Сельское хозяйство по-коммунистически: рапсовый рай и навозный ад

Что полезного сделал для Иркутской области сельхозминистр Сумароков-младший?

10.04.2019 в 11:30, просмотров: 715

В правительстве Иркутской области министерств много, и они частенько меняются. То объединяются, то разукрупняются, то переназываются. Министры тоже часто меняются, и случаются при этом довольно странные комбинации...

Сельское хозяйство по-коммунистически: рапсовый рай и навозный ад

И есть в регионе одно министерство, довольно-таки важное в силу специфики своей деятельности, глава которого практически не «светится» в прессе. О нём почти ничего не известно, он не делает программных и прочих громких заявлений, но потихонечку-полегонечку работает во благо. Чаще – во благо собственной семьи. Это министр сельского хозяйства Иркутской области Илья Сумароков, внук Ильи Алексеевича, бывшего депутата ЗС, директора СПК «Усольский свинокомплекс», сын Павла Ильича, нынешнего депутата ЗС.

Восход звезды

Илья Павлович Сумароков стал министром сельского хозяйства Иркутской области в 27-летнем возрасте. На ответственный пост его назначили 12 октября 2015 года. Несмотря на молодость, Илья Павлович имеет два высших образования, которые получал одновременно: технологическое (ИРНИТУ) и экономическое (БГУЭП). Опыт работы в сельском хозяйстве у министра такой: он за пять лет прошёл путь от инженера цеха реализации до заместителя генерального директора по переработке и сбыту. Разумеется, на предприятии у дедушки. А вот опыта управленческой работы у министра Сумарокова нет.

Фото: sia.ru
Как же, на каком основании он был избран министром в том самом достопамятном 2015 году?

А может быть, все просто? Давайте предположим такую схему. Есть Илья Алексеевич Сумароков, генеральный директор «Усольского свинокомплекса» и давний член КПРФ. Есть новоизбранный народный губернатор Сергей Левченко, первый секретарь иркутского обкома КПРФ. Были выборы губернатора, на которых шла большая битва между Сергеем Левченко и Сергеем Ерощенко. Политическая бойня была такой, что для получения легитимных результатов был назначен второй тур, в котором Сергей Ерощенко проиграл своему оппоненту. Выборы стоят денег, а «Усольский свинокомплекс» – предприятие богатое. Но большие деньги, полученные на выборы, надо отрабатывать. Вот и вся арифметика. А то, что министром стал молодой Сумароков, тоже вполне объяснимо: дедушке за 80, папе и в Заксобрании не дует, некому больше отдуваться. Это ведь приятно, когда в семье есть целый министр. Да и полезно, наверное.

На тему «молодого министра Сумарокова» народ немного позубоскалил, но потом нашлись темы позлободневнее – и все забыли об этом странном назначении. А тем временем назначение попало на время планирования и утверждения бюджета Иркутской области на 2016 год! И молодой министр мог начать воплощать в жизнь план по увеличению финансирования агропромышленного комплекса.

«Ароматный» ад

А в 2016 году в Приангарье грянул дурно пахнущий скандал, связанный с предприятием Сумарокова-старшего. Уже в феврале иркутские СМИ сообщили, что «Усольский свинокомплекс» сваливает на поля жидкие отходы. Попросту – свиное гуано. Те, кто хоть раз сталкивался с живыми свиньями, могут подтвердить: их отходы воняют жутко, запах редкостно въедливый и очень назойливый. Можно себе представить, какое «амбре» окружало эти поля. Если учесть, что на свинокомплексе обитает более 100 тысяч голов свиней разных возрастов, то объёмы сливаемого также нетрудно вообразить.

Сразу же после появления первых публикаций на журналистов сильно обиделся Илья Сумароков-старший. В ходе выездного заседания Законодательного собрания, состоявшегося 19 февраля, он сообщил о намерении наказать журналистов, осмелившихся написать о фактах загрязнения полей. В частности, Сумароков заявил: «Это просто провокационный накат, который мы будем опротестовывать в суде за явное вранье... Мы уже поставили такой вопрос, чтобы возбуждено было уголовное дело по этому факту». Зачем было журналистам врать? Чтобы «унизить замечательный коллектив».

А потом журналисты стали копать-копать-копать и накопали, что свиные отходы на поля «Усольский свинокомплекс» возит ещё с 2015 года. А до этого у предприятия был контракт с компанией, которая эксплуатировала усольские очистные сооружения. Они ранее принадлежали городу и были сконструированы в том числе с расчётом на подключение свинокомплекса. После того, как усольский «Водоканал» разорился, очистные перешли в управление частной компании ООО «Аквасервис». И в 2015 году «Усольский свинокомплекс» почему-то отказался спускать свои отходы в общие очистные, а контракт расторг. При этом причин расторжения контракта с «Аквасервисом» господа Сумароковы не назвали. Гендиректор «Аквасервиса» тогда сообщил СМИ, что предпосылок для этого не было и конфликтов с «Усольским свинокомплексом» у компании, управляющей очистными, тоже не было. Ряд экспертов утверждали, что руководство предприятия планировало построить свои собственные очистные сооружения, однако, приценившись (по предварительным подсчётам, стоимость была в пределах 1,5 миллиона евро в ценах 2015 года), решило, что земля и не то стерпит.

