Общественные слушания: Иркутск смоет, потрясет или затопит

В Иркутске обсудили готовность города к предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций

27.08.2019 в 11:09, просмотров: 2143

Приглашение поучаствовать в обсуждении этой важной проблемы было отправлено председателю комиссии по ЧС правительства Иркутской области Руслану Болотову, в министерство имущественных отношений, министерство ЖКХ, в минстрой Иркутской области, прокуратуру области, Главное управление МЧС и другие ведомства.

Общественные слушания: Иркутск смоет, потрясет или затопит
Фото: sia.ru

Многие приглашенные государственные органы сообщили, что в связи с действующим в регионе режимом ЧС их представители не смогут присутствовать на слушаниях. От государственных органов были служащие регионального минздрава – внештатный специалист по ГО и ЧС Виталий Емельянов и начальник отдела по организации медицинской и лекарственной помощи по г. Иркутску Вероника Войцеховская.

Поводом для слушаний стала информация о наличии в Иркутской области и городе Иркутске предпосылок для возникновения природных и стихийных катастроф.

– По моим ощущениям, город Иркутск находится на пороге большой катастрофы, – сказал активист клуба «Байкальские стратегии» Владимир Ковалев, юрист, правозащитник, работавший в управлении уполномоченного по правам человека. – Какой она будет, когда произойдет – неизвестно. Но то, что последствия катастрофы будут очень тяжелыми, не вызывает сомнений.

Владимир Ковалев. Фото: правозащита38.ru

Россия является участником программы ООН по предупреждению бедствий, называющейся по месту подписания документа – Сендайская рамочная программа. В рамках этого глобального проекта муниципалитеты могут проводить самодиагностику готовности к чрезвычайным ситуациям. Как подчеркнул в своем выступлении Денис Воронов, лидер общественного движения «Регенерация города», не бывает катастроф исключительно природного характера. Ко всем так называемым природным катаклизмам так или иначе приложена рука человека. При этом риски катастроф нельзя снизить до нуля, равно как и риски человеческих жертв.

В городе Иркутске высоки риски следующих бедствий: разрушительное землетрясение, масштабное наводнение, аварии на потенциально опасных объектах. 10 лет назад таких объектов в Иркутской области было выявлено 89, сколько их в городе Иркутске сейчас, населению не известно. По методике Сендайской рамочной программы можно выявить эти проблемы и степень готовности к возможному бедствию. Однако выявление проблем и их решение – дело длительное, а представители власти обычно выбираются на короткий срок: 4-5 лет. Им надо решать более насущные вопросы, а обеспечение безопасности при возможных катастрофах – работа на перспективу. Обычно до нее руки у муниципальных властей просто не доходят, да и денег на эти цели почти не выделяется. Задача общественности – заставить власти провести диагностику готовности к ЧС и определить наиболее уязвимые места в городе. Также власти должны повышать осведомленность горожан о вероятных угрозах и о готовности города к реагированию на них.

К сожалению, последние события в Тулуне, Нижнеудинске и ряде районов Иркутской области показали, что системы оповещения и предупреждения не сработали надлежащим образом. Защитные сооружения в ряде городов не выполнили своей функции, а государственные и муниципальные службы, призванные обеспечивать проведение аварийно-спасательных и аварийно-восстановительных работ, оказались не на высоте.

Первая проблема, с которой столкнулись пострадавшие при наводнении – это питьевая вода.

Фото: Кирилл Шипицын.
И это показатель того, что инфраструктура городов приходит в упадок. В Иркутске решается проблема с очистными сооружениями, но вот система водо- и теплоснабжения не развивается должным образом уже очень много лет. Что ждет город при возможной масштабной аварии на сетях водо- или теплоснабжения – представить несложно. В начале этого года общественники предлагали провести по линии МЧС региональные командно-штабные учения в связи с вероятным землетрясением – однако получили отписку. Пришел ответ, что возможно проведение таких учений в июле 2019 года, однако тренироваться пришлось на практике, в полевых условиях. И результаты такой «тренировки» неутешительны: полная разобщенность в действиях, отсутствие ответственных на каждом участке, большие имущественные потери. Человеческих жертв в Тулуне, увы, не удалось избежать.

