Вячеслав Славин: иркутские кинологи работали спасателями в Тулуне

Об уроках трагедии и о спасении "по установленному тарифу"

20.08.2019 в 12:57, просмотров: 1040

Боевая разведывательно-дозорная машина с российским флагом на башне, бодро рассекающая волны огромного водоема, в который превратился Тулун в дни июньского наводнения, стала одной из главных достопримечательностей затопленного города.

Вячеслав Славин: иркутские кинологи работали спасателями в Тулуне

На «берегу», неподалеку от тулунского лесхоза, десятки людей с волнением ожидали возвращения амфибии из очередного рейса. На ее броне обосновалась не десантура, а самый настоящий «кинологический спецназ» со спасенными животными. Люди ждали, не везут ли кинологи их Дружка, Шарика или Рекса…

– Так уж получилось, что мои сотрудники оказались в Тулуне одновременно с началом наводнения, – вспоминает директор иркутского питомника «К-9» Вячеслав Славин. – Они на пикапе со специальным прицепом для перевозки животных направлялись на Ярактинское месторождение для отлова бродячих собак, досаждающих нефтяникам в окрестностях вахтового поселка…

Когда прибывающая вода преградила дорогу пикапу, старший из кинологов – Магомед Камалдинович, которого Тулун запомнит под именем Нурик – принял решение не возвращаться в Иркутск, а встать на ночлег прямо на обочине федеральной трассы: вдруг к утру вода спадет. Но вода не отошла. А клетки, предназначенные для ярактинских бродяжек, начали заполняться местными собаками, которых спасали всю ночь.

– Звонок от Нурика разбудил меня в 4 утра – он был просто в шоке от масштабов бедствия! – рассказывает Славин. – Спустя час мы начали готовиться к выезду. Решено было попробовать, как поведет себя на воде БРДМ – до того дня у нас ни разу не дошли руки испытать ее плавучий потенциал.

Доставленная эвакуатором в зону бедствия, машина легко превратилась в корабль. Бронированному дну амфибии оказались нипочем затонувшие автомобили, заборы и прочие подводные препятствия, которые постоянно пропарывали днища резиновых лодок спасателей.

– А кто им мешал использовать подобную технику? – пожимает плечами директор «К-9». – Помню, к нам подошли несколько бойцов МЧС и, оглядев наш БРДМ, сказали, что у них такой тоже есть. Но в Иркутске. А вообще, в первые дни этой трагедии меня очень сильно удивляло малое количество технических средств, которыми на самом деле в избытке располагает «чрезвычайное ведомство».

Уроки трагедии

Кинологам пришлось заниматься не только собаками. Одним из первых животных, спасенных экипажем амфибии, оказалась корова. Она пряталась от наводнения на крыше какого-то сарая. Разместить ее на броне не было никакой возможности, пришлось взять на буксир: привязанная за рога, она около километра плыла за спасшим ее «броненосцем», пока копыта не начали доставать до твердой поверхности.

Спасенных куриц приходилось размещать внутри амфибии, не обращая внимания на их истошное кудахтанье и трепыхание.

Работники «К-9» за время, проведенное в Тулуне, увидели человеческую натуру с разных сторон.

– Многие люди, узнав об этой катастрофе, сразу же бросились помогать – абсолютно искренне и бескорыстно. Помню, например, волонтера Максима, который самозабвенно помогал нам вытаскивать из воды собак и кошек, – вспоминает Вячеслав. – Еще хотелось бы снова сказать спасибо местному жителю Денису, хозяину аэролодки, на которой он спасал людей во время наводнения – а когда вода в городе спала, он помогал нам эвакуировать животных с крыш домов, унесенных к островам, расположенным в нескольких километрах от Тулуна.

Многие неравнодушные со всех уголков страны оказывали кинологам и материальную помощь: одних только денежных переводов за все это время они получили почти на миллион рублей, да еще и огромное количество кормов и лекарств для животных. Но было немало и других примеров.

– Однажды наша амфибия, уже подходя к «берегу», села на брюхо. Неподалеку стоял эмчеэсовский КАМАЗ-вездеход, и его водитель вместе с еще одним бойцом, никуда не торопясь, увязывал лодку. Мы попросили его выдернуть нас при помощи троса – тот понимающе кивнул, закончил свои дела, сел за руль… и уехал! А выдернул нас чуть позже водила обычного лесовоза. Кстати, мы обращались в МЧС и в самом начале тулунской эпопеи – с просьбой посодействовать в транспортировке нашей машины в Тулун. Нам ответили, что такая техника там конечно же очень нужна, но помочь в ее доставке они, к сожалению, не могут. Так что мы сами, за свой счет наняли эвакуатор, на котором за 50 тысяч рублей перевезли амфибию.

