Скандал с авторынком "Знаменский": суды продолжаются

Могут ли судьи поддерживать неисполнение судебных решений?

04.07.2018 в 07:53, просмотров: 467

Скандальная ситуация вокруг рынка «Знаменский», который разросся и залез на рекреационные земли по берегу Ушаковки, набирает обороты. Директор «Знаменского» всеми правдами и неправдами намерен сохранить свою «вотчину» в нынешних пределах. Дело дошло до того, что Арбитражный суд, куда с иском обратился Скворцов, вдруг начал опровергать свои же недавние решения.

Скандал с авторынком
Фото Андрея Колганова.

Договорные отношения

История со «Знаменским» получила в городе широкую огласку. Суть дела в том, что в один прекрасный день площадь рынка вдруг неожиданно расширилась безо всяких на то оснований. У Сергея Скворцова была договоренность с мэрией Иркутска о том, что он сделает берегоукрепление по Ушаковке – на это есть соглашение, выданное администрацией города. Скворцов работы провел. Правда, берегоукрепление происходило не совсем так, как ожидалось: несколько месяцев подряд в реке стояли два гусеничных экскаватора, которые и днем, и ночью добывали гравий, отсыпая им дикий берег реки Ушаковки. Соответственно, берег был сильно расширен, а русло реки, со дна которой черпали гравий, значительно изменилось на протяжении 700 метров.

Фото: 7ka.tv

Берегоукрепление по факту стало берегорасширением, причем с далекоидущими последствиями: Сергей Скворцов прирезал себе государственной землицы без какого-либо права (позже он скажет о том, что была некая договоренность -- в обмен на берегоукрепление расширить рынок, но дальше устной договоренности дело не пошло) и предложил предпринимательскому сообществу взять участки на этой самоприрезанной зоне в аренду. Нашлись желающие, и в рекреационной зоне на берегу Ушаковки расположились 60 складов и магазинов, причем торгующих разными автомобильными жидкостями, а попросту «химией».

Фото: baikal.info
 
Фото: irk.sibdom.ru
 
Фото: псбр.рф

«Прирезок» меньше территории самого рынка, но ненамного – 2 гектара против 2,6. Для наглядности: самозахваченная земля по площади почти равна площади сквера им. Кирова. Причем эти 2 га – особо охраняемая территория и территория общего пользования, по которой имеют право свободно прогуливаться горожане. Эта земля не подлежит приватизации. Здесь планируется устроить городскую набережную, проект которой сейчас в работе.

В 2016 году Федеральная служба кадастра по Иркутской области выдала постановление о незаконном захвате участка и выставила Сергею Скворцову штраф в 100 тысяч рублей. А в 2017 году компания «СибГеоЭкология» провела съемку участка, и кадастровый инженер подтвердил незаконный захват земли. Скворцов судился со службой кадастра, но суд проиграл, штраф в 100 тысяч «заработал». Но вот что в этой связи интересно: несмотря на то, что факт незаконного занятия земли подтвердился, несмотря на то, что очевидна экологическая угроза, а также то, что налогов с самозахваченной земли предприниматель не платит, соответствующие государственные структуры устранились от решения проблемы.

Кто виноват и что делать?

Но муниципальные власти вместе с депутатами пытаются повлиять на Скворцова, снести незаконные павильоны. Ведь горожане адресуют возмущенные послания о бедственном положении берега Ушаковки именно мэрии, пишут гневные письма в думу. Однако Скворцов ссылается на права предпринимателей, которые построили павильоны, а теперь понесут убытки из-за их сноса и перемещения. Конечно, именно ему нужно было решить вопрос о том, куда же переселить две сотни граждан, арендовавших у него участки. Но этот вопрос решить сложно — перенос павильонов влетит в копеечку. Нужны ли самому Скворцову эти расходы? Вряд ли. Нужны ли они предпринимателям? Тем более нет. Поэтому он пытается взбудоражить массу арендаторов, направить их негодование против властей и депутатов, которые вдруг выступили в лице угнетателей, подрывающих малый российский бизнес. Хотя главный объект для приложения народного негодования, по логике вещей, сам Скворцов: вряд ли, предоставляя предпринимателям землю под возведение павильонов, он сообщал, что на нее нет документов, а соответственно, нет прав. И что в любой момент арендаторов могут оттуда, что называется, «попросить».

И у Сергея Скворцова, и у властей, которые пытаются освободить «свято место» не первый год, был в этой ситуации один генеральный выход – с иском в суд. И власти в лице минимущества Иркутской области в суд вышли.

Решение по иску минимущества к рынку «Знаменский» было принято в начале июня 2018 года, около месяца назад. Суд признал все строения незаконными и постановил: «Обязать Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания Торговый центр «Знаменский» освободить самовольно занятый земельный участок общей площадью 17 214 кв. м ….путем демонтажа (сноса) принадлежащих ответчику самовольно возведенных объектов…» - и так далее. Решение это ответчик мог обжаловать в Четвертом Арбитражном суде в сроки, указанные законом.