Когда речь заходит о сейсмоопасности Иркутской области в целом и Иркутска в частности, от чиновников разных уровней слышится только: «Что вы нагоняете панику?». Однако опыт показывает, что информированность населения о поведении в случае землетрясений слишком низка. В Японии, например, правилам поведения при землетрясении учат с детства. В Корее в школах также учат поведению при муссонах. У нас в стране не учат ничему… Несколько сильных землетрясений в Иркутске в последние годы показали, что люди вообще не знают, куда им бежать при землетрясении, к кому обращаться, где есть пункты временного размещения и т. д. Многие иркутяне помнят, как лет двадцать назад выскочили ночью во дворы и до утра жгли костры, не имея ни малейшего представления о том, что делать дальше. А если «тряхнет» еще сильнее? По прогнозам, при землетрясении 7-9 баллов потери населения в Иркутске могут достигнуть нескольких десятков тысяч человек. Ученые утверждают, что вероятность сильного землетрясения магнитудой более 7 баллов в ближайшие 30 лет близка к единице. То есть землетрясение в Иркутске будет. Когда – неизвестно: может, через год, может, через 10 лет. Вот только Иркутск и иркутяне к нему не готовы.

К потенциально опасным предприятиям относятся Иркутская ГЭС (многие сразу вспомнят катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС): здесь возможны перелив воды через гребень или разрушение самой плотины.

Фото: baikal24.ru
Последствия – затопление большей части территории Иркутска ниже по течению Ангары. Также опасность несут аэропорт, расположенный в черте города (аэробус А-310, въехавший в гаражи), и авиазавод, с территории которого самолеты взлетали над городом («Руслан», упавший на жилые дома в Иркутске-2).
20 лет назад «Руслан» упал на жилой дом. Всего в катастрофе погибли 72 человека, включая всех, кто находился на борту. Среди них – 14 детей. Более 79 семей остались без крова. Фото: life.ru
Потенциально опасны и Ново-Иркутская ТЭЦ, и железная дорога, которая проходит по жилым районам…
Ново-Иркутская ТЭЦ, находящаяся в непосредственной близости от жилых районов, тоже потенциально опасна. Фото: kislorode.life
Что делать в случае техногенных катастроф, опять же не знает никто, кроме небольшой группы «посвященных», которые не спешат делиться этой информацией с горожанами. Как они говорят – «во избежание паники». Вот только умолчание может привести к самым тяжелым последствиям.

В Иркутске также велик риск наводнений. Увы. Иркут, Ушаковка, Кая уже показали, что они вполне могут выйти из берегов: в конце июля – начале августа уровень воды в этих реках уже приближался к критическим отметкам. В результате наводнения затопленными окажутся сотни километров электросетей, тысячи квадратных километров территории, пострадают десятки тысяч горожан.

Для того чтобы минимизировать риски катастрофических последствий при чрезвычайных ситуациях, на общественных слушаниях было решено рекомендовать мэрам городов области провести самообследование по методике Сендайской рамочной программы ООН. Это обследование поможет выявить потенциально опасные места и проблемы готовности к стихийным и техногенным бедствиям. После этого необходимо обеспечить информирование населения о выявленных проблемах и добиваться от органов областной и федеральной власти выделения финансирования для решения первоочередной задачи – защиты жизни, здоровья людей и их имущества.

Вот только примет ли администрация Иркутска эти рекомендации и, а главное, будет ли их выполнять – большой вопрос. Пока тема возможной катастрофы в Иркутске и пути минимизации трагических последствий считается у городских и областных властей запретной…