Правительство Иркутской области не отдает затопленцам федеральную помощь

Минфин потребует от властей Приангарья вернуть неизрасходованные деньги

25.07.2019 в 09:52, просмотров: 3716

Очередной вотум недоверия выразили федеральные власти правительству Иркутской области.

Правительство Иркутской области не отдает затопленцам федеральную помощь

Заместитель министра финансов РФ Леонид Горнин 22 июля на совещании комиссии по ликвидации последствий паводка потребовал от властей Приангарья до 29 августа определиться с получателями компенсации в затопленных районах и вернуть в федеральный бюджет невостребованные деньги. Это требование можно считать ещё одной негативной оценкой работы правительства Иркутской области под руководством Сергея Левченко.

Без движения

Минфин приводит следующие данные: 17 июля из федерального бюджета на выплату компенсаций жителям пострадавших от паводка территорий выделили 2,956 миллиарда рублей. Из этой суммы выплачен только 61% средств – 1,805 миллиарда рублей. 388,46 миллиона рублей были выданы в качестве единовременной матпомощи, 211 миллионов рублей — в качестве компенсации за частичную утрату имущества. 1,167 миллиарда рублей выплачены в качестве компенсации за полностью утраченное имущество. Также жители пострадавших от наводнения территорий получили 12,6 миллиона рублей за средний и тяжкий вред здоровью. 18 миллионов рублей заплатили семьям погибших, 128 тысяч рублей выплачены на погребение.

На счетах правительства Иркутской области осталось более 1,1 миллиарда рублей.

Эти деньги нужно либо срочно раздать, либо вернуть в федеральный бюджет. Время дано до 29 августа. Как заявил Горнин, имея в виду невостребованность федеральных денег областными властями, речь идёт либо о нарушении прав граждан, либо о «грубой оплошности или низкой культуре бюджетного планирования тех должностных лиц, которые заявляли в федеральный бюджет (потребность в средствах), заранее понимая, что средства не будут востребованы». Говоря просто, произошло следующее: область затребовала средства из российского бюджета на скорую помощь пострадавшим, а когда деньги пришли, смогла распорядиться только половиной. Другая половина денег – 49% – необходимых на территориях, лежит без движения.

Кому предназначена половина денег?

Губернатор Сергей Левченко при этом усугубил ситуацию, заявив, что денежные компенсации получили 99% пострадавших. Может быть, замминистра Горнин прав: власти региона просто попросили больше денег в надежде на то, что в чрезвычайной ситуации никто не будет разбираться с тем, кто и сколько денег получил? Или губернатор в очередной раз сильно приукрасил реальное положение дел? Второе вполне возможно – исходя из того, что 19 июля на встречах с президентом Владимиром Путиным в Тулуне сами тулунчане заявляли, что многие не получили пока даже единовременную денежную выплату в 10 тысяч рублей, не говоря уже о компенсациях за утрату имущества. «Где деньги, Зин?». А деньги – на счетах. Ответить на вопрос, почему они там, а не в карманах пострадавших, правительство, очевидно, затруднилось. Во всяком случае, реакции в прессе на заявление Горнина не последовало.

Есть, конечно, и другое объяснение ситуации – но и оно не говорит в пользу региональных властей. Дело в том, что в списке компенсаций, уже выплаченных пострадавшим от наводнения, совершенно ничего не говорится о компенсации за смытые огороды и сады, погибшую скотину. А это 45 тысяч рублей за погибшие огород или сад (4500 рублей на 1 сотку), 50 тысяч рублей за одну корову, 25 тысяч рублей за телёнка (не более 50 тысяч рублей за молодняк крупного рогатого скота), за мелкий скот – по 5 тысяч рублей за голову (не более 25 тысяч рублей за всех коз, овец и свиней) и по 200 рублей за птицу и кроликов (не более 2 тысяч рублей за всю животную мелочь). Наводнение затронуло 109 населённых пунктов, из которых к городам можно отнести Тулун и Нижнеудинск. Однако и там, в этих городах, которые, по правде говоря, по принципу ведения хозяйства во многом напоминают огромные деревни, частных домовладений с огородами и приусадебным хозяйством подавляющее большинство. Коровы бродят там по улицам, а люди выживают традиционно деревенским способом – за счет натурального хозяйства или «вахтой», в отсутствие рабочих мест.

