За что и с кем судится губернатор Левченко

Губернатор подал в суд на редакцию «МК Байкал» за статью по утилизации отходов БЦБК

Правительство Сергея Левченко, а также и сам глава Иркутской области часто подают в суд, призывая к ответу то федеральную антимонопольную службу, то прокурора Иркутской области, то обещая «кары судебные» журналистам.

Губернатор подал в суд на редакцию «МК Байкал» за статью по утилизации отходов БЦБК

Редакция «МК Байкал» была удостоена чести быть вызванной в суд лично Левченко Сергеем Георгиевичем, который намерен защищать свою деловую репутацию. За что и с кем судится губернатор Левченко?

Губернатор судился с ФАС и прокуратурой

Для начала давайте вспомним самые заметные судебные иски, которые инициировал глава области.

Первый из них, можно сказать, эпохальный. Аппарат губернатора и правительства Иркутской области в конце января обратился в Арбитражный суд с двумя идентичными исками к центральной Федеральной антимонопольной службе (ФАС) и к ее областному управлению с требованием признать незаконной информацию и действия сотрудников службы при проведении проверки. Проверка касалась расследования нарушений закона о защите конкуренции при выборе инвестора для строительства нового терминала в аэропорту. Суд отказал правительству Иркутской области в иске к ФАС. А Сергей Левченко был-таки назван в числе виновных в нарушении антимонопольного законодательства по результатам того самого расследования.

Второй иск – к прокурору Иркутской области Александру Воронину. Глава региона потребовал признать незаконным прокурорское представление о нарушениях в сфере инвестиционного развития области. Представление, о котором идет речь, было вынесено 15 марта 2019 года и касалось в том числе злополучного китайского завода по розливу байкальской воды в Култуке, против которого выступила общественность.

Общественность и экологи требовали закрыть завод, ссылаясь на целый перечень нарушений. Прокуратура инициировала проверку работы регионального правительства в инвестиционной сфере, в том числе по «Индустриальному парку «Байкальский» и заводу ООО «Аквасиб», расположенному на его территории. Была найдена масса нарушений. Однако Сергей Левченко с прокуратурой не согласился и обратился в суд с иском. Суд полностью поддержал позицию прокуратуры. Более того, в начале июля Генпрокуратура в лице официального представителя Александра Куренного подтвердила, что нарушений была масса и начались они с первичного этапа – еще при формировании правительством инвестпроекта: «В частности, не была оформлена собственность на землю, не была создана управляющая компания индустриального парка, который планировался там…» Власти региона проигнорировали и заключение региональной службы охраны животного мира, запретившей работы, потому что объект располагался на особой природной территории. По инициативе прокуратуры земли должны вернуться в муниципалитет. Но время и деньги потеряны.

Кроме того, в это же время губернатор намеревался через суд обжаловать прокурорское представление от 19 февраля по результатам проверки соблюдения законодательства об обеспечении жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Прокуратура проверила весь жилой фонд, выстроенный по областной программе за 2017-2018 годы. На всех объектах, как сообщали СМИ, были найдены нарушения. За эти два года в министерство имущественных отношений поступили 20 представлений о нарушениях, но ситуация в лучшую сторону не изменилась. Прокуратура отметила недостаточность финансирования из областного бюджета, снижение показателей подпрограммы, а также выявила факты неэффективного расходования бюджетных средств, несвоевременного заселения в жилые помещения. Но губернатор в административном иске сослался на то, что он не имеет возможности самостоятельно устранить указанные в представлении нарушения, не может поставить на систематический контроль деятельность минимущества, поскольку «нормы действующего законодательства не возлагают такую обязанность на губернатора области». То есть, похоже, все, что может себе позволить губернатор – это судиться с прокуратурой. За казенный, кстати, счет.

