«Ничё не понятно, чё»

Монголы не смогли убедить жителей Бурятии в безопасности строительства ГЭС на Селенге

29 марта 2017 в 19:23, просмотров: 4793

Жители прибайкальских поселков Республики Бурятии и Улан-Удэ на общественных слушаниях выступили резко против строительства угрожающих озеру гидроэлектростанций на Селенге и ее притоках. Доклады монгольской делегации собрали в сельских домах культуры не меньший аншлаг, чем приезжий цирк. Все места были заняты, люди толпились за рядами кресел и готовы были слушать даже стоя, несмотря на то, что выступления происходили в рабочее время. На разработчиков проектов, до сих пор, видимо, считавших слушания не более чем формальностью, обрушились десятки острых вопросов и въедливых замечаний. Главный из них касался того, почему Россия и Монголия не договорятся о поставках электроэнергии в страну степей по льготным ценам, чтобы исключить истощение главного притока Байкала, но этот вопрос так и остался без ответа.

«Ничё не понятно, чё»
Фото с сайта plotina.net

Дешевая электроэнергия, генерируемая речным потоком, и создание обводного канала в пустыню Гоби из реки Орхон позволят властям Монголии начать разработку нескольких крупных месторождений руды и золота. В проектах ГЭС готовы участвовать иностранные инвесторы, о чем свидетельствует интерес Всемирного банка. Эта международная финансовая организация дала Монголии льготный кредит в 25 млн долларов, еще 4,5 млн безвозмездно предоставил Австралийский целевой фонд. На эти деньги нужно, в первую очередь, провести два исследования — региональную экологическую оценку (РЭО) и оценку влияния на окружающую среду и социальных последствий (ОВОС и СП). Эти документы монголы планируют подготовить за два года вместе с технико-экономическим обоснованием (ТЭО) проектов. Но перед этим им нужно составить техническое задание, предварительный вариант которого они и обсуждали с жителями на слушаниях.

— У нас мощность всех электрических станций около 1 гигаватта. Из них 90% угольные электростанции. Этих генерирующих мощностей не хватает, и мы вынуждены импортировать энергию из России. Все было бы нормально, но цена электроэнергии, которую мы импортируем из России, с каждым годом растет, — подчеркнул на слушаниях в селе Тарбагатай представитель команды по разработке Шурэнской ГЭС Гэндэнсурэн Ендонгомбо. — Именно поэтому возник вопрос строительства Шурэнской ГЭС. И я скажу прямо, российское правительство ничего не предлагало нам для решения этой проблемы. Мы бы с удовольствием покупали мощности, которые простаивают в иркутской энергосистеме, для своих нужд, но цена не позволяет.

Воскресший проект

Проект ГЭС на Селенге не дает покоя властям Монголии много лет. Вывод о значительных неиспользованных гидроресурсах реки сделал советский проектный институт «Энергосетьпроект» еще в 1960-х годах. Тогда было определено более 20 потенциальных ГЭС, включая Шурэн. В 1970-х Ленинградский институт «Гидропроект» разработал обоснование этого проекта, однако до его реализации дело так и не дошло. Сегодня монголы воскресили советские наработки и определили возможное место строительства ГЭС на севере Монголии, в 125 км от границы с Россией и в 360 км от Байкала по течению Селенги. Из-за сложившегося энергодефицита проект признан в стране приоритетным, что зафиксировано в Национальной энергетической политике и Концепции устойчивого развития Монголии, принятых Великим народным хуралом.

Согласно докладам монгольской делегации, Шурэнская ГЭС будет представлять собой плотину высотой 65 м с длиной гребня 1,2 км, основания — 900 м. Объем водохранилища составит 4,5 млрд кубометров. Планируемая мощность самой электростанции — 245 МВт, то есть в 2,7 раза меньше, чем у Иркутской ГЭС. От плотины будут протянуты ЛЭП на расстоянии 73 км для подключения станции к энергосистеме.

Строительство обводного канала в пустыню Гоби из реки Орхон предполагает возведение еще одной ГЭС на притоке Селенги. Плотина будет на метр выше, чем Шурэн, но длина гребня из-за небольшой ширины реки планируется в три раза меньше — 360 м. В отличие от ГЭС на Селенге орхонский проект предполагает забор воды из водохранилища для переброски ее на юг, в пустыню Гоби. По данным монгольской делегации, это сократит средний расход Селенги на границе с Россией незначительно — всего на 0,73%.

