По ком звонит колокол Туколони?

Почему лесами в Казачинско-Ленском районе занялась прокуратура

26.09.2018 в 16:49, просмотров: 857

Стараясь получить высокосортную древесину, заготовители обследуют лесные массивы, вырубая все, что попадается на пути. И только на одни участки нет им хода – заповедники и заказники. А как раз там и сохранились еще деревья самого высокого класса. И предприимчивые лесозаготовители нашли способ пробраться в заказник и получить древесину – это так называемые санитарные рубки.

По ком звонит колокол Туколони?
Фото: newbur.ru

Санитарная рубка как средство обогащения

Санитарная рубка считается способом оздоровления леса -- на определенном участке нужно вырубить и убрать больные, засохшие или усыхающие, поврежденные или заселенные вредителями деревья. Сотрудники лесничества, заказника или заповедника должны отправиться на участок леса, проверить состояние деревьев, оценить число больных, сухих и прочих и назначить эту самую рубку «в медицинских целях». Это можно сделать только «офлайн», то есть лично явиться в лес, обследовать и пересчитать деревья. С воздуха оценить состояние леса невозможно: сверху видны только сухие деревья или те, которые повреждены пожаром. А вредителей нужно искать снизу: даже здоровое с виду зеленое дерево может быть населено короедами или сибирским шелкопрядом.

После осмотра назначается выборочная или сплошная рубка, и на участок заходит компания, которая должна вырубить деревья, вывезти их и очистить территорию от так называемых порубочных остатков: щепы, веток, опилок. Потом на участок снова наведываются работники лесного хозяйства, проверяют правильность санитарной рубки.

Следом за рубкой, по идее, нужно высадить на участке новые деревья -- если речь шла о сплошной санитарной рубке. И лес может расти дальше. Но в Иркутской области, увы, мы наблюдаем иную картину: в этом вся Россия в очередной раз убедилась, когда стало известно, что в заказнике Туколонь, расположенном в Казачинско-Ленском районе Иркутской области, под видом санитарной рубки заготовили ценных деревьев более чем на 880 миллионов рублей.

Могли бы срубить и больше

В сентябре 2017 года сотрудники Центра защиты леса Иркутской области провели лесопатологическое исследование участков заказника, где растут реликтовые сосны и кедры. После этого они решили, что там необходимо проводить сплошные санитарные рубки для «оздоровления». Решение было согласовано со Службой по охране и использованию животного мира. Позднее стало ясно, что это решение было необоснованным. Однако чиновники Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области настояли на своем. И с января по апрель 2018 года в Туколони проводилась сплошная вырубка леса на площади в 116 гектаров.

Остановить «оздоровительные» рубки удалось благодаря одному из сотрудников той же самой Службы по охране и использованию животного мира, который сообщил о проведении рубок в правоохранительные органы, а также в «Гринпис» России. Если бы не это сообщение, в Туколони вырубили бы более 600 гектаров, и ущерб мог бы превысить 2 миллиарда рублей.

Для проведения проверки поступившего сообщения в Туколонь спешно выехали сотрудники Байкальской природоохранной прокуратуры и специалисты лесного хозяйства. Они-то и установили, что в лесу не нужны были даже выборочные санитарные рубки, не говоря уже о сплошных.

Туколонь. Фото: i38.ru

Компетентные органы приняли факты к сведению, и завертелась машина следствия. Она нашла виновных, давших разрешение на проведение сплошной санитарной рубки – они, кстати, уже к тому времени заняли руководящие должности в министерстве лесного комплекса Иркутской области. А далее, что называется, полетели головы: ГСУ СКР по Иркутской области задержал ряд сотрудников Центра защиты леса Иркутской области и Казачинско-Ленского лесхоза. Из высокопоставленных чиновников первым привлекли к ответу заместителя министра лесного комплекса Приангарья Алексея Туги (ранее он работал главой Службы по охране и использованию животного мира правительства региона). Туги был отправлен под домашний арест.

А в сентябре 2018 года стало известно, что по делу о рубке в Туколони и иных нарушениях в лесном хозяйстве Иркутской области фигурантом уголовного дела стал министр лесного комплекса Приангарья Сергей Шеверда. Прокуратура сообщает, что чиновника подозревают в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. О том, как именно министр Шеверда превысил свои полномочия, какие именно и что дальше будет, силовики пока не сообщают.

Кто виноват в расхищении лесов?

