Правительство Приангарья оправдывается за пожары

Федеральные чиновники обвинили власти региона в искажении статистики и волоките

13.08.2019 в 10:33, просмотров: 3506

Подростковый синдром правительства Приангарья начинает напрягать. Стоит федеральным властям покритиковать работу главных чиновников Иркутской области, те сразу встают в позицию защиты – это не мы виноваты, и находят отговорки.

Правительство Приангарья оправдывается