— Почему обсуждается строительство только двух плотин, но замалчивается вопрос о еще одной станции — Эгийн-Гол, самой крупной из планируемых ГЭС, — возмутился на слушаниях в Улан-Удэ экс-глава Баргузинского района Иван Мельников. — В СМИ появилась информация о том, что ее строительство уже началось, нужно обсуждать воздействие на Байкал всех ГЭС в комплексе.

В ответ Гэндэнсурэн Ендонгомбо опроверг данные о начале строительства ГЭС на Эгийн-Голе, на которую, по данным экологов, Китайский экспортно-импортный банк выделил первый транш из планируемого финансирования в 1 млрд долларов. Она же должна быть самой мощной из планируемых станций — 315 МВт. «Когда это строительство начнется, я затрудняюсь ответить, потому что сейчас в Монголии таких денег нет. Я думаю, что в ближайшем будущем не ожидается», — подчеркнул представитель монгольской делегации.

Съесть слона целиком

Но и планы по разработке проектов двух представленных на слушаниях ГЭС вызвали у экспертов недоумение. Дело в том, что монголы готовят техническое задание сразу на РЭО, ОВОС и СП, то есть хотят поручить одному подрядчику два исследования, которые должны проводиться одно за другим, причем второе разрабатывается только в случае положительных результатов первого. Более того, в одно и то же время с этими исследованиями, которые должны показать допустимость реализации проектов, будет готовиться и технико-экономическое обоснование ГЭС. Неудивительно, что независимый эксперт-гидроэнергетик Артур Алибеков назвал такой подход дискредитацией отрасли.

— Вы пытаетесь съесть слона целиком. Я не понимаю, как Всемирный банк может это согласовывать и брать на себя такие финансовые риски, — заявил эксперт. — Подготовка этих документов должна быть разделена, чтобы получать ответы на один вопрос и после этого делать следующий шаг. Так делает все гидроэнергетическое сообщество, об этом четко говорят рекомендации ЮНЕСКО.

Артур Алибеков не обнаружил в предварительном варианте технического задания и каких-либо полевых изысканий, то есть исследований на месте реализации планируемого проекта. Таким образом, все работы сводятся к камеральным, то есть будут выполняться специалистами у себя в кабинете.

Причину столь формального подхода к исследованиям координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов увидел в том, что разработчики этих документов хотят в срочном порядке получить финансирование на подготовку проектов и строительство. «В результате возникает большой риск того, что вопросы, которые должны быть рассмотрены по существу, либо рассмотрены не будут, либо будут, но в контексте политического, а не естественнонаучного и социально-экономического дискурса», — уверен эколог.

На эти и другие подобные обвинения монгольская делегация почти не реагировала, отвечая скопом сразу на несколько замечаний и используя при этом весьма расплывчатые формулировки. Наиболее внятный ответ общественность неожиданно получила от эксперта Всемирного банка Эрика Хелланда-Хансена, которого финансовая организация наняла для консультации проекта инфраструктурной поддержки добывающей промышленности Монголии MINIS. Норвежец, опережая все исследования, назвал воздействие на Байкал от строительства ГЭС на Селенге, то есть от перекрытия главного притока озера, минимальным. Но, несмотря на «минимальную интервенцию», великодушно пообещал, что разработчики учтут все требования жителей и всемирных организаций, таких как ЮНЕСКО.

Недоступная альтернатива

После выступления перед подготовленной аудиторией в Улан-Удэ слушания проходили в прибайкальских поселках, где доклады монгольской делегации вызвали у жителей недопонимание. «Ничё не понятно, чё», — только и выдал один из слушателей в селе Тарбагатай после рассказа о РЭО, ОВОС и СП на монгольском, сопровождаемого переводом. «Вот у меня восемь коров — вы и скажите: у тебя восемь коров!» — возмущалась невнятности презентаций жительница Горячинска. В Усть-Баргузине одна из слушательниц и вовсе пришла к выводу, что монголы планируют на треть осушить Селенгу, поскольку в докладе говорилось, что монгольская часть реки составляет 37,5%.

Однако селяне задали разработчикам проектов и массу важных вопросов, самый частый из которых — почему они не хотят использовать альтернативные источники энергии. Главный геолог АО «Твердосплав» Юрий Гусев на слушаниях в Тарбагатае даже предложил вполне конкретные альтернативы. По его мнению, вместо ГЭС на Эгийн-Голе, дешевая электроэнергия которой понадобится для отработки Буринханского и Хубсугульского месторождений фосфоритовых руд, можно использовать излишки иркутской энергосистемы. Водохранилище для переброски воды в пустыню Гоби к Цагансубургинскому медному месторождению можно создать на реке Керулен вместо Орхона. А вместо возведения Шурэнской ГЭС, предусматривающей развитие Мандарханского промышленного узла, договориться о поставках энергии с Гусиноозерской теплоэлектростанции.

