Правительство Иркутской области превращает тайгу в сплошную лесосеку

На одной стороне баррикад очутились и «черные лесорубы», и областные чиновники

11.03.2019 в 06:54, просмотров: 1230

Недавняя инициатива спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко – ввести мораторий на экспорт круглого леса до изменения законодательства в этой отрасли – вновь приковала внимание к незаконной вырубке и нелегальному вывозу древесины, в том числе и в Иркутской области.

Правительство Иркутской области превращает тайгу в сплошную лесосеку

По мнению Валентины Матвиенко, практически вся лесная отрасль в стране находится в теневом секторе, а массовые вырубки леса проводятся под видом санитарной защиты. Мы потеряли в лесу хозяина, констатировала спикер, и посетовала, что с передачей полномочий по охране лесных богатств появились и разрослись коррупционные схемы. Иркутская область, при каждом удобном случае позиционирующая себя как самый богатый лесной регион, к сожалению, не оказалась здесь приятным исключением.

Сложная территория

Общеизвестно, что более 80% территории Иркутской области составляет тайга. Верно и то, что в области сосредоточено 12% древесины спелых лесов страны. Но в то же время никуда не уйти от того факта, что за последние годы тайга в регионе стала настоящим раем для криминальных и околокриминальных структур, обширным полигоном для обкатки мошеннических схем. В прошлом году уж куда как авторитетный эксперт, руководитель Рослесхоза Иван Валентик на деловом завтраке в одной из российских газет признал, что Иркутская область является наиболее криминогенной частью территории нашей страны в лесном секторе: 65% незаконных рубок приходится на Иркутскую область.

По мнению общественных организаций, эту сумму можно смело умножать как минимум на пять, что вполне коррелируется с суммой ущерба лесному фонду той же Иркутской области.

По данным правоохранительных органов региона, только за 9 месяцев 2018 года сумма ущерба составила 4,6 млрд рублей. При этом в судах рассматривалось более 50 уголовных дел по лесным преступлениям, а ряд дел находился в стадии расследования, уточняла Байкальская природоохранная прокуратура. Более того, по отдельным уголовным делам в качестве подозреваемых в пособничестве выступали работники регионального министерства лесного комплекса: на одной стороне баррикад очутились и «черные лесорубы», и областные чиновники.

Как заказники превращаются в лесосеки

В Иркутской области летний скандал 2018 года, связанный с незаконной рубкой в заказнике «Туколонь», обретает вполне реальные черты и переходит в плоскость арестов. Так, 26 февраля Кировский районный суд Иркутска изменил меру пресечения для заместителя министра лесного комплекса Приангарья Алексея Туги. Домашний арест, под которым замминистра находился с июня 2018 года, заменен на арест до 9 апреля 2019 года.

Алексей Туги является одним из обвиняемых по делу о незаконной сплошной санитарной рубке в заказнике «Туколонь». Ущерб по делу составляет 880 миллионов рублей. Надзорные органы считают, что именно Алексей Туги согласовывал работы по санрубке в заказнике. Кроме этого в деле о вырубке туколонского леса подозреваются сотрудники Рослесозащиты Казачинско-Ленского лесхоза.

Расследование этого громкого уголовного дела продолжается, но его фигуранты, в том числе руководитель минлеса региона Сергей Шеверда, старательно делают вид, что криминала в их действиях нет, так как сплошная санитарная рубка в природном заказнике «Туколонь» проводилась для сохранения других деревьев. В общем, якобы никакой корысти в их действиях нет. Пока сложно предугадать, чем завершится расследование уголовных дел с почти миллиардным ущербом…

А Васька слушает, да ест

Недавно достоянием областных СМИ стало представление губернатору региона, направленное региональной прокуратурой, о принятии мер по устранению многочисленных нарушений федерального законодательства при осуществлении госполномочий в сфере лесных отношений в 2018 году.

Как указывается в документе, минлесхоз области не принимает надлежащие меры к осуществлению государственного лесного надзора в целях противодействия незаконным рубкам и вовлечения незаконно заготовленной древесины в легальный оборот. По мнению прокуратуры, допускаются многочисленные факты незаконного и необоснованного отведения здоровых лесов в санитарные рубки. Помимо этого сообщается, что из-за того, что министерство не организовало работы по лесовосстановлению после незаконных рубок 2016-2017 годов, площадь сплошных рубок в Иркутской области превысила площадь фонда лесовосстановления на 21,5 тысячи га.

Впрочем, министр лесного комплекса области Сергей Шеверда уверен, что в его ведомстве если и не абсолютная тишь да гладь, то все вполне пристойно. В этом он постарался убедить депутатов Законодательного собрания на недавних парламентских слушаниях по использованию лесных ресурсов региона.