Еще одним заметным иском стал иск Левченко к думе Иркутска – она не торопилась по требованию губернатора исключать из депутатов Григория Резникова, которого глава области заподозрил в нарушении антикоррупционного законодательства. Некоторые политологи, комментируя ситуацию, оценили этот иск как попытку губернатора повлиять на политические процессы в Иркутске.

Иск к «МК Байкал»: моральное давление?

В общем, правительство области и губернатор знают толк в судебных тяжбах, не стесняются обжаловать даже решения надзорных органов, очевидно, в попытке оправдаться за собственные ошибки.

Редакция «МК Байкал» попала под горячую руку губернатора после публикации на острую экологическую тему. Сергея Левченко задела статья «Отходы БЦБК отдадут частной компании» (в интернет-версии статья называется «Сергей Левченко просит президента Путина сменить подрядчика на БЦБК»).

Мы писали о том, что губернатор обратился к президенту Владимиру Путину с предложением внести коррективы в распоряжение правительства об исполнителе важного государственного заказа – утилизации отходов БЦБК. Он сослался на то, что Минприроды РФ рассмотрело возможность ввести в дело частную компанию, корпорацию «ГазЭнергоСтрой», которая, по мнению губернатора, представила «результаты испытаний технологии по ликвидации накопленного ущерба БЦБК и положительное заключение государственной экологической экспертизы». Напомним, что государственная компания «Росгеология» была вынуждена остановить работы на площадке БЦБК после заявления губернатора о том, что, возможно, подрядчик будет заменен.

История неликвидации отходов БЦБК освещалась нашим изданием широко, мы следили за развитием событий. И заявление губернатора о смене подрядчика, естественно, вызвало у нас большой интерес. И не только у нас, но также, например, и у депутата Государственной Думы от Иркутской области Александра Якубовского, который обратился с письмом к руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорю Артемьеву. В письме он просил разобраться, не носят ли действия правительства Иркутской области умышленный характер: возможно, региональные власти намеренно дискредитировали «Росгеологию», чтобы заменить ее на «ГазЭнергоСтрой», которая является частной компанией.

Пользуясь правом прессы освещать информацию, высказывать мнения и делать предположения, мы задались теми же вопросами, что и депутат Госдумы. Поводом для сомнения в действиях губернатора послужило то, что губернатор, по его собственным словам (и об этом сообщалось в прессе), вел в 2016-2017 годах переговоры с компанией Чернина. А также то, как правительство области, будучи заказчиком, реагировало на запросы «Росгеологии». Кроме того, мы не могли не вспомнить, что в июле ФАС подтвердила лояльность губернатора к другой частной компании, рассмотрев дело о привлечении частника на крупный проект по строительству нового терминала аэропорта без всякого конкурса. Губернатор Левченко и правительство области, как мы уже сообщали, числятся в списках виновных в нарушении антимонопольного законодательства.

Кстати, после того, как вышла наша статья, и спикер Законодательного собрания Иркутской области Сергей Сокол, и депутат Александр Якубовский сделали запросы (в том числе руководителю Росприроднадзора Светлане Родионовой) с просьбой предоставить результаты испытаний и заключение государственной экологической экспертизы на технологию, которую предлагает для использования на БЦБК компания «ГазЭнергоСтрой». Насколько нам известно, пока документы не предоставлены.

Но и это еще не все. Мы не знаем, получил ли губернатор Левченко ответное письмо от президента на свой запрос о смене подрядчика. Однако известно, что вскоре после губернаторского послания, в сентябре, президент России Владимир Путин в поручениях по Байкалу предписал провести утилизацию отходов БЦБК через конкурсные процедуры с участием российских и иностранных компаний, владеющих лучшими технологиями – и никак иначе. Казалось бы, это ставит жирную точку в споре о подрядчике. Ведь фактически президент ответил на запрос иркутского губернатора о привлечении в качестве подрядчика компании «ГазЭнергоСтрой» – можно сделать однозначный вывод, что ответил отрицательно. И надо полагать, что у президента на это были веские причины.

