неправомерные действия чиновников. Мы задаем им вопросы по их непонятным инициативам, а в ответ часто слышим: «Мы вправе так делать!». Они говорят не о причинах своих инициатив, не об их логическом обосновании, а лишь о своем праве. Так вот и у предпринимателей есть свои права. Их мы и будем защищать. На нашем первом организационном собрании в Ангарске собралось больше 70 бизнесменов из разных городов области. И они все чаще говорят о рейдерстве со стороны государства. Возьмите переход на онлайн-кассы в масштабах всей страны. Или – в частности – введение в Ангарске новых правил содержания информационных конструкций – в скором времени все вывески станут вне закона, а на согласование или изготовление новых нужно будет потратить много сил и средств. Власть не верит, что на новые кассы или витрины у рядового предпринимателя просто может не быть денег.

– А что, денег нет?

– Наступили тяжелые времена, и каждая копейка на счету. Но вместо помощи или решения реальных проблем малого бизнеса власть все чаще рассматривает законопроекты, подобные этой инициативе Козюры.

Продуктовые магазины «у дома» в первую очередь удобны пенсионерам. Продавцы остро чувствуют кризис: выручка упала и без ограничений на продажу алкоголя. Фото автора

Маленькие магазины сдадутся первыми

Новый закон, если он будет принят, в первую очередь окажет влияние на так называемые магазины у дома, на первых этажах жилых многоэтажек. На рынке недвижимости первые этажи распродаются быстро и в первую очередь – под коммерческое использование. Это хороший бизнес, причем он может быть франшизный. В Иркутске крупные игроки продуктового рынка («Янта», «Белореченское», «Саянский бройлер») давно работают по франшизе. Например, у «Янты» уже почти 500 таких торговых точек. Любой желающий при наличии помещения от 50 квадратных метров и инвестиций от 150 тысяч рублей может открыть свою, но под известным брендом.

Но живы еще «самодельные» магазины у дома. Они есть даже в самом центре города, где вокруг – много супермаркетов и торговых центров. Светлана Живитьева – заведующая продуктовым магазином на улице Сурикова. Новый законопроект (который, возможно, будет принят через дорогу от этого магазина – в «Сером доме») ее возмутил.

– Неужели власти больше нечем заняться? – говорит она. – Почему жители нашего дома, которые возвращаются после работы, не могут купить себе бутылку вина? Почему они должны идти в супермаркет напротив, а мы терять прибыль? Мало того, любые подобные ограничения не только не останавливают пьянство, но, наоборот, только его стимулируют. Говорю это вам как продавец – если нельзя купить алкоголь в любое время, покупатели берут его больше и сразу. Разве это борьба с алкоголизмом? Получается наоборот – его стимуляция.

– Скажите, а продажа алкоголя существенна в общей прибыли вашего магазина?

– Она важна, но не критична. Дело в другом: доходы населения очень упали, продукты люди стали брать по минимуму.

Она объясняет, что ситуация и без антиалкогольного закона такова, что они едва выживают. Выше стала закупочная цена на продукты. Все коммунальные расходы магазина мы теперь должны проводить по предоплате – магазин еще не наторговал, а уже платит вперед и за свет, и за тепло. В дни, когда в принципе запрещается торговля алкоголем, вроде Дня города, Дня молодежи, 9 Мая маленькие магазины сильно теряют в выручке.

– Неужели эти чиновники сидят и ждут, когда наши магазины просто закроются. А где мы будем тогда работать? Чем будем кормить свои семьи?

– В супермаркет пойдете…

– Кто бы еще взял!

Если закроется масса маленьких магазинчиков, то безработных, определенно, станет больше. А очереди на трудо­устройство в супермаркетах вырастут.

Эрика Кяргетс – ведущий специалист Православного реабилитационного центра для пострадавших от алкоголизма и наркомании: «Я категорически за ограничение продажи алкоголя в магазинах Иркутска». Фото из соцсетей

Меньше точек – меньше алоголиков

А вот в реабилитационном центре в поселке Маркова «законопроект Козюры» вызывает однозначное одобрение. В настоящее время здесь находится 17 человек – все они алкоголики и наркоманы, зависимые. Ведущий специалист центра Эрика Кяргетс сама прошла эту школу жизни. По ее словам, алкоголь страшнее наркотиков: именно из-за своей доступности.

– Абсолютно поддерживаю этот законопроект, – говорит Эрика. – Доступность алкоголя – огромная проблема. Особенно для молодых. Посмотрите, насколько меньше стали курить наши граждане, когда были введены эти жесткие меры по продаже сигарет в магазинах и супермаркетах! Посмотрите, какая высокая рождаемость в регионах, где алкоголь почти не продается – в Чечне и Дагестане. А ведь есть страны, где алкоголь и вовсе продается только за пределами городов. Там нет алкоголиков по определению. Я считаю, чтобы остановить повальное пьянство в нашей стране, хороши любые меры.

– И это ограничение в продаже в магазинах у дома может остановить пьянство?

– В Иркутске, как и во всей стране, пить алкоголь стало нормой жизни. Вместе с ним мы празднуем, грустим, отдыхаем. Взять бутылку водки или «полторашку» пива стало нормой жизни. Как зависимая, я знаю, что самое опасное – именно доступность и иллюзия, что ты всегда сможешь контролировать свое употребление. Но это не так. За анашой приходит героин. За пивом приходит водка.

– Но при чем тут магазины?

– Благодаря им происходит подмена понятий. Люди думают, что, если алкоголь свободно продается, значит, ничего страшного в нем нет. Через наш центр прошло несколько тысяч алкоголиков. У всех почти одинаковая история. У людей случаются проблемы – а с алкоголем все становится хорошо и легко. А его можно купить на каждом шагу – именно в этих магазинах.

Эрика говорит, что знает много историй того, как алкоголь разрушил жизнь людей. Ежедневно она видит десятки людей, которые не заметили этой «подмены понятий».

– Например, девушка из хорошей семьи, – продолжает она. – Обеспеченная, и все у нее хорошо: и образование, и семья. Но выпивала каждый вечер и даже не успела заметить, как спилась. Прошла у нас курс реабилитации. Но вернулась в ту же компанию. Сорвалась и выпила. В тот же вечер возвращалась домой, попала в драку – ей пробили череп. Пролежала в коме несколько месяцев. Слава Богу, хоть выжила… Я не верю, что жесткий «сухой закон», даже такой, как был во времена Горбачева, приведет к росту домашних алкоголиков, как это прогнозируется. Поверьте, молодежь не будет гнать самогон.



Партнеры