Правительство области оставляет в опасности особо ценные леса

Лесные пожары могут уничтожить заповедники и нацпарки

19.08.2019 в 08:45, просмотров: 941

Проблема лесных пожаров в Сибири устойчиво держится в топах новостных лент. Ее решают на федеральном уровне. В Иркутской области, по сообщению спикера ЗС Иркутской области Сергея Сокола, горит более 700 тысяч гектаров тайги и ежедневно появляются новые очаги.

Правительство области оставляет в опасности особо ценные леса

С возмущением депутаты констатируют, что более 60 пожаров закрыто по решению КЧС и не тушится – так как это экономически нецелесообразно. Но ведь площади таких пожаров – это не сотни гектаров, а тысячи. При этом в тушении особо охраняемых природных территорий правительство области вообще не заинтересовано. А ведь именно эти территории составляют природное богатство Иркутской области – не в переносном смысле, а в прямом: ущерб лесам ООПТ оценивается куда выше, чем обычным.

Пересмотреть зону контроля

Сегодня главным источником адекватной информации по лесным пожарам стали депутаты областного Заксобрания, которые «держат руку на пульсе». В области работает КЧС – комиссия по чрезвычайным ситуациям, однако ее работа не очень устраивает депутатов. Спикер ЗС озвучил их мнение на заседании с руководителем Росприроднадзора Оксаной Курек, заместителем прокурора Байкальской природоохранной прокуратуры Алексеем Калининым и зампрокурора Иркутской области Романом Шергиным.

– То, как работает КЧС, мы понимаем. Несколько раз приглашали представителей КЧС – правда, тогда по наводнению. Но ничего кроме бравурных речей, которые, как потом выяснилось, не соответствуют действительности, мы не слышали. Так что нас не удивляет подход, не связанный с соблюдением интересов области, у них там свой интерес. Но мы без внимания это не оставим.

Депутаты предлагали включить представителя депутатского корпуса в КЧС. Писали письма на имя губернатора. Прямое указание это сделать было даже от полномочного представителя президента. Но не сделано до сих пор. Похоже, и вправду – свой интерес…

Депутаты приводят цифры: с начала противопожарного сезона произошло более 1000 пожаров, выгорело около 1,5 млн гектаров, 70 населенных пунктов задыхаются. Огонь подходит к населенным пунктам и так или иначе угрожает жизни и здоровью людей. В этих условиях отказ от тушения со стороны исполнительной власти – необъяснимый поступок.

– Я бы сказал, что это преступная халатность. Когда дымом от лесных пожаров был затянут весь юг области и депутаты просили губернатора ввести режим ЧС, губернатор посчитал эту меру нецелесообразной. Сегодня режим введен, но драгоценное время упущено и все превратилось в катастрофу. Правительство продолжает делать вид, что ничего страшного не происходит, и в связи с этим есть много вопросов. Кто виноват в том, что горит такое количество гектаров леса? Почему с самого начала не работает должным образом министерство лесного комплекса Иркутской области?

Депутаты намерены обратиться за пересмотром действующих нормативов тушения пожаров по зонам контроля – по которым правительство региона принимает решение, тушить или нет. Согласно информации депутатов, пока пожар не подойдет ближе чем на 5 км к населенным пунктам, его не тушат.

Тушим, но только по решению суда

Оксана Курек, руководитель управления Росприроднадзора, в свою очередь поставила собравшихся в известность о том, что существующий режим тушения способствует возгораниям на заповедных территориях.

– Мы столкнулись с этим в заповеднике «Витимский» Бодайбинского района. На сопредельных землях часто возникают лесные пожары, которые угрожают переходом на территорию заповедника. Поскольку 90% территории заповедника отнесено к такому режиму, который исключает любое вмешательство, у сотрудников отсутствует возможность принять какие-то меры. Именно поэтому мы тщательно следим за распространением огня на прилегающих землях. На космоснимках видно, что сегодня пожары движутся в сторону заповедника. Обратились, конечно, в КЧС, а также в правительство Иркутской области – в министерства лесного комплекса и природных ресурсов...

