Сиротские гетто: к чему приводит чиновничья экономия

Жильцов домов в Малой Топке не могут выселить "в никуда". Но только пока

18.03.2020 в 08:50, просмотров: 766

На прошлой неделе разгорелся скандал вокруг «сиротских» домов в микрорайоне Топкинский. Жильцам домов, у которых нет центральной канализации и водоснабжения, было сделано предупреждение о выселении, если они не погасят коммунальные долги.

Сиротские гетто: к чему приводит чиновничья экономия

Жильцы заявили о несправедливости поборов. Мы решили подробно разобраться в ситуации и выяснить, кто в итоге виноват в том, что эти дома стали не местом комфортного проживания, а местом коммунальных баталий.

На выгребной яме

Сегодня минимущества региона утверждает, что сейчас дома без центральной канализации и водоснабжения для детей-сирот в Иркутской области не строятся. Но тогда, пять лет назад, они еще строились. Последствия этого строительства Иркутск расхлебывает сейчас (и, видимо, будет расхлебывать долго). В начале марта «Вести-Иркутск» сообщили, что минимущества Иркутской области собирается выселить из квартир в Малой Топке детей-сирот, которые не платят за коммуналку. Жители «сиротских» домов накопили более четырёх миллионов долга.

Сами жильцы заявили, что управляющая компания «Восточное УЖКС» не выполняет своих обязанностей и платить им не за что. «Управляшка» даже отчасти с ними согласилась, заявив, что в 2018 году действительно не оказывала «сиротским» домам услуг, и согласилась сделать перерасчёт. Долги уменьшились, но в принципе никуда не делись. Так что, сиротам теперь паковать вещички?..

О «сиротских» домах в Малой Топке стали говорить в 2015 году, когда жители новых домов № 54, 56, 58 по улице Ключевая обратились с коллективной жалобой к уполномоченному по правам человека в Иркутской области Валерию Лукину. Получившие новые квартиры люди жаловались на многочисленные недоделки. Так, они сообщили, что на водозаборном узле нет системы очистки. Вода, поступающая в квартиры, не соответствует санитарным нормам, и есть даже подтверждающие это заключения экспертиз Роспотребнадзора. Система отопления частично вышла из строя, в подвалах стоят грунтовые воды, жидкие отходы откачивают нерегулярно.

Лукин сам убедился в том, что жалоба не беспочвенна, и направил обращение председателю регионального Заксобрания Сергею Брилке с просьбой проверить «сиротские» дома. На месте побывали председатель комитета по собственности и экономической политике Законодательного собрания Ольга Носенко и её заместитель Дмитрий Ершов. Депутатская комиссия подтвердила недоработки и нашла ещё ряд весьма существенных недостатков: отсутствие централизованной канализации, разрушение отмостки и небезопасные материалы, использованные при возведении домов.

Фото: baik-info.ru

Депутаты отметили, что дома новые, на них есть гарантия на пять лет, и застройщик ООО «Стройгарант» обязан устранить недочёты за свой счёт. По поводу откачки канализационных стоков из выгребной ямы претензии следовало подавать управляющей компании.

В конце октября того же года застройщик устранил часть недоделок: в частности, починил крышу, чтобы она не протекала, поправил лестничные марши в одном из домов, сделал подъезд для машин, которые должны были откачивать выгребные ямы. Также были заменены фильтры системы водоочистки для улучшения качества подаваемой в квартиры воды.

Почему же так получилось, что дома для детей-сирот – причём не только в Малой Топке, но и в других населённых пунктах – такие… недоделанные? Кто их такие заказывает? Кто строит? Кто должен контролировать застройщиков?

Экономисты в строгих костюмах

Дома для детей-сирот строят по заказу регионального правительства. Основным заказчиком выступает министерство имущественных отношений. Сначала в рамках действующего законодательства минимущества подаёт заявку на проведение аукциона. Договор на строительство заключается с организацией, которая выигрывает торги.

При этом дома для детей-сирот строятся с условиями благоустройства для каждой конкретной территории. То есть в городе или посёлке, где есть центральное отопление, водопровод и канализация, дома должны быть полностью благоустроенными. Если же населённый пункт не благоустроен, то и дома будут самыми обычными частными. Однако в Малой Топке условия для подключения многоквартирных домов к централизованному водопроводу и канализации вроде бы есть – в посёлке имеются трёхэтажки и пятиэтажки. Сэкономили? Определенно. Строители утверждают, что стоимость подведения инженерных коммуникаций к стройке может достигать до 40% от общей стоимости дома. И конечно, выкопать яму-септик гораздо дешевле, да и скважину пробурить – тоже куда дешевле, чем тянуть трубопровод. Кто же позволил сэкономить на социально незащищенных людях? Местные власти, региональные власти? В этой связи остается вопрос о стоимости квадратного метра в этих домах: бюджет покупал квартиры для сирот с учетом того, что стоимость метра в таком жилье ниже на сорок процентов или взяли и заплатили по средней стоимости метра? Нам кажется, что попахивает коррупцией…