А между тем правительство Иркутской области сообщало, что механизм выплаты компенсаций за посадки и скот будет определён только к 1 августа! При этом губернатор Левченко заявил, что деньги на этот вид компенсаций будут выделены из областного бюджета. Так для кого же предназначены 1,1 млрд федеральных денег?

В стороне от финансовых потоков

А вот кому: в настоящее время комиссии обследуют в основном Тулун, Нижнеудинск, Тайшет. Между тем от паводка пострадало 109 населённых пунктов в шести районах Иркутской области. Кроме Тулунского, Нижнеудинского и Тайшетского это также Чунский, Зиминский и Куйтунский районы. Как проводится оценка последствий в этих территориях, говорят мало. Сколько там пострадало людей, точно не известно: конкретных данных нет. До многих небольших населённых пунктов пока дошли только сотрудники МЧС, там оценка не проводилась. Кто из пострадавших получил компенсации, и если получил, то в каком размере – неизвестно. Отсюда, вероятно, и остаток. И когда эти пострадавшие получат деньги – это ещё одно неизвестное в данном уравнении. Возможно, и не получат – если федеральное министерство будет настаивать на возврате не востребованной до 29 августа суммы. Учитывая, что у большинства пострадавших просто нет возможности добраться до райцентра, чтобы узнать, какие именно деньги они могут получить, и затребовать их.

В принципе, федеральные власти, наверное, это всё понимают: и большие расстояния, и состояние дорог, и невозможность сразу всех и всё посчитать. Вот только делать скидку на эти обстоятельства они, по-видимому, не собираются. И вот почему: власти Иркутской области во главе с губернатором Сергеем Левченко регулярно доказывали свою неспособность распорядиться в нужном ключе поступающими в регион федеральными деньгами. При том, что все у них для этого было – в том числе и время. Примеры? Пожалуйста.

БЦБК и его отходы, которые губернатор Левченко обещал ликвидировать в кратчайшие сроки в самом начале своего губернаторства. Лигнин при этом как лежал, так и лежит. Начиная с 2013 года на эти цели было выделено в общей сложности 4,2 миллиарда, но реализация мероприятий практически так и не начата. 90% выделенных средств возвращены в федеральный бюджет.

На реконструкцию и строительство нового терминала иркутского аэропорта было выделено 23 миллиарда рублей, а сам проект развития авиаузла был включён в федеральную программу. В результате невнятных процедур то ли продажи аэропорта структурам «Новапорта» олигарха Троценко, то ли передачи этим же структурам контракта на проведение работ федеральные власти отозвали эти деньги и исключили иркутский аэропорт из программы. Теперь о реконструкции можно забыть – у самой области таких денег нет. Да и о новом терминале в аэропорту, пожалуй, тоже – закулисная возня вокруг его строительства отпугнула от проекта всех потенциальных инвесторов.

Ликвидация отходов «Усольехимпрома», по предварительным данным, обойдётся минимум в два миллиарда рублей. Вот только давать деньги напрямую правительству Иркутской области федеральные власти не торопятся. Сначала нужно подготовить проект, определить подрядчика, и платить ему, скорее всего, будут напрямую из федерального бюджета.

Огромное влияние на усилившийся контроль за выделенными Иркутской области на выплату компенсаций пострадавшим федеральными средствами оказывает поведение губернатора Левченко. В период возникновения ЧС в регионе губернатор всегда отсутствует. Важные решения приходится принимать председателю правительства Руслану Болотову. Губернатор устраняется от принятия реальных решений, демонстрируя политику невмешательства. В случае чего обвинить его в чём-либо попросту не получится. Однако такое поведение главы региона не может не настораживать федеральные власти. Как доверить такому человеку распоряжаться огромными средствами из госбюджета? Вот и глядят во все глаза. И принимают превентивные меры, называя конкретные сроки освоения денег – мол, работайте активней. Нельзя сказать, что они не правы – еще как правы, учитывая, что деньги людям нужны именно сейчас, когда на носу осень, а за ней – долгая холодная зима, имущество утеряно, все средства для выживания тоже. Но только если власти не ускорятся, пострадают от этого, как всегда, рядовые граждане, выбравшие себе этого губернатора.