Но в ответ Росприроднадзор получил отписки. В них говорилось о том, что, во-первых, в соответствии с распоряжением минлеса от 12 апреля текущего года об утверждении лесопожарного зонирования лесного комплекса, маршрутов наземного патрулирования и авиапатрулирования лесов, расположенных на землях лесного комплекса, данная территория почти полностью, за исключением участков, примыкающих к населенных пунктам, относится к зоне исключительного обнаружения с помощью космических средств. Это означает, что более тщательного выявления пожаров здесь не предусмотрено. А «космические средства» обнаруживают лишь масштабное возгорание. То есть выявить можно лишь большой пожар.

Во-вторых, 12 апреля был издан приказ о том, что большая часть Бодайбинского района отнесена к той самой зоне контроля, о пересмотре которой говорят депутаты.

– Тушение здесь может прекращаться, приостанавливаться, когда затраты превышают вред, который может быть причинен. И было принято решение: не тушить, – докладывает Курек.

Когда стало понятно, что пожар направился в сторону заповедных лесов, сотрудники заповедника были вынуждены, не имея на это полномочий, перейти на территорию лесничества и тушить лес самостоятельно.

«Росприроднадзор» считает, что локальные документы министерства вроде подобных приказов нужно пересматривать.

– Мы считаем, там необходимо и патрулировать, и тушить, иначе заповедник будет в опасности. Обратившись в минлеса, получили отказ. А вот после обращения в прокуратуру минлеса отправило бригаду на место.

Но, поскольку система остается той же самой, Росприроднадзор сейчас готовит исковое заявление в суд.

Свое потушим, а нацпарки подождут?

Региональные власти, к сожалению, очень специфически подходят к вопросу ущерба от пожаров. Это подтверждает первый заместитель байкальского природоохранного прокурора Алексей Калинин.

– Когда речь идет о прогнозировании затрат, власти подходят к делу не очень объективно: потому что когда пожар переходит на охраняемую территорию, коэффициенты подсчета становятся совершенно другими. Был допущен переход пожара в леса Прибайкальского нацпарка, Голоустненское лесничество сработало плохо. Ущерб – полтора миллиарда рублей, он сопоставим со всеми средствами, которые выделяются на тушение пожаров в области.

Более того, местные власти и федеральные ООПТ не смогли договориться о равнозначных возможностях для использования иркутской авиабазы охраны лесов. Сегодня, по словам Калинина, действует соглашение, в которое заложен такой принцип: специальные авиационные подразделения даются, конечно, для использования федеральным ООПТ, но при возможности. Определяет эту возможность региональное министерство лесного комплекса. То есть министерство может посчитать, что возможности нет.

– Область – одна, спецподразделение – одно. В Голоустном не был вовремя выделен этот ресурс. Нацпарк письменно заявил о необходимости и получил ответ: возможности такой нет.

Возможность была предоставлена позже. Пожар уже разошелся. Почему ООПТ изначально согласились на такие условия? Потому что больше не к кому обратиться, ближайший пункт – в Красноярске, а большие расстояния, увы, не работают на оперативность.

– Логистика «дадим, если будет возможность» говорит о том, что федеральное ООПТ ставится ниже Гослесфонда. Да, там живет меньше людей, но ущерб наносится гораздо больший. Равнозначной должна быть возможность. Тем более, что ООПТ платит за это федеральные деньги!

Пока минлеса оценивает отношения с федералами с таких позиций: мы свои проблемы решим, а потом федералам дадим. Но речь идет об особо охраняемых территориях Иркутской области. Природоохранная прокуратура поднимала этот вопрос на КЧС, обращались к губернатору. Было дано обещание, что ситуацию отрегулируют, но она до сих пор не отрегулирована. Эта ситуация неестественная, считает Калинин.

С ним согласился Сергей Сокол, который отметил, что такой подход к народному богатству возмутителен.

– Это – в ведении министерства. Нужно просто понять, какие меры необходимы, сколько они стоят, и вынести на суд депутатов, а мы все сделаем в самый короткий период. Цель должна быть одна – прекратить пожарище.

В ближайшее время депутаты, сказал он, обратятся и в Рослесхоз с тем, чтобы установить единые подходы оценки ущерба от пожаров, и главное в минлеса – с тем, чтобы там провели ревизию методов по определению зон контроля, учитывая параметры сопредельности с особо охраняемыми территориями.

– Министра нет, конечно, но министерство-то есть. Мы не видим работы, а люди ведь за что-то деньги получают. Делом надо заняться.