Медицинский междусобойчик

Минздрав Приангарья наложил лапу на деньги граждан в фонде ОМС

30 июня 2017 в 13:55, просмотров: 4971

В Иркутской области обнаружилась закрытая и непрозрачная система регионального Минздрава по распределению средств фонда обязательного медицинского страхования. Частные медицинские организации еще в прошлом году публично заявили о том, что деньги фонда ОМС, формируемого из отчислений граждан, в Приангарье делят между «своими». В результате этого у жителей региона нет реальной возможности выбирать клинику для лечения по страховому полису, и они вынуждены довольствоваться имеющимся плачевным качеством медицинских услуг. Теперь в дело вступило управление ФАС по Иркутской области, которое потребовало от правительства Приангарья прекратить дискриминацию частных медорганизаций. На попытки журналистов добиться от областного Минздрава объяснений сложившейся ситуации сотрудники ведомства ответили молчанием, сделав лишь официальное заявление о своей готовности работать со всеми частными организациями. Однако на практике эти слова остаются лишь пустыми декларациями.

Медицинский междусобойчик

— В территориальную программу ОМС попадают частные медицинские организации, которые имеют административный ресурс либо связи с чиновниками. Это закрытая небольшая группа, которая не хочет пускать нас на этот рынок, — заявила «МК Байкал» генеральный директор иркутской хирургической клиники «Линия жизни» Елена Чебакова. — И ведь это даже не бюджетные деньги. Граждане отчисляют средства в фонд из своих доходов и по закону имеют право выбирать, кто будет оказывать им медицинские услуги. На самом деле люди поставлены в жесткие рамки. Не деньги фонда идут за пациентом, как это декларируется в системе ОМС, а пациент вынужден искать клинику, где его могут принять по полису. И если его что-то в ней не устроит — ему скажут «до свидания».

Бесконтрольная золотая кубышка

Территориальный фонд обязательного медицинского страхования формируется в основном из отчислений, которые за своих работников по закону должны делать работодатели. Доходная часть бюджета этого фонда в Приангарье на 2017 год составляет 34,4 млрд рублей — всего в три раза меньше бюджета всей Иркутской области. Объемы фонда постоянно растут, пять лет назад его расходная часть была 24,3 млрд. По признанию бывшего советника губернатора региона, председателя межрегионального фонда поддержки стратегических инициатив «Байкальские стратегии» Юрия Курина, когда он познакомился с работой фонда, его поразил объем средств на счету и полное отсутствие контроля за этими деньгами со стороны областных властей.

— В фонде ОМС очень большие деньги. Депутаты Законодательного Cобрания Иркутской области к этим деньгам какой-то интерес проявляют? Они вообще контролируют, куда эти деньги расходуются, сколько их там? — недоумевал Юрий Курин 21 июня во время круглого стола в аппарате регионального бизнес-омбудсмена.

Деньги фонда по состоянию на май 2017 года распределены между 165 медицинскими организациями, в основном областными. Как заявил директор Главного управления терфонда ОМС региона Евгений Градобоев, в это число вошло 39 частных медицинских организаций. На деле половина из них участвует в программе ОМС формально, поскольку им распределили лишь несколько десятков приемов пациентов или медицинских процедур на год или даже, что встречается чаще, вообще ни одной. Именно так, номинально в этот список входит Клиника сибирского здоровья, Медцентр «Байкалмед», травмацентр и агентство медуслуг «Добрый доктор» и другие менее известные частные клиники. Получать услуги по полису пациенты в них не могут.

Реально средства ОМС получают несколько медорганизаций железной дороги и алюминиевых корпораций, а также НИИ клинической медицины, Лечебно-диагностический центр, Медико-санитарная часть № 36 в Ангарске, санаторий «Солнечный» в Братске и несколько стоматологических клиник по области. Но даже те частные организации, которым удалось добиться выделения средств из фонда, вынуждены выцарапывать выплаты через суд. По словам главного врача НИИ клинической медицины Надежды Викуловой, этой организации платят за гемодиализ, но для оказания этой высокотехнологичной помощи нужно сначала обследовать пациентов, а эти расходы страховые компании покрывать уже отказываются, поскольку фондом эти выплаты не предусмотрены.

— Частные медицинские организации практически не получают объемов при распределении средств по программе ОМС, либо им предоставляют суммы на мизерное количество приемов, процедур, — констатировала руководитель аппарата уполномоченного по правам предпринимателей в регионе Эвелина Секулович. — И нет никаких прозрачных критериев, по которым распределяются объемы между участниками программы.

Кумовство в медицине

Еще больше частных медицинских организаций, чем участвующих в программе ОМС формально, не заявляются в нее вовсе. Они понимают, что, не имея связей, получить средства фонда невозможно. Некоторые организации, входившие в программу в прошлом году, в этом году заявляться в нее не стали, поскольку реально обслужить по страховому полису никого так и не смогли. Им не распределили объемов либо дали десяток приемов пациентов, да и то с условием, что этих пациентов к ним должны направить другие медучреждения. А те никого направлять и не думали.

При этом вступить в программу очень просто, для этого медицинской организации нужно иметь лицензию на свою деятельность и уведомить о своем желании территориальный фонд. Организация должна подать определенный пакет документов до 1 сентября, и тогда в следующем году она автоматически станет участником программы. Но никаких объемов, то есть денег фонда на оказание помощи по полису, ей, скорее всего, не выделят.

Дело в том, что объемы из фонда распределяет комиссия по разработке территориальной программы ОМС при областном Минздраве. В состав этой комиссии входят представители министерства, фонда, медицинского профсоюза, страховых компаний и государственных больниц. По сути, как отмечает Эвелина Секулович, кому давать средства фонда, решают чиновники, и делить средства фонда с частными организациями, за редким исключением, они не хотят.

