Фронт спасения села Моты: жители требуют изъять землю

Они не поверили обещанию губернатора Левченко о незахоронении отходов БЦБК

29.08.2018 в 07:47, просмотров: 1378

Накануне Международного Водного форума, одним из вопросов которого будет утилизация отходов БЦБК, накопленных за годы существования комбината, в Иркутской области может разразиться экологическая война. Мы неоднократно рассказывали о том, как идут – а точнее, не идут – дела с проектом утилизации отходов БЦБК. К сожалению, практическая деятельность по устранению опасных промышленных отходов с берегов Байкала развернулась в политическую интригу с многочисленными поворотами. 

Фронт спасения села Моты: жители требуют изъять землю
Фото: Петр Пешков.

В этой антиэкологической игре областные власти и лично губернатор играют настолько значительную роль, что даже идейные избиратели губернатора – те, которые еще недавно входили в предвыборный Союз избирателей Левченко, – говорят об утрате к нему доверия. Последней каплей стало обещание Левченко не вывозить отходы БЦБК в село Моты: хоть губернатор и пообещал, подготовительные работы идут и не останавливаются. Об этом заявляют жители села, которые намерены отстаивать экологические интересы до тех пор, пока не будут уверены, что их среде обитания ничего не грозит.

Губернатору и правительству продемонстрировали опыт по отжиманию воды из лигнина. Фото: shel-vestnik.ru

Фронт спасения села Моты

В 1987 году иркутская общественность первая в СССР вышла на экологический митинг: это был митинг «против трубы», по которой очищенные стоки БЦБК должны были сливаться в реку Иркут. Напомним, что в первой половине 80-х годов принимались законы и постановления по охране озера, в том числе и постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О защите озера Байкал и рациональном использовании его ресурсов», подписанное Горбачевым и Рыжковым. Им, в частности, проговаривался отвод стоков БЦБК за пределы водосборной территории. Началась разработка проекта. В дело он, к счастью, не пошел. Начались протесты ученых, журналистов. Трудовые коллективы советских предприятий выступили против инициативы правительства.

И самыми первыми протестантами в этом общественном движении стали жители села Моты, которые собрались на сельский сход и выразили свое категорическое несогласие с этой инициативой правительства. Люди, которые собирали этот сход, живы, здравствуют по сей день и по-прежнему занимают активную гражданскую позицию. Один из них – Петр Пешков, работавший тогда в геологии, на строительстве объектов «Иркутскгеофизики». Пешков отвечал за мотовский участок – тот самый, на который губернатор пообещал не свозить отходы.

-- Мне как большому начальнику позвонили экологи, Марина Рихванова и сообщили о том, что Иркут в опасности…

Сегодня Петр Пешков, собравший в 1987 году сельский сход против трубы, возглавил общественную инициативу. Называется она «Фронт спасения села Моты». Инициативная группа появилась совсем недавно – и снова в связи с отходами БЦБК. Но сегодня речь идет не о стоках, как в 1987 году, а о накопленном за все время работы комбината шлам-лигнине: 6,2 миллиона тонн, лежащих в картах-накопителях вперемешку с золой ТЭЦ и покрытых водой.

Жители Мот развернули упреждающую экологическую кампанию, как только заподозрили, что заказчик работ (то есть правительство Иркутской области) и исполнитель по контракту (то есть «Росгеология» в лице специально созданной дочки «РГ-Экология») намерены вывезти отходы из Байкальска (подальше от Байкала) и перевезти на земли, принадлежащие АО «Иркутскгеофизика», которой ныне управляет «Росгеология». Эти земли – 240 гектаров – находятся в непосредственной близости от Мот. Так Моты снова, спустя 30 лет, стали первыми, кто заявил о своей экологической позиции относительно антиэкологических идей чиновников.

В конце недели инициативная группа получила 60 баннеров, смысл надписей на которых сводится к следующему: Шелеховскому району и Иркутску грозит экологическая катастрофа, и жители не согласны мириться с таким положением дел. Баннеры, как нам сообщили сельчане, начали развешивать в крупных населенных пунктах Шелеховского района.

               

…И здесь возникает резонный вопрос: если уже две недели назад губернатор Сергей Левченко в общественном поле заявил о том, что никакого захоронения возле Мот не будет, то почему граждане продолжают свои протестные действия?

-- У нас нет причин доверять этим обещаниям. Мы не прекратим борьбу, пока у «Росгеологии» не будут изъяты земли, которые уже 25 лет не используются по назначению, – говорит Петр Пешков.