Для того чтобы разобраться с тем, кто виноват в расхищении лесов в Иркутской области, нужно сначала посмотреть, кто отвечает за их защиту. Первым в списке стоит министерство лесного комплекса Иркутской области, ранее, до 2016 года, агентство лесного хозяйства. Министерство должно следить за состоянием лесов в Иркутской области: здесь и обследование, и проверка работы, и борьба с лесными пожарами совместно с МЧС, и многое другое. Все задачи министерства занимают несколько страниц «Положения о министерстве лесного комплекса». Первым – и пока еще последним – министром лесного комплекса является Сергей Шеверда, бывший директор Центра защиты леса Иркутской области.

За мониторинг состояния лесов и воспроизводство леса отвечает «Центр защиты леса Иркутской области» – филиал федерального бюджетного учреждения «Рослесозащита». Директор Центра защиты леса Иркутской области Владимир Шкода с 17 сентября покинул пост в связи с выходом на пенсию. Утверждается, что отставка чиновника никак не связана со скандалом с вырубками в Туколони.

Служба по охране и использованию животного мира Иркутской области с 1 июня 2018 года была реорганизована и передана минлеса Приангарья. В полномочия службы входила организация госнадзора в области охраны и функционирования заказников. Именно этой службой руководил арестованный Алексей Туги на момент начала рубок в Туколони.

В принципе, «крайний» в деле о незаконных рубках в Туколони уже практически найден. Рубки согласовал Алексей Туги, и ему теперь грозит ответственность по всем статьям. За Туги заступилась только «Новая газета», которая утверждает, что стала первой поднявшей шум вокруг Туколони. На страницах этого издания говорится, что именно Алексей Туги в феврале 2018 года запретил рубку и потребовал вывести с участков всю технику, и только через три недели он наконец-то подписал злополучное разрешение на рубку. Министр Шеверда уверяет, что разрешения были подписаны лишь после проведения дополнительного обследования местности и составления соответствующих актов.

Фото: irksib.ru

Министр ссылается на подковерные интриги

Сам Сергей Шеверда уверен, что никакого «дела Туколони» нет, а есть подковерные интриги и борьба за лакомые посты министра лесного комплекса и его заместителей. Он дал большое интервью на портале «Альтаир», в котором много говорил о правоте рубщиков и раздувании ситуации вокруг Туколони. Если верить министру, лесопатологическое обследование нескольких участков (так называемых кварталов) в заказнике Туколонь было проведено верно, и на ряде участков необходимо было убирать лес, пострадавший от пожаров 2016 года. Общая площадь погорелой территории – 11 тысяч гектаров, а рубки проведены только на 115 гектарах. Также часть леса в заказнике, как оказалось, поражена такими вредителями, как сосновый лубоед и усачи (насекомые-вредители, заражают в первую очередь ослабленные деревья, особенно на гарях, поражают древесину ствола и свежие побеги). Ослабленные деревья на указанных участках, по словам министра Шеверды, не могут справиться с вредителями, и их нужно срубить. И еще – по мнению министра, лес в Туколони сам по себе «перестойный» - ему более 200 лет. В общем, по мнению министра, рубить – надо.

Также Сергей Шеверда выразил большое удивление по поводу суммы причиненного ущерба. По его словам, лес рубил только лесхоз, который часть срубленных деревьев реализовал, часть сжег в своей котельной, а часть продал населению на дрова. Мол, неизвестно, сколько там попалось деловой древесины, которую можно продать коммерсантам, но даже «если продать весь вырубленный лес как деловую древесину, столько (880 миллионов рублей – авт.) не получится». Министр настолько уверен в своей правоте, что приглашает всех журналистов, общественников, «Гринпис» России и следователей в Туколонь, проверить на месте необходимость сплошных санитарных рубок. Сегодня министра привлекают к уголовной ответственности. Причем с Туколонью не связанной – так утверждают силовики.

А в августе в Иркутскую область приезжала большая комиссия сотрудников Генеральной прокуратуры России. Несколько недель девять бригад проводили проверку в лесном комплексе Приангарья, выезжали по заказникам, в том числе побывали в Туколони. При этом незаконные санитарные рубки – как сплошные, так и выборочные – были обнаружены и пресечены в защитных лесах Нижнеилимского лесничества, Барлукского и Балаганского участковых лесничеств, находящихся в водоохранной зоне, а также в Карахунском и Падунском участковых лесничествах, в орехово-промысловой зоне Качугского района и других местах.

Комиссия уехала и сейчас готовит итоговый отчет по результатам проверки. Сотрудники ГСУ СКР по Иркутской области ведут расследование уголовного дела. Что же будет дальше? Предположим – на худший случай – что все будет по-российски: дальше найдут виновных и показательно накажут; пройдет несколько месяцев, и между вековыми соснами и кедрами вновь зажужжат пилы и застучат топоры. По крайней мере, до следующего громкого дела о «санитарных» рубках.