Одновременно в Арбитражном суде судятся те, кто не хочет освобождать чужую землю. 22 июня в Иркутске состоялось очередное заседание суда под председательством судьи Татьяны Мусихиной, где владельцы «Знаменского» оспаривали решение Комитета имущественных отношений Иркутска о немедленном освобождении территории от незаконных построек. Казалось бы, уже существует судебное решение, вышедшее из недр того же самого иркутского арбитража, где черным по белому значится: постройки – долой! Но 22 июня скворцовская карусель по каким-то волшебным причинам закрутилась снова.

Время «уточнений»

«Знаменские» просят судью уже в третий раз отложить разбирательство «для уточнения исковых требований». Чего уж тут уточнять? Конечно, «уточнять» очень удобно – пока уточняешь, время идет, денежки за аренду капают: аренду-то никто не отменял! Так что чем больше месяцев уйдет на «уточнение», тем лучше – особенно если есть риск, что свет конце тоннеля не появится. Уточнять тем более удобно, что есть время для лавирования: ведь как-то же Скворцов выкручивался все это время. Почему, к примеру, налоговая инспекция не проявляет рвения, чтобы изъять у Скворцова в пользу государства положенное – уж коли он пользуется прибылью от самозахваченного участка? «Не обладая необходимыми сведениями о земельном участке и его правообладателе, налоговые органы не вправе исчислить земельный налог даже в случае его фактического использования», -- ответила замруководителя управления ИФНС по Иркутской области Татьяна Шафран на запрос иркутян-активистов. Депутаты городской думы между тем подсчитали, что за 8 лет работы сумма всех налогов и аренды в бюджет с самозахваченного участка должна была составить свыше 65 миллионов рублей. Почему рвения не проявляет Росприроднадзор, наблюдая, как обходится руководство «Знаменского» с малыми реками? Самострои не имеют своей канализации, все отходы от автосервисов и складов-магазинов открытым способом сливаются в Ушаковку, а затем, через 700 метров, попадают в Ангару. По результатам экспертизы, на этой территории содержание цинка превышено в 4,5 раза, меди - в 11 раз, а нефтепродуктов – в 504 раза. Глава иркутского управления «Росприроднадзора» Оксана Курек ответила иркутянам-активистам, что за Ушаковкой Федерация не бдит: река является объектом, федеральному контролю и надзору не подлежащим. То, что Ушаковка через 700 метров впадает в Ангару, людей в природоохранных мундирах не волнует.

Лавирование в водах российской действительности - дело хитрое. Бизнесменам, конечно, непросто. И судья Мусихина пошла навстречу интересам истца. Причем сама и предложила более серьезный повод для переноса судебных слушаний: ознакомиться с отзывом ответчика, которым выступает КУМИ города Иркутска. И затребовала оригиналы муниципальных контрактов на снос построек. Но о каких контрактах может идти речь, если иск – об оспаривании решения администрации о сносе, а вовсе не об оспаривании муниципального контракта на снос? По логике, чтобы контракт появился, должно быть устоявшееся решение – но именно об этом решении речь идет в судебном заседании! Все это напоминает бесперспективный, но зато бесконечный философский спор о том, что появилось раньше, курица или яйцо – решение о сносе или муниципальный контракт.

Конечное предложение судьи стало головокружительной неожиданностью. Она предложила КУМИ подумать о мировой с дирекцией «Знаменского» -- апеллируя к грядущей нищете предпринимателей, которые потерпят убытки, если павильоны будут снесены. Но позвольте, с каких пор федеральный судья беспокоится о благосостоянии участников процесса? Задача судьи - печься об исполнении буквы закона. Мы ни в коем случае не умаляем опыт судьи Мусихиной, а ее милосердие заслуживает всяческой похвалы. Но как нам, рядовым законопослушным гражданам, отнестись к этому предложению, если мы знаем, что меньше двух недель назад было вынесено решение арбитражного суда, который постановил: постройки снести как незаконные? Означает ли предложение судьи некую возможность игнорировать постановление от 9 июня?

И тем более нам обидно, что горожанам, проживающим в глубине Правобережного округа, очень нужна своя зона комфорта, набережная по Ушаковке – как чистое, не загаженное место для прогулок и отдыха. Пока в этом районе до сих пор нет (так уж повелось) достойного благоустройства, несмотря на то, что в округе появляются все новые микрорайоны. Проект благоустройства набережной входит в городскую программу «Комфортная городская среда», разработчики корпят над ним, инвесторы уже открыли кошельки. Но вот член общественной палаты Сергей Скворцов -- против, поскольку имеет личный интерес в земельном участке, предназначенном для благоустройства. Остается ждать решения суда, отложенного до 18 июля, и тогда мы узнаем, что перевесит: интерес города и горожан или аппетиты конкретного бизнеса.