Глубина корректировки

Действительно, губернатор во всеуслышание объявил о том, что в Мотах никакого захоронения не планируется. То же самое утверждают и представители «Росгеологии». О том же самом жителям Мот сообщают многочисленные ответы чиновников региональной администрации. Ответы на коллективные и личные обращения выстроены по одному образцу, и каждый содержит следующее: «Техническим заданием к государственному контракту от 22.12.17 N66-05-65\17 между министерством природных ресурсов и экологии Иркутской области и АО «Росгеология» ликвидация отходов (шлам-лигнина) предусмотрена путем обезвоживания и омоноличивания с размещением непосредственно в картах-накопителях ОАО «БЦБК». Правовых оснований для размещения и переработки отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК», на участке, находящемся в собственности АО «Иркутскгеофизика», в районе села Моты Шелеховского района не имеется.» Последний по времени ответ, содержащий этот тезис, датирован 23 июля нынешнего года и подписан министром имущественных отношений Иркутской области В. Сухорученко. Можно ли поверить всем этим многочисленным ответам? Судите сами.

23 июля – то есть в тот самый день, когда сельчанам в очередной раз «насвистели», за подписью министра, о проекте омоноличивания -- правительством Иркутской области и «Росгеологией» было подписано дополнительное соглашение к государственному контракту, в техническом задании которого сказано, что «работы по ликвидации включают в себя корректировку проектной документации», а уже затем и работы собственно по ликвидации «последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК». Это означает, что в проект могут быть внесены существенные изменения.

Читая техзадание к дополнительному соглашению, мы не обнаружим там трех этапов работ, прописанных в первоначальном, «старом» техзадании: откачка и очистка надшламовой воды; откачка шлам-лигнина из карт и получение раствора для монолита с обратным заполнением карт раствором монолита; приготовление рекультивированного материала с укладкой его на заполненные монолитом карты. Зато есть много другого, интересного. Новое ТЗ предполагает, что работы начнутся с самого начала -- с исследований, но что будет с отходами в итоге – не сказано, кроме лишь того, что их, согласно госконтракту, приведут в безопасное состояние.

Пункты допсоглашения открывают нам всю глубину корректировки. Техзадание включает в себя обследование очистных сооружений и полигонов, проведение инженерных изысканий, анализ природных сред; по результатам изысканий следует определить виды и объемы накопленных отходов, их состав и свойства. Затем нужно будет сделать вывод «об экономической и экологической целесообразности и технологической возможности утилизации». А уже потом подрядчику предлагается разработать технологию утилизации отходов, технико-экономическое обоснование технологии и так далее. Причем в пункте о последующей реализации проекта есть строка: предусмотреть организацию и проведение мероприятий, направленных на ликвидацию гидротехнических сооружений -- карт-шламонакопителей Солзанского и Бабхинского полигонов с дальнейшей рекультивацией их территории. Фактически речь идет о кардинальном изменении техзадания. Во-первых, в техзадании к дополнительному соглашению нет ни слова об омоноличивании. Во-вторых, оно свидетельствует о том, что до сих пор неизвестно, как будут обезвреживать отходы. В-третьих, там прямо сказано о том, что на Солзанской и Бабхинской площадках размещать переработанные отходы не будут – следовательно, их вывезут. О том, что конкретно и куда вывезут – ни слова.

Если сказать еще короче и грубее, то старый проект оказался нерабочим, нового пока нет. Пока нет даже результатов исследования, на которые можно было бы опереться. И жители Мот на данный момент застрахованы лишь устным обещанием губернатора, бумажками из министерств регионального правительства. А также уверениями «Росгеологии», что никакого захоронения в Мотах производиться не будет.

Ничья дорога и забытая земля

Само собой, жители Мот не поверили этим бумажкам. Тем более не поверили ничьим обещаниям и уверениям. Никаких оснований для доверия у них нет. Они пока еще верят своим глазам, сталкиваясь с возрастающим интересом АО «Иркутскгеофизика», а точнее «Росгеологии», к той территории, которая стояла заброшенной 25 лет. Речь о 240 гектарах земли, которая находится в собственности АО «Иркутскгеофизика».

-- Я еще в 2017 году, когда за грибами ходил, заметил на этой территории великолепно отсыпанную дорогу и разрабатываемый карьер. Заинтересовался, что за дорога. Еще подумал: как-то странно выбрано место для карьера, для дороги. Подумал-подумал - да и забыл, – рассказывает Петр Пешков.

