Жители дома-"айсберга" и чиновники снова не договорились о переселении

Предложенные мэрией договоры найма не гарантируют новое жилье?

12.02.2020 в 08:37, просмотров: 562

Ситуация с переездом жителей аварийного общежития бывшего ИВВАИУ, которая вроде бы разрешилась, вдруг опять застопорилась.

Жители дома-
Фото: Кирилл Шипицын.

Жилец злополучного «айсберга» Юрий Чуприн заявил, что у них возникли вопросы и к самому дому на улице Карпинской, куда им предлагают временно заселиться в манёвренный фонд, и к договорам, которые предлагают заключить для переезда. Переговоры жителей дома-«айсберга» и мэрии продолжились на очередной встрече жителей и чиновников, которая состоялась в конце недели.

Два юриста – четыре мнения

Спорные вопросы обсудили на встрече у вице-мэра Виктора Ешеева.

Виктор Ешеев. Фото: irksib.ru
Интересы жильцов представлял юрист Владимир Ковалёв, долгое время работавший в аппарате уполномоченного по правам человека в Иркутской области Валерия Лукина.
Владимир Ковалев. Фото: правозащита38.ру
По его словам, он уже 10 лет занимается решением проблем жителей этого самого общежития. Со стороны администрации на встрече присутствовали также руководитель аппарата администрации Иркутска Лариса Краснопёрова, глава комитета по управлению Октябрьским округом Владимир Преловский и ещё несколько чиновников иркутской мэрии.

Первая проблема – это неопределённость статуса самого маневренного дома 21/1 на улице Карпинской. По всем данным в реестрах, это многоквартирный жилой дом, построенный в 1985 году, обслуживаемый «Восточным управлением ЖКС». Однако Владимир Ковалёв сказал, что это переделанный из нежилого помещения дом, и в нём «существуют проблемы» по противопожарной безопасности, и вообще, дом не принят в эксплуатацию, жить в нём нельзя.

В ответ на это представители администрации заявили, что у них есть все документы на квартиры манёвренного фонда в данном доме, дом проверяла прокуратура и там всё нормально. И вообще – дом жилой, там люди живут, и значит, там всё хорошо. Правда, документы, подтверждающие, что «всё хорошо», предоставили только после продолжительной пикировки с переходом на личности.

Кстати, таких пикировок на встрече было достаточно много. Как только Владимир Ковалёв стал говорить что-то как юрист, его практически перебил Владимир Преловский, напомнив о «черных дырах» юриспруденции:

– Я к юристу обращаться не буду, там уже всё понятно с юристом. В юридические тонкости уходить не будем, потому что два юриста – четыре мнения, если не больше…

Тем не менее Ковалёву удалось высказать свои претензии по дому на Карпинской. И уже буквально в конце встречи Лариса Краснопёрова наконец-то показала документы, подтверждающие «нормальность» дома и возможность проживания в нём.

В общей очереди

Однако проблемы дома на Карпинской – это не главное, что удерживает жителей аварийного общежития от переезда туда. Людей настораживает, что администрация, предоставляя квартиры в манёвренном фонде, предлагает заключить срочный договор найма, а не бессрочный договор социального найма, который хотели бы заключить сами граждане.

Дело в том, что договор социального найма означает, что гражданину-нанимателю предоставляется муниципальное жилье, в которое он вселяется бессрочно и платит только квартплату, включающую коммунальные платежи. В случае переселения в манёвренный фонд договор социального найма манёвренного фонда действует до тех пор, пока не решится вопрос с предоставлением людям постоянного жилья по такому же договору соцнайма, либо пока не будет проведен капитальный ремонт в их жилье, которое признано непригодным. Обычный же договор найма, который администрация предполагает заключить с жителями общежития ИВВАИУ, кроме «коммуналки», предполагает ещё и взимание с жильцов арендной платы, а также является срочным – на два года. При этом никто не гарантирует, что по истечении этих двух лет жильцов не попросят освободить квартиры в манёвренном фонде без предоставления другого жилья. И в свои старые комнаты они вернуться вряд ли смогут – мало ли что за это время может случиться с домом.

В ответ на эти претензии Лариса Краснопёрова сказала, что данный договор является типовым, его форма утверждена правительством Иркутской области, такие же договоры заключаются с другими нанимателями муниципального жилья, и вообще, квартиры в данном случае предоставляются «до решения ваших проблем». Каких проблем? Отсутствия пригодного для проживания жилого помещения.

Но вот вопрос: а кто признал жилые помещения, занимаемые гражданами в общежитии, непригодными? Как оказалось, жилищная комиссия. Вот только после решения этой жилищной комиссии никакого постановления администрации так и не было. Наверное, потому, что решения комиссии являются рекомендательными и законной обязательной силы не имеют.

Но представители администрации при этом настаивали, что никаких постановлений и не надо, а документами на квартиру будут договоры найма с жителями.

– А потом в администрацию придут другие люди, – говорил Владимир Ковалёв, объясняя чиновникам подводные камни, – и подадут в суд иск о признании данных договоров ничтожными, поскольку не было никакого постановления о том, что жилые помещения, которые граждане занимали до переселения, были непригодны для проживания.