Все эти предложения, впрочем, разбиваются о существующую экономическую реальность. Импорт электроэнергии из России, по данным Гэндэнсурэна Ендонгомбо, невероятно дорог — за поставляемую из РФ энергию Монголия платит 8-9 рублей за 1 кВт•ч. В то же время жители Республики Бурятии получают 1 кВт•ч менее чем за 3 рубля, Иркутской области — менее 1 рубля. Необходимость предоставления Монголии более дешевой электроэнергии для сохранения Байкала в России обсуждается уже почти год на самом высоком уровне, но на все вопросы о переговорах двух стран по этой теме Гэндэнсурэн Ендонгомбо отвечал однозначно: «Правительство России ничего нам не предлагало».

Из зала звучали и вопросы о том, почему вместо ГЭС не построить атомную электростанцию. В ответ генеральный секретарь национального комитета по водным ресурсам Монголии Ценд Бадрах, выступавший модератором слушаний, заверил общественность, что этот вариант будет рассмотрен при проведении исследований. Учитывая, что в предварительном техническом задании и докладах были представлены именно ГЭС, можно предположить, что рассмотрение альтернатив будет чисто формальным, с заранее известным результатом.

«Вы нас всех хотите уничтожить»

Настоящий накал страстей вызывали презентации проектов у жителей Горячинска. Половине из них пришлось слушать доклады стоя, несмотря на то, что лавки в помещение культурного центра собирали с нескольких близлежащих домов. В стесненных условиях монгольская делегация попыталась расположить к себе жителей, для чего в докладах и ответах на вопросы впервые акцентировала внимание на том, что обводный канал в пустыню необходим для обеспечения водой жителей десяти сомонов в районе Южного Гоби.

— Так вам вода или электричество нужны? — не выдержал кто-то из зала после выступлений монголов.

— Проект «Орхон-Гоби» — это вопрос не энергетики, а воды, — заверил жителей представитель монгольской делегации. — ГЭС Орхон — это маленькие сооружения, его не сравнить с Ангарским каскадом. То же самое касается ГЭС Шурэн. Там и водозабора не будет. При этом на 78% всей территории страны нет воды. Если бы вы увидели своими глазами Южное Гоби, у вас были бы другие впечатления.

Проникновенная речь специалиста не вызвала у присутствующих сочувствия. Тогда эксперт Всемирного банка Эрик Хелланд-Хансен вдруг встал и пообещал жителям компенсировать ущерб от планируемого строительства. Как заявил норвежец, эти компенсации предусмотрены механизмом защиты Всемирного банка. «Если данный проект будет негативно влиять на жизнедеятельность и доходность населения того района, где он проводится, то жителям будет выдана определенная финансовая компенсация для того, чтобы покрыть ущерб. Даже не в той сумме, в которой ущерб был нанесен, а, возможно, даже в более крупной сумме», — подчеркнул эксперт.

— Не надо нам помогать, только не мешайте! — оборвали переводчика на полуслове жители. Местный начальник метеостанции Александра не выдержала и стала уже кричать на монголов: «Нам не нужны деньги, нам нужен Байкал! Вы никогда не поймете русскую душу. Вы нас всех хотите уничтожить и заплатить нам за это?»

В завершение слушаний в Горячинске, как и в других муниципалитетах, где они проходили, был принят протокол о том, что разработчикам ГЭС нужно найти альтернативные варианты обеспечения электроэнергией добывающей промышленности, без строительства плотин.

С процедурной точки зрения слушания еще не завершились, они в самом разгаре — на 31 марта в Улан-Удэ запланированы заключительные консультации с общественностью в Бурятии. Позднее должны состояться слушания в Иркутской области. По данным пресс-службы правительства Приангарья, они до сих пор не назначены по формальным обстоятельствам, в частности, власти региона потребовали от правительства Монголии официальное письмо на имя губернатора Сергея Левченко. Но в целом жители уже высказались, и они настаивают на том, чтобы высшее руководство России договорилось с монголами о льготных ценах на электроэнергию, поскольку это единственный способ спасти Байкал.




Партнеры