Иркутская ВИЧ-диссидентка, лишенная родительских прав, умерла

Она отказывалась лечить детей и не лечилась сама

24.04.2019 в 16:26, просмотров: 479

В одной из больниц Иркутска в конце зимы от тяжёлой пневмонии, спровоцированной ВИЧ-инфекцией, умерла жительница Куйтунского района Иркутской области. Женщина до последнего отрицала своё основное заболевание и не принимала положенные ей препараты.

Иркутская ВИЧ-диссидентка, лишенная родительских прав, умерла
Фото: tvoy-bor.ru

Мало того – она подвергала опасности свою маленькую дочь. Юристы Иркутского областного Центра СПИД долго бились, чтобы спасти ребёнка, и наконец им это удалось. Суд постановил лишить мать-диссидентку родительских прав.

Диссиденты и сочувствующие

Это решение суда стало прецедентом для региона. Впервые суд постановил изъять из семьи детей из-за того, что родители не спешили их лечить.

История началась ещё в 2015 году. Тогда ВИЧ-положительная женщина, ожидавшая второго ребёнка, попала под влияние «отрицателей». Это движение зародилось практически одновременно с открытием вируса иммунодефицита. «Отрицатели» не признают сам факт существования вируса и считают, что ВИЧ и СПИД – всего лишь мистификация, предназначенная для отмывания денег. Среди последователей ВИЧ-диссидентов был даже президент ЮАР Табо Мбеки, у которого от СПИДа умер сын. В России и в мире довольно большое количество известных людей являются ВИЧ-диссидентами. Их деятельность приводит к тому, что поверившие им люди, имеющие положительный статус ВИЧ, отказываются от лечения сами и не дают согласия на обследование и лечение своих детей. Волну ВИЧ-диссидентства в Иркутской области более 10 лет назад поддержал, например, врач-патологоанатом Владимир Агеев, заведовавший кафедрой патологической анатомии Иркутского медуниверситета, а затем работавший в патолого-анатомическом отделении городской клинической больницы N 1.

Статьи, которые пишут «отрицатели», очень логичны и убедительны, и движение «отрицателей» находит своих последователей среди заболевших – психологически намного приятнее считать себя здоровой, чем регулярно проходить обследование и принимать таблетки всю жизнь. Число ВИЧ-диссидентов увеличивает и то, что СПИД и ВИЧ в обществе воспринимаются как нечто постыдное. От заболевших людей могут оказаться родственники и знакомые, коллеги и начальство. ВИЧ-положительных детей могут начать третировать в детском саду и в школе, причём не сверстники, а взрослые.

Врачи, которые «верят в ВИЧ», пытаются воздействовать на отрицателей.

– В 2015 году одна из медицинских организаций, располагающихся в провинциальном городе европейской части России и занимающихся оказанием помощи местным жителям с ВИЧ, не успела вовремя продлить аренду доменного имени своего сайта. Этим воспользовалось одно из неформальных объединений и перекупило данный интернет-адрес, – рассказала главный врач Иркутского Центра СПИД Юлия Плотникова.

Юлия Плотникова. Фото: murmansk.kp.ru
– Вместо правил безопасного поведения и указания мест, куда обратиться для тестирования и получения больными препаратов, на бывшем сайте этого медучреждения появились публикации о том, что ВИЧ не существует, что это заговор фармкомпаний в целях геноцида русского народа, что в правительстве нашей страны сидят шпионы и агенты вражеских разведок. Там же были выложены подробные инструкции, как эффективно уклониться от лечения и обследований. На этом сайте, который раньше принадлежал больнице в одном из городов Центрального федерального округа, до сих пор можно скачать даже бланки писем и заявлений в различные инстанции. Называть его мне не хочется, чтобы не делать ему лишнюю рекламу.

 

Судебный прецедент

Вот и наша героиня, будучи в положении, приняла сторону ВИЧ-диссидентов. В связи с этим она отказалась принимать антиретровирусную терапию, которую прописывают всем ВИЧ-положительным беременным. Грамотное лечение, уверяют врачи, даёт хорошие шансы на рождение здорового ребёнка. Однако женщина отмахнулась от врачей и написала несколько отказов лечиться. А когда родила свою малышку, также написала ещё несколько отказов – уже в отношении ребёнка. Бумаги сохранились в Иркутском Центре СПИД.

Устав бегать за отрицательницей, юристы Иркутского Центра СПИД стали добиваться принудительного обследования новорождённой дочери ВИЧ-диссидентки. Переписка с разного рода инстанциями заняла почти год. Однако службы, призванные защищать детей, под разными предлогами отписывались, не предпринимая никаких действий. Ведь в России не было ни одного прецедента изъятия ребёнка из семьи из-за нежелания родителей его лечить.