Официально общежитие аварийным не признано. Чтобы у людей появилась законная возможность переезжать в манёвренный фонд, а у мэрии – не менее законная возможность предоставить им жильё в данном фонде, жилые помещения должны быть признаны аварийными в результате либо износа и ветхости, либо ЧС. Однако обследование общежития на предмет аварийности и ветхости не проводилось. А комиссию по чрезвычайным ситуациям, несмотря на распоряжение врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева, не созывали.

Лариса Краснопёрова настаивала на том, что для переезда вполне достаточно подписать предложенные жильцам договоры. При этом она почему-то отказывалась внести в договоры некоторые изменения, которых просили люди. Зато обещала им постоянную прописку (при том, что манёвренный фонд – жильё временное, и прописка там может быть только временной), проживание до разрешения ситуации и прочие приятности – только бы они согласились, подписали и переехали.

Вот только люди не торопились прямо на месте подписывать договоры и задавали неудобные вопросы. Так, их интересовало, когда они получат постоянные квартиры. И тут-то всплыла ещё одна нелицеприятная подробность, о которой в суматохе, раскрутившейся вокруг аварийного общежития, почему-то никто не упомянул. Речь идёт о том, что жильцы злополучной «общаги» попадают в общую очередь нуждающихся в муниципальном жилье, в которой уже числится около трёх тысяч семей, проживающих в аварийных и ветхих домах. И в очереди этой они будут на общих основаниях. Владимир Ковалёв попытался апеллировать к статье 87 Жилищного кодекса (о порядке предоставления жилого помещения по договору социального найма в связи с переводом жилого помещения в нежилое помещение или признания его непригодным для проживания), но его не стали слушать.

Естественно, что в такой «подвешенной» ситуации люди в очередной раз отказались подписывать предлагаемые администрацией договоры. И тут начался переход на личности…

Кто кого исповедует

Разговор изменил русло. Лариса Красноперова, устав спорить, вдруг заявила, что у живущих в общежитии людей нет никаких прав там находиться, поскольку Министерство обороны передавало дом пустым: в документах на передачу никакие семьи вообще не значатся. Также она сослалась на некое письмо от Министерства обороны, в котором указано, что данные семьи утратили право на пользование жилыми помещениями.

С этим не согласился Юрий Чуприн, который сказал, что Минобороны действительно выселило практически всех жильцов в данном доме, но даже не подавало в суд на четыре семьи, которые сейчас там живут.

– Так мы подписываем договоры? – не выдержал Владимир Преловский. – Мы в нормальные квартиры переезжаем?

Но его не услышали. Лариса Краснопёрова, видимо, устав от почти часового спора о правомерности договоров, законности дома и прочих нюансах, заявила жильцам, что их сделали заложниками ситуации и используют в своих политических играх и для построения политической карьеры известные граждане.

– Я не делаю карьеры, – тут же отреагировал депутат Квасов. – Я не даю вам врать и расслабляться.

– И не вру я никогда жителям, – заявила Лариса Валентиновна, – потому что я такой же житель и человек, в отличие от вас.

– Вам нужно их оттуда убрать и забыть! – заявил Ковалёв.

Виктор Ешеев попытался купировать скандал и обратился к жителям:

– Значит, мы с вами заключаем договор найма…

– Социального найма, – перебил его депутат Квасов.

– Найма, – не согласился с ним Ешеев.

– Ну тогда мы встали и пошли, – отреагировал депутат.

– Вы можете идти, вас никто не держит и никто не приглашал, – парировал Виктор Владимирович.

Спустя несколько минут споров о том, кто кого куда приглашал, и предложений обратиться в суд для выселения жильцов из общежития Лариса Краснопёрова сказала, что «на эту меру мы можем пойти, но мне совесть не позволит».

– А вам совесть позволяет нарушать закон? – немедленно спросил Ковалёв.

– Вы меня исповедуете? – съязвила Лариса Валентиновна.

380 семей на волне хайпа

Когда представители сторон устали препираться (жители злополучного общежития при этом молчали), решено было ещё раз проверить все документы, получить все заключения на дом на Карпинской, подумать об изменении договора найма и потом ещё раз встретиться для того, чтобы утрясти все нюансы.

А в самом конце депутат Александр Квасов предложил чиновникам мэрии всё-таки созвать комиссию по ЧС и признать жилые помещения, в которых проживают эти четыре семьи, непригодными для проживания в результате ЧС.

– Видите ли в чём дело… По документам, в этом общежитии прописано 380 человек, – пустил парфянскую стрелу депутат. – Вы сейчас придумали схему переселения вот этих четырёх семей, а завтра к вам придут остальные и потребуют переселения на таких же условиях. И куда вы их девать будете?

По лицам представителей мэрии было понятно, что об этом никто не думал. Действительно, принимали дом от Минобороны только «на бумаге» и на место никто не выезжал, дополнительных документов о проживающих там людях не требовал. Сами себе проблему создали – и серьёзную.

Тем временем в телеграм-канале «Иркутский буревестник» появилась информация о том, что на волне хайпа вокруг истории с аварийным общежитием в него заселилось ещё шесть семей. Правда, пока их никто не видел…