— Мы обращались в министерство здравоохранения для включения в комиссию представителя Байкальской ассоциации медицинских организаций. Нам было сказано, что в состав этой комиссии на паритетных началах уже входит представитель частных медицинских организаций, — рассказала исполнительный директор Байкальской ассоциации медицинских организаций Лариса Алешкова. — Оказалось, что это представитель «Российского общества по организации здравоохранения и общественного здоровья» Гайдар Гайдаров, который в то же время является главным врачом Факультетских клиник ИГМУ. Он получает те же самые объемы и совершенно не заинтересован кому-то их отдавать.

Мнимая невостребованность

В петиции, направленной на имя губернатора Иркутской области Сергея Левченко в декабре 2016 года, частные медицинские организации заявили об игнорировании их попыток получить объемы по программе ОМС на 2017 год. Минздрав отказался распределять им средства по самым разным направлениям: травматология и ортопедия, хирургия, гинекология, терапия, сердечно-сосудистая хирургия, офтальмология, лучевая диагностика, УЗИ-диагностика, высокотехнологичная медицинская помощь по профилю травматология и ортопедия.

Причиной отказа в министерстве назвали невостребованность запрашиваемых медицинских услуг. По мнению директора ангарского ООО «Просто лаборатория» Елены Дыдыкиной, эта формулировка неубедительна.

— Если эти объемы не востребованы, мы не будем выставлять реестры на оплату оказанных услуг. Потому что страховые компании, через которые фонд платит медицинским организациям, проверяют истории болезней пациентов на целесообразность оказания медицинской помощи. И если помощь оказана не по показаниям, не по стандарту, если в ней не было потребности, она не будет оплачена, — подчеркнула руководитель медорганизации.

Отказ министерства выделить «Просто лаборатории» объемы на высокотехнологичную медпомощь организация оспорила в УФАС по Иркутской области. Антимонопольное ведомство провело расследование и выдало Минздраву предписание, после чего министерство отменило свое решение. Тогда медорганизация подала заявку на получение объемов еще раз, и ее передали на рассмотрение специально созданной рабочей группе, которую возглавил Гайдар Гайдаров. В состав группы вошел 31 человек, в том числе 16 главврачей государственных учреждений. Им предложили перераспределить свои объемы, отказавшись от средств ОМС в пользу частной организации.

— Министерство здравоохранения правильно поставило задачу, замечательно провело совещание. Формулировка «Кто готов отдать свои деньги вот этому человеку?» очень грамотная, это была продуманная акция, — ухмыльнулся независимый эксперт в области здравоохранения, бывший главврач Иркутской районной больницы Андрей Дудко.

Доказанная дискриминация

Елена Дыдыкина уверена, что по итогам такого совещания объемы средств ОМС на высокотехнологичную медицинскую помощь ее организации вновь не будут распределены. Однако итогом расследования ФАС стало не только частное предписание Минздраву по поводу одной организации. Антимонопольный орган выявил нарушения федерального закона «О защите конкуренции» и вынес предупреждение в адрес правительства региона с требованием прекратить дискриминацию негосударственных клиник. Для этого до 1 сентября 2017 года правительство должно разработать и принять нормативный правовой акт, устанавливающий критерии распределения объемов.

Антимонопольщики ошиблись только в сроках. Ведь если правительство даже и разработает прозрачные критерии получения средств ОМС для медучреждений к сентябрю, частные организации уже не успеют подать документы для включения в программу на следующий год. А значит, в 2018 году жители вновь не смогут получать у них услуги по полису. По мнению Андрея Дудко, это будет продолжаться до тех пор, пока частные организации не будут включены в стратегию развития системы здравоохранения в Иркутской области.

— Министру здравоохранения нужно содержать учреждения, делать капитальные ремонты. Только в Иркутске на содержание зданий медицинских учреждений каждый год тратится 300-400 млн рублей. Кроме того, строятся поликлиники № 9 и № 8. Но этих средств недостаточно. Если посмотреть на инфраструктуру здравоохранения, то она только разрушается, — констатировал эксперт. — При этом у частных предпринимателей есть деньги, они готовы их вложить. Так создайте программу и скажите, куда вложить. И под это дайте программу государственной гарантии. Иначе этот конфликт так и будет продолжаться.

В официальном заявлении на брифинге замминистра здравоохранения региона Галина Синькова тоже предложила частным организациями восполнить имеющийся в регионе дефицит амбулаторий и поликлиник, а ее коллега Елена Голенецкая заверила собравшихся журналистов, что министерство готово к диалогу. Но сразу после заявления об открытости обе высокопоставленные чиновницы Минздрава вместе с главой фонда Евгением Градобоевым отказались отвечать на какие-либо вопросы журналистов.

Опыт частных медицинских организаций, по словам Елены Дыдыкиной, показывает, что все слова сотрудников Минздрава о готовности включить частные организации в развитие системы здравоохранения — это не более чем декларации, которые не подтверждаются конкретными действиями. К министру Олегу Ярошенко, как заявили представители медорганизаций на круглом столе, на деле просто невозможно попасть на прием. Более того, по словам Эвелины Секулович, встретиться с недоступным министром с конца прошлого года не может даже бизнес-омбудсмен Алексей Москаленко, который по закону пользуется первоочередным правом приема.

Только, игнорируя бизнес-сообщество, в Минздраве, видимо, не учитывают, что развитие частной медицины предусмотрено основным направлением деятельности правительства РФ до 2018 года, и оно будет происходить с этим министром или без него.






Партнеры