Как-то сотрудники «К-9» повстречали часть деревянного забора, на котором, как на импровизированном плоту, весь день спасался один из местных жителей. Импровизированный плот еле-еле выдерживал тяжесть своего груза, и лежащий на нем мужчина был наполовину погружен в холодную воду. Состояние этого человека можно описать как критическое, он даже не мог говорить и уже совсем не надеялся на помощь. Так кинологи открыли и «человеческий счет» по спасенным…

А пожилую пару с улицы Карбышева они эвакуировать не смогли – просто не знали, что в доме, постепенно скрывающемся под водой, есть кто-то живой. Дело в том, что хозяйка, в силу своего преклонного возраста и плохого здоровья, уже не могла ходить. А ее столь же пожилой и больной муж не сумел вытащить наружу свою супругу. Тогда он решил быть с ней до конца. Его сил хватило лишь на то, чтобы кое-как забросить на крышу дома служившую им верой и правдой собачонку. Супруги остались ждать неминуемого конца, не рассчитывая на эвакуацию. Между тем «кинологический спецназ» был совсем рядом…

– Собаку-то мы спасли, а про ее хозяев соседи нам сказали слишком поздно, – говорит Вячеслав Славин. – И ведь что самое-то мерзкое: эти соседи знали – отлично знали! – что в доме находятся обреченные на смерть люди, и не забили тревогу, никому ничего про них не рассказали! Видимо, были слишком заняты собственным спасением. Действительно, каждая большая трагедия очень четко показывает, кто чего стоит.

Спасение по установленному тарифу

К слову, за эти несколько июньских и июльских дней у Славина накопились вопросы к официальным службам и органам, в чьи задачи входила работа в зоне бедствия. И прежде всего – к своим коллегам из ветеринарной службы Иркутской области.

– За все время, проведенное в Тулуне, я не видел ни одной машины областной ветслужбы! Ни одной! Между тем, когда вода пошла на убыль, во дворах остались разлагаться тысячи трупов кур, свиней и других животных. А на улице – жара под тридцать градусов! По улицам плыл ужасный запах, вызывающий тошноту, из-за которого многие люди попросту не могли зайти к себе домой! Я уже не говорю про угрозу возникновения эпидемий! – возмущается директор «К-9». – При этом в каждом районе имеется подразделение региональной ветеринарной службы, и, я считаю, вполне можно было направить в Тулун хотя бы по одной машине из каждой близлежащей территории. Но этого почему-то не было сделано, хотя, по моим подсчетам, без ущерба для текущей работы было возможно выделить порядка 50 машин с ветеринарами и эпизоотологами. Зато в Тулуне работали представители ветслужбы Красноярского края! Зато лично мне звонил руководитель этой службы из Абакана и интересовался, чем они могут помочь! А когда мы обратились за помощью в нашу, иркутскую службу с просьбой осмотреть спасенных животных (наши собственные ветеринары в это время отсутствовали: лето – сезон отпусков), ответ был таким: пишите официальное письмо, оно будет рассмотрено в течение месяца! Обратились с этой же просьбой и в Иркутскую городскую станцию по борьбе с болезнями животных (больше известна как «ветклиника на Красноказачьей») – и нам согласились помочь… согласно установленным тарифам.

Застрелить проще, чем спасти

Погибли и многие из тех собак, которые остались в Тулуне после того, как наводнение закончилось. Вячеслав Славин утверждает, что их вовсю отстреливали приехавшие – наконец-то! – представители ветслужбы из Братска. Между тем незадолго до этого руководство «К-9» направило муниципалитету предложение о помощи с отловом и передержкой собак – но ему не был дан ход.

– Информация об отстреле у меня, что называется, из первых рук, – поясняет Славин. – Я в это время уже был в Иркутске и, когда до меня дошли сведения об этом варварстве, тут же позвонил в тулунское отделение ветслужбы – снявший трубку диспетчер, нимало не смущаясь, подтвердил этот факт. А когда мы подняли вселенский шум, заместитель главы региональной ветслужбы лично сказал нам: «Мы вас услышали. Отстрел будет прекращен». Но на следующее утро жители Тулуна обнаружили на улицах своего города множество собачьих трупов. Правда, огнестрельных ранений на них не было – видимо, использовался яд…

Возмущение Вячеслава вызвано не только естественным состраданием к несчастным животным, но и вопиющим непрофессионализмом коллег из ветслужбы, граничащим с прямым нарушением закона.

– Нам говорили, что застреленные собаки вели себя очень агрессивно и, похоже, у них было бешенство. Но тогда подобные действия тем более не имеют никакого оправдания, – объясняет наш собеседник. – По закону, если имеется подозрение на бешенство, собаку необходимо содержать в изолированном состоянии в течение 10 дней: если она останется жива в течение данного срока, значит, подозрение было безосновательным. Если же, в силу безвыходности ситуации, животное приходится уничтожать на месте, ее отсеченная голова должна быть направлен на соответствующее исследование – однако и этого, насколько я знаю, сделано не было...

Словом, по мнению директора «К-9», во время тулунской трагедии и после нее было совершено очень много ошибок – и зачастую ошибок непоправимых. Так что Вячеслав Славин очень надеется, что все причастные сделали определенные выводы и вынесли уроки из произошедшего.

А еще он обращается к читателям «МК Байкал»: если кто-то желает приютить спасенных в Тулуне собак – добро пожаловать в питомник «К-9». Из сотни доставленных туда животных около половины по-прежнему ожидают новых хозяев. Кстати, всего «кинологическим спецназом» в дни наводнения было спасено более двухсот жизней братьев наших меньших.

Фото: Rec Production.