Но с такой оценкой деятельности лесного комплекса не согласился прокурор Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Сергей Зенков. Да и как согласиться, если тревожные вести приходят отовсюду. Одна Братская межрайонная природоохранная прокуратура направила в Братский районный суд шесть исковых заявлений о признании незаконными распоряжений министерства лесного комплекса Иркутской области.

Кроме того, и немалая часть областного депутатского корпуса полагает, что пока по большей части идет имитация бурной деятельности министерства лесного комплекса области. Стало очевидным, что деятели, зарабатывающие на лесе, а также призванные регулировать работу отрасли чиновники заинтересованы в том, чтобы затянуть выход лесного хозяйства региона из теневого состояния на как можно более долгий срок.

И здесь главный вопрос: проявят ли настойчивость надзорные ведомства?

Аренда до скончания веков

Агентство лесного хозяйства – в последующем министерство лесного комплекса Иркутской области – 28 апреля 2016 на сайте госзакупок разместило извещение № 280416/2070680/01 о проведении 30 мая 2016 года аукциона одним лотом на право аренды лесного участка с целью заготовки древесины с объемом расчетной лесосеки1,0656 млн куб. м в год. Начало приема заявок – 28 апреля 2016 года, окончание – 30 апреля 2016 года, в том числе и внесение задатка в сумме 31, 324 млн руб. В приложенном проекте договора не были указаны банковские реквизиты, что не позволяло оперативно внести задаток. Да и подготовить такую сумму и все документы в короткий срок в праздничные дни представлялось весьма затруднительным делом. Указанное извещение не было продублировано в официальных СМИ и осталось незамеченным. Объем лота был соизмерим с объемом годовой заготовки леса, например, в Новосибирской, Ивановской, Брянской или Курганской области.

Стартовая цена аукциона была заявлена в размере 31, 324 млн руб., то есть в год по 29,40 рубля за 1 кубометр. Вопрос: к чему такая спешка, скрытность и минимальная стартовая цена? Ответ очевиден. Аукцион подготовили для «своих».

По ряду искусственных причин он был перенесен. Поскольку те компании, которые ранее в нем заявлялись и в ходе торгов подняли цену до 320 млн руб. в год, были неудобны организатору аукциона – министерству лесного комплекса Иркутской области.

Повторный аукцион состоялся 12 июля. На нежелательных участников было оказано давление, аукцион выиграл единственный участник с суммой платежа 76,743 млн руб. в год, т.е. 72 рубля за кубометр. Извещением № 91-37-67-26/16 министерство лесного комплекса Иркутской области признало победителем ООО «ЛеспромСервис». Уставной капитал которого был равен 10 000 рублей. Подведем итог: сопоставив 320 млн руб. и окончательную цену в 76 743 млн рублей в год, можно сделать вывод, что мимо бюджета области пролетело не менее 243 млн рублей дохода в год. За 49 лет аренды это составит около 13 млрд рублей.

Стоит отметить, что председателем аукционной комиссии числился зампред председателя правительства области Виктор Кондрашов, а заместителем комиссии – руководитель агентства лесного хозяйства Сергей Шеверда.

Политические дивиденды

Мы не станем ничего утверждать, не станем делать выводов, предоставив это читателю. Укажем только, что в распоряжение редакции «МК Байкал» попала одна любопытная аналитическая справка, в которой раскрывается подтекст всей этой лесной аферы.

ООО «ЛеспромСервис» участвовало в аукционе в интересах холдинга «Русская Лесная Группа» – дочерней компании ПАО «Промсвязьбанк». На тот момент владельцами его являлись братья Ананьевы, находящиеся сегодня в международном розыске. Рассказывают также, что руководство «ЛеспромСервиса» распространяло устную информацию о том, что их победа в аукционе была согласована «на самом верху».

В справке указано, что до проведения аукциона в кассу центральной КПРФ от имени «Промсвязьбанка» (чьи теперь уже бывшие акционеры находятся в международном розыске) был сделан взнос на нужды «избирательной кампании в Госдуму 2016 года» в сумме 5 млн долл. В пользу иркутской областной КПРФ якобы было внесено 100 млн рублей. Оба взноса, возможно, не являлись благотворительными, но были частью процесса, ценой передачи крупной лесосырьевой базы в долгосрочную аренду компаниям, связанным с бывшими банкирами.

P. S.

В ходе недавней встречи в правительстве спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что нужно провести мониторинг всех договоров на предмет их законности, особенно тех, которые заключались на 49 лет. В ходе масштабных и тотальных проверок станет понятно, кто и как наваривается на зеленом богатстве страны. Мы будем следить за тем, как развиваются события вокруг темы таежных богатств Приангарья.