А в нынешнем году об этой дороге вспомнилось: жители Мот предполагают, что именно по ней на территорию собираются завозить отходы.

-- На сегодняшний момент все от нее отказываются. Ничья, выходит? Странно, ведь карьеры используются, дорога строится. Обратился я к лесничему, чтобы сделать запрос, а он сказал: потеряли документы. Будем, значит, в полицию обращаться, чтобы разбирались…

А 20 июля 2018 года «Росгеология» через «Иркутскгеофизику» обратилась в иркутское управление «Росавтодора», запрашивая разрешение на технологический съезд той самой дороги с федеральной трассой. Заметьте – с федеральной трассой в том, удобном, месте, где «тещин язык» спрямляют дорожники, на 47-58 км. Фактически, рассуждает Петр Михайлович, к этому маневру готовились заранее, с 2017 года. И если тогда, в 2017 году, он задался вопросом, кому нужна дорога до этого карьера, в места безлюдные, в некотором смысле заброшенные, а с одного боку еще и болотистые, то в мае 2018 года и он, и все жители Мот получили косвенный ответ: эту территорию собирались использовать, переведя земли из категории сельскохозяйственных в промышленные. В мае в администрацию Шаманского сельского поселения пришел запрос от АО «Иркутскгеофизика» с просьбой внести изменения в документы территориального планирования в отношении принадлежащего обществу земельного участка (кадастровый номер 38:27:030012:1) – общество просило изменить территориальную зону участка в 240 га с «Сельскохозяйственные угодья» на «Производственная». 25 лет эта земля не использовалась по назначению.

Правда открывается…

Этот момент и стал отправной точкой для экологической активности сельчан. Тем более что запрос на перевод земель местная администрация скрывала, вызвав тем самым смутные подозрения у местных депутатов. Но не зря же именно Моты были активистами в экологическом движении 1987 года. Жители начали действовать, и под нажимом общественности правда хоть и с трудом, но начала всплывать на поверхность.

В Мотах 4 июля провели первый общественный сход, предварительно записав и отправив видеообращение президенту Путину с изложением своих подозрений -- ведь понятно, что раз президент дал поручение очистить Байкальск от отходов комбината, то и все вопросы у народа по исполнению поручения будут к нему. Кроме того, до схода сельчане написали коллективное письмо на имя губернатора Левченко, который на месте отвечает за выполнение поручения президента, собрав под ним 600 подписей.

-- У нас были подозрения, но ничего конкретного мы еще не знали. И вот на сход спустя час приехали представители областной администрации, в том числе замминистра природных ресурсов и экологии Бичинов. Страсти к этому моменту поднакалились. И замминистра буквально с ходу говорит: мы рассматриваем три варианта, в том числе и село Моты.

Еще два варианта -- в Слюдянском районе, в районе Быстрой и где-то в районе Тибельти.

Но даже после открытого заявления замминистра на депутатский запрос в Шаманскую администрацию с просьбой предоставить все документы был получен отказ.

-- Мы тогда написали в прокуратуру. И начали подготовку следующего схода – в селе Шаманка. За неделю до схода мне звонит глава администрации и говорит: представители «Росгеологии» хотят встретиться с членами инициативной группы, куда, кстати, входят и депутаты, в том числе спикер шелеховской районной думы, два депутата городской шелеховской думы и несколько наших местных. Представители «Росгеологии» начали разговор с вопроса: откуда вы узнали? А лейтмотивом в разговоре прошла одна тема: они пожаловались, что им палки в колеса вставляют, региональное правительство и губернатор ничего не делают.

Просьбу о переводе земель представители «Росгеологии» мотивировали тем, что технику ставить негде. И теперь просили о переводе только 46, а не 240 гектаров.

-- Но я-то хорошо знаю этот участок, я все это строил. Там проходят мощнейшие источники воды. То, что они просят – это болото. Там когда-то линзу вечной мерзлоты вскрыли, она растаяла, образовалась яма, внизу -- торф. А когда склоны вскрывали, то выявили мощные источники воды. Как на четырехметровом слое торфа технику размещать? И зачем, если там есть 10 гектаров, где можно ее ставить – территория, которая когда-то использовалась хозяйством, там даже асфальтированная дорога. Мы им это объяснили. Но они не услышали. Им главное, как мы поняли, зацепиться…

Вопрос о стоянке для техники еще больше насторожил сельчан, они почувствовали лукавство. Ведь очевидно, что в Мотах нет железнодорожной станции, гнать технику из Иркутска очень накладно, а уж отправлять ее на работу в Байкальск – накладней не бывает, логистика выйдет золотая.