Наконец юрист Центра СПИД подала заявление в суд. Ни на что не надеясь, как в последнюю инстанцию. И суд встал на сторону медиков, приняв решение обязать женщину провести обследование ребёнка и лечить девочку, если результаты обследования окажутся положительными.

Ребёнка обследовали и выявили наличие антител и антигенов к ВИЧ. Полученный материал полностью совпадал с материнским. Вирусная нагрузка, говорят врачи, была очень высокой. Говоря проще – ребёнка следовало срочно начинать лечить, иначе ВИЧ мог перейти в стадию СПИД, которая делает смертельным для ребенка любое заболевание. Обычная простуда у таких детей быстро перетекает в тяжёлую стадию и приводит к смерти.

Но после того, как мать-отрицательница получила для дочери первую партию таблеток, она исчезла. На указанном ею адресе женщины с детьми уже не было: дама снова ударилась в бега. Её искали медики, полиция и судебные приставы, но безуспешно. Её, наверное, так и не нашли бы, если бы летом 2018 года женщина не попала в больницу с сухим кашлем и одышкой. Но даже находясь на больничной койке, она упорно отказывалась принимать терапию против ВИЧ. Пользуясь тем, что семья найдена, органы опеки изъяли детей по причине того, что их мать уклонялась от исполнения судебного решения.

Девочку снова обследовали. Диагноз ВИЧ у неё подтвердился. Её семилетний брат между тем оказался полностью здоров. Девочку стали лечить. Узнав об этом, мать устроила дикий скандал, обвиняя врачей во всех грехах и обещая засудить. Ей приводили массу доказательств того, что в настоящий момент ВИЧ у неё перешёл в стадию СПИД, и без лекарств ей недолго осталось жить. К сожалению, почувствовав улучшение после курса антибиотиков, женщина отказалась от дальнейшего лечения.

– Она бегала по коридорам больницы, кричала на врачей, говорила: «Ну что, смерти моей ожидали? Как бы не так! Я вам ещё покажу!», иногда злорадно смеялась. На поздних стадиях ВИЧ-инфекции, особенно без лечения, у людей может помутиться рассудок, потому что вирус пожирает и некоторые клетки коры головного мозга. Возможно, это и происходило, и ничего нельзя было уже поделать. Определённую роль сыграла также её абсолютная убеждённость в том, что ВИЧ – выдумка, – так описывает ситуацию с несчастной женщиной Юлия Плотникова.

Под угрозой заражения

В феврале 2019 года ВИЧ-диссидентку снова привезли в больницу. Она уже находилась без сознания. Врачи подключили пациентку к системе искусственной вентиляции лёгких, но ни это, ни ударное лечение не помогло. Женщина впала в кому, а через неделю умерла. В результатах экспертизы значится следующая причина смерти: «Двухсторонняя тотальная пневмоцистная пневмония, осложнившаяся интоксикацией и тяжёлой дыхательной недостаточностью. Последнее явилось непосредственной причиной смерти больной».

Сейчас дети ВИЧ-диссидентки находятся на воспитании у родственников. Девочка регулярно проходит обследование и принимает поддерживающую терапию. Врачи отмечают, что малышка стала меньше болеть, окрепла и набрала вес. При грамотном лечении она может прожить такую же долгую жизнь, как и её сверстники, у которых нет ВИЧ.

К сожалению, ВИЧ-диссиденты вредят не только себе. Под угрозой заражения находятся их близкие, которых можно было бы уберечь, соблюдай больные правила безопасности.

Фото: 7ka.tv
А особенно жалко, когда от ВИЧ-диссидентства взрослых страдают дети. В конце зимы 2018 года в Иркутске от тяжёлого поражения лёгких умерла пятимесячная девочка. Она родилась от ВИЧ-инфицированной матери, которая не принимала лекарства и отказалась обследовать и лечить ребёнка, так как была убеждена, что ВИЧ не существует. Весной 2018 года от многочисленных инфекций умерла 35-летняя иркутянка – мать троих детей. Она отказывалась от обследования и лечения по религиозным соображениям, а также под давлением ВИЧ-диссидентов, к которым относился её муж. Трое малышей остались без мамы. А здоровы ли они сами? Супруг и отец состоит на учёте в Иркутском Центре СПИД. Детей никто не обследовал.

В начале 2017 года в Иркутской области было четыре случая отказа ВИЧ-положительных женщин от терапии во время беременности.

В Иркутской области живёт около 35,5 тысячи человек с подтверждённым диагнозом ВИЧ. Ежегодно на учёт ставится около трёх тысяч вновь заболевших. По показателю заражённости Иркутская область уже давно занимает 2-3 места в России.