А свинки-то какают. 100 тысяч свинок столько какает, что через два дня утонут не только производственные помещения, но и администрация предприятия, а за ней и много чего ещё. Руководство свинокомплекса проблему решило просто: несколько ассенизаторских автомобилей, которые выкачивают отходы с предприятия и сливают их прямо на землю – на поля. Кстати, поля были не «ничейные»: данную землю свинокомплекс взял для выращивания кормов. Между тем навоз относится к отходам третьего класса опасности и не может складироваться без необходимой лицензии и вне площадки для захоронения. При разложении навоза образуются метилмеркаптан, скатол и фенол — бесцветные газы с характерным неприятным запахом и токсичным влиянием на организм человека. Метантиол вызывает угнетение центральной нервной системы, развитие тяжёлого метаболического ацидоза, а также поражение сетчатки глаза. Скатол вызывает отёк лёгких и может привести к дегенеративным изменениям в бронхах. Пары фенола ядовиты и могут спровоцировать ожоги.

Карта, опубликованная на Change.org вместе с петицией против слива отходов.

В мае 2016 года учёные ИГУ отправились на данные поля для проверки. Взяли пробы земли. Сфотографировали машины, сливающие что-то на поля. Подышали. Выдали результат: уровень нефтепродуктов (вместе с навозом сливались и отходы ГСМ!) в почве превышен в пять раз от допустимого, фенола – в 45 раз, азота – в 16 раз. По словам учёных, загрязнение почвы настолько мощное, что теперь на полях не смогут расти даже сорняки. Более того – лес, окружающий поля, полностью засох.

…Руководство свинокомплекса подало-таки в суд на журналистов о защите деловой репутации юридического лица и о взыскании пяти миллионов рублей за моральный ущерб. Рассмотрение дела состоялось 12 сентября 2016 года в Арбитражном суде Иркутской области. Вот только представители свинокомплекса на рассмотрение иска не явились, а суд откладывать дело в долгий ящик не стал. Исследовав представленные журналистами доказательства, суд установил, что оспариваемые истцом сведения, содержащиеся в журналистских материалах, полностью соответствуют действительности. На основании этих выводов Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных СХПК «Усольский свинокомплекс» требований.

Вот только после озвученных данных никаких мер в отношении «Усольского свинокомплекса» принято не было. Их только слегка оштрафовали – на 20 тысяч рублей.

Догадайтесь сами, при чём тут министр сельского хозяйства…

Кому рапс нужен?

После дурно пахнущей темы, которую ещё несколько месяцев обсуждали в СМИ и соцсетях, как-то незаметно прошло сообщение о том, что Иркутская область будет налаживать поставки в Китай, Корею и Монголию пшеницы и рапса. Это сотни тысяч тонн, которые были выращены на бюджетные субсидии, но прибыль от продажи которых в казну Иркутской области не пойдёт. 16 марта 2018 года Илья Сумароков-младший рассказал, что в Иркутской области производится порядка 500 тысяч тонн зерна, из которых 150 тысяч тонн – продовольственное зерно. Из этих 150 тысяч тонн порядка 110 тысяч тонн можно вывозить в Китай, ибо это зерно все равно расходуется на корм скоту.

В 2016 году министр Сумароков презентовал «Программу «Производство и переработка рапса в Иркутской области на 2016-2021 годы». Согласно документу, в Приангарье наблюдается острая нехватка кормов для животных. Для того чтобы её ликвидировать, нужно посадить побольше рапса.

Поощрённые словами министра Сумарокова о рапсе, арендаторы полей стали засеивать этой культурой все свободные участки. Вот только от рапса эти товарищи получают лишь семя, которое потом сдают. Конечно, хочется верить, что на растущие бюджетные субсидии кто-то построит завод по изготовлению рапсового масла, кормов для животных и прочих полезных штуковин из этого «растения будущего», однако сейчас мы только наполняем закрома наших соседей.

Также министр Сумароков добился того, что из бюджета Иркутской области стали выплачивать большие дотации и компенсации сельхозпроизводителям. В 2017 году аграрный сектор области получил рекордную поддержку из бюджета – 1,7 миллиарда рублей. Это называется поддержкой сельскохозяйственного комплекса Приангарья. А то, что практически вся поддержка уходит в карманы самым крупным игрокам рынка – тому же «Усольскому свинокомплексу», «Белореченскому», «Саянскому бройлеру» и прочим известным сельхозпроизводителям – это мелочи. Так же, как и то, что средства не доходят до небольших фермерских хозяйств, которым они больше всего нужны. Но кто на это обращает теперь внимание?..

Да и вообще, тихо живёт наш министр Сумароков. Тихо делает своё дело. Потихоньку добивается увеличения бюджетных потоков в карманы крупных сельхозпроизводителей. И также, наверное, тихо уйдёт с поста в своё время – оставив региону поля, засеянные рапсом, и лёгкий шлейф навозного скандала.