Кстати, областное правительство, заказчик проекта, тоже попыталось повлиять на мнение местных: министр Сухорученко направил в Шаманскую администрацию письмо с просьбой посодействовать переводу земель из одной категории в другую.

Народ требует вернуть землю муниципалитету

Вопрос о переводе земель завис почти на три месяца. Исполняющий обязанности главы Шаманского МО затягивал созыв комиссии по землепользованию, препятствовал ознакомлению депутатов с запросами геологов. Но заседание комиссии все же состоялось -- пусть и почти через три месяца, 7 августа. Комиссия выдала заключение – единогласно отрицательное. Главе Шаманского МО было рекомендовано отказать «Иркутскгеофизике» в просьбе о переводе земель.

После этого сельские депутаты коллективно обратились к губернатору Сергею Левченко -- ссылаясь на его личное обещание, что в Мотах никакого размещения отходов БЦБК не будет, с требованием разобраться с деятельностью АО «Иркутскгеофизика» как «прямо противоречащей Вашей позиции». В письме – его мы публикуем в качестве приложения к статье -- они напомнили губернатору о том, что президент четко сформулировал государственную политику в отношении сельхозземель: ввести в оборот миллионы гектаров пашни и обеспечить население отечественным продовольствием.

К этому времени в распоряжении депутатов был не только запрос о стыковке дороги, но и еще один интересный запрос: по инициативе «Иркутскгеофизики» в администрацию Шаманского МО обратилось ФГБУ «Центр Агрохимической службы «Иркутский» с просьбой предоставить информацию в связи с определением уровня плодородия почвы на той самой территории. «Заключение необходимо для изменения категории земель», -- сообщали специалисты центра. Кроме того, они поинтересовались, «обращалось ли АО «Иркутскгеофизика» к вам по согласованию изменения категории земель на данном земельном участке и какое решение было вами принято».

Этот факт депутаты напрямую связали с попыткой перевести землю в категорию промышленных с тем, чтобы использовать для складирования отходов БЦБК.

--Они хотят понизить статус этих земель, -- уверен Петр Михайлович.

На сегодняшний день послание губернатору – по большей части шаг формальный. Это похоже скорее на предупреждение заказчику проекта – правительству Иркутской области под управлением Сергея Левченко. Ведь жители Шаманского МО сами сделали решительный шаг, который, как они считают, переломит ситуацию: они пытаются инициировать изъятие земель у «Иркутскгеофизики» в собственность муниципалитета.

-- 1 июля в Шаманке провели сход, который перерос в заседание думы. И там прозвучало дельное замечание: мы остановим нашу борьбу только после того, как эти земли будут изъяты -- как земли сельхозназначения, которые 25 лет не используются.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона N101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» «участок может быть изъят принудительно, если в течение трех и более лет с момента выявления в рамках государственного земельного надзора он не используется по назначению».

Было составлено коллективное обращение на имя ВРИО руководителя Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия, копию его направили в прокуратуру Иркутской области и в инспекцию Федеральной налоговой службы. В этом обращении жители Мот просят провести административное обследование участка на предмет ведения там сельскохозяйственной деятельности.

Кроме того, сельчане проинформировали «Росавтодор» о том, что ситуация у них конфликтная. И в неформальной обстановке говорят, что если стыковку дороги с федеральной трассой разрешат, то вполне вероятна акция протеста.

Для жителей Шаманского МО главный казус этой ситуации в том, что 70% жителей и Шаманки, и Мот голосовали за действующего губернатора. Петр Пешков входил в СИЛу -- совет избирателей Левченко. А теперь им приходится громко кричать, чтобы тот, кто обещал «услышать голос каждого», услышал их коллективный протестный вопль.

-- Я на первом сходе так и сказал: мы его избирали, время пришло ему отвечать… А за представителей администрации нам просто стыдно, -- говорит Пешков, имея в виду позицию властей по отношению к людям, отписки и лукавство. Он хорошо помнит, как в 1987 году народ отстаивал – и отстоял -- реку Иркут. Губернатору Сергею Левченко, который в 1987 году как раз начал свою политическую карьеру, тоже неплохо бы об этом вспомнить.