Именно после обнародования поручений по Байкалу редакция и получила иск. Примечательно, что истец не просит опровергнуть сам факт обращения к президенту или, например, обращения депутата Якубовского к главе ФАС. Но самое замечательное в этом судебном иске то, как увидели юристы губернатора (и, вероятно, он сам как истец) картину происходящего. Редакция, публикуя статью, лишь предполагала возможность участия губернатора в поддержке компании Чернина – и задавала вопросы. Мы лишь допускали возможность, что «губернатор играет не на одной площадке с жителями области». Высказывать мнение можно, это не противоречит законодательству. Однако юристы и губернатор усмотрели в событиях и обстоятельствах, описанных или предположенных нами в статье, по совокупности следующее: «Текст направлен на создание образа лица, которое в личных корыстных интересах, с использованием своего служебного положения поддерживает интересы частной организации с целью передачи работ по государственным контрактам данной организации, в нарушение норм действующего законодательства». И далее: «Фактически данный текст в совокупности содержит в себе обвинения истца в коррупционных преступлениях, разворовывании бюджетных средств, лоббировании интересов…» Это куда весомей того, о чем было сказано в нашей статье. Нам ничего не известно о разворовывании бюджетных средств губернатором. Может быть, тем, кто составлял этот иск, известно куда больше, чем нам? Тогда добро пожаловать в редакцию.

Указанные в статье события, по мнению авторов искового заявления, «отражают обстоятельства не таким образом, как они были в действительности» (орфография сохранена. – прим. ред.). Увы, о том, «как они были в действительности», в исковом заявлении не сообщается. Нам остается только догадываться и ждать судебного заседания, которое состоится 16 октября.

Закон не дышло, а суд не личный инструмент

Хочется припомнить еще вот что: не только губернатор подавал в суд, но и на него подавали тоже. Например, мэр Ангарского городского округа Сергей Петров 23 апреля 2019 года подал иск в суд к губернатору Иркутской области Сергею Левченко. Очевидно, Петрова побудило обратиться в суд настойчивое желание губернатора отправить его в отставку на основании того, что мэр якобы нарушил антикоррупционное законодательство. Но дума АГО отказалась исполнить требование губернатора, а депутат Александр Куранов предложил Левченко самому удалиться в отставку. Депутаты заподозрили в действиях губернатора реакцию на жесткую позицию муниципальной власти в отношении прогубернаторской компании «Звезда», из-за которой жители ангарских многоэтажек на полгода остались без лифтов.

А 19 июня прокуратура подала в суд на губернатора, требуя от него принятия решения по снятию с должности Сергея Шеверды, теперь уже бывшего министра лесного комплекса Иркутской области. Прокуратура посчитала незаконным бездействие губернатора. Напомним, Левченко не торопился уволить чиновника, утратившего доверие. Основанием для утраты доверия, кстати, были не лесные дела Шеверды, а заведомо неполные и недостоверные сведения о доходах чиновника. Именно то, на что пенял губернатор Петрову, за что требовал от иркутской думы лишить депутатских полномочий нескольких депутатов, в том числе Резникова. Видимо, высшие областные чиновники трактуют антикоррупционное законодательство как личный инструмент, который можно использовать в своих целях и на который можно не обращать внимания, если так выгоднее.

Имея это в виду, редакция «МК Байкал» может оценить судебное исковое заявление губернатора в свой адрес как попытку морального давления на свободную прессу. Ведь, поскольку вопрос о подрядчике по утилизации отходов БЦБК урегулирован самим президентом Путиным, теперь никто не сможет протащить на этот миллиардный проект «своих» людей. Так что остается воздать непокорным СМИ за то, что они вынесли на всеобщее обозрение факты и мнения, которые на всех уровнях заставили серьезно усомниться в правильности губернаторской политики относительно важнейшего экологического решения – утилизации отходов БЦБК.