Разрешение на строительство домов для детей-сирот выдаётся администрацией муниципалитета. Она же потом принимает готовые дома. Как сообщили в минимущества Приангарья, до 2019 года жилые дома не проходили государственную экспертизу проектной документации и потому не подлежали государственному строительному надзору. С 2019 года при строительстве жилых помещений, где участником является Иркутская область, проектная документация проходит обязательную государственную экспертизу, государственный строительный надзор следит за ходом строительства на всех этапах, после чего даёт заключение о соблюдении застройщиком всех норм, предусмотренных в проектной документации. После решения государственного строительного надзора органы местного самоуправления принимают решение о вводе дома в эксплуатацию. Министерство принимает жилые помещения после ввода дома в эксплуатацию на предмет исполнения технических условий по ремонту. В настоящее время приём жилых помещений предполагается коллегиально, с участием структур жилищного и эпидемиологического надзора.

Какие такие услуги?..

Управляющая компания, которая приняла на обслуживание «сиротские» дома после сдачи и заселения, в 2016 году отказалась от них. Без согласования с жильцами была назначена новая УК, но жители не могли понять, за какие такие услуги им нужно платить по четыре тысячи с квартиры. Вода поступает со скважины, система водоочистки находится в подвале, отопления в квартирах нет – вместо батарей центрального отопления установлены электрические конвекторы. За откачку выгребных ям жители регулярно собирают деньги отдельно.

Большинство жителей «сиротских гетто» исправно платили за свет и вывоз мусора. Самостоятельно делали ремонт в подъездах и благоустройство вокруг домов, поскольку компания-застройщик, на которой теоретически должны были «висеть» гарантийные обязательства, обанкротилась. Очень удобно: построили как попало, но ответственности никакой. Правда, нам кажется, что гарантийные обязательства, по здравому разумению, должны бы в таких случаях переходить властям – региональным, муниципальным, – которые и принимают такие дома. Власти должны нести ответственность перед законом.

Возвращаясь к коммунальному скандалу: после визита специалистов минимущества управляющая компания согласилась сделать перерасчёт, однако сумма долга уменьшилась только на 1,7 миллиона рублей.

В УК «Восточное УЖКС» нам сообщили, что жители дома на улице Ключевая, 54 накопили долг за коммунальные услуги в сумме 1666110,17 рубля. Меньше всего должны жильцы дома № 58 – 1152449 рублей. По судебным приказам некоторые жители полностью рассчитались с долгами, шесть приказов были возвращены в связи с тем, что у должников не оказалось имущества, на которое можно было бы обратить взыскание. В суд на неплательщиков подавала сама управляющая компания – в минимущества заявляют, что никаких исков о выселении детей-сирот из квартир в домах по улице Ключевая в Малой Топке министерство не подавало.

Бесперспективное жилье

По закону дом в течение пяти лет остается в ведении минимущества, в специализированном жилом фонде. Потом его «отпускают в свободное плавание». Дом № 54 на улице Ключевая в Малой Топке уже выведен из спецфонда Иркутской области. Это означает, что живущие там дети-сироты могут приватизировать свои квартиры. Из частной собственности, как известно, выселять сложнее, процесс куда более долгий. У жителей домов № 56 и 58 27 февраля 2020 года закончились договоры найма специализированного жилого помещения. Минимущества готовит документы для выведения и этих домов из специализированного жилого фонда, так что жители и этих домов тоже скоро смогут приватизировать квартиры. Но что же сейчас?

А сейчас из квартир, которые получили жители специализированного жилого фонда по договорам социального найма, их могут выселить за неоплату коммунальных услуг в течение определённого срока и отсутствие соглашений по погашению этого долга. Однако «в никуда» выселить не получится – семьям нанимателей предоставят новое жильё по тем же договорам соцнайма, но уже в общежитиях.

В минимущества заверили, что с жителями домов для сирот в Малой Топке достигнута договорённость о постепенном погашении долга за коммунальные услуги. Взамен само министерство не будет подавать иски о выселении. По нашему мнению, выселять кого-либо из такого жилья властям даже и невыгодно – что с ним потом делать? Ремонтировать и содержать за счет бюджета? Заказывать регулярную откачку выгребной ямы?

По данным самих коммунальщиков, средняя сумма накопленного долга составляет от 70 до 80 тысяч рублей. Паковать чемоданы сиротам пока не нужно. Однако ситуация может повториться или зайти в окончательный тупик: эти дома и в дальнейшем останутся «горячей точкой» на карте Иркутска как изначально «недоделанные», дефективные. Жильцы, по вине властей лишенные нормальных условий для городского благоустроенного проживания, станут законными владельцами этих квартир, но вряд ли смогут их продать – кто же по своей воле захочет жить на яме с нечистотами. А это значит, что со временем «сиротские» дома станут еще большим «гетто». Фактически, предоставив такое жилье социально незащищенным гражданам, чиновники лишили их права на нормальную жизнь. Ответит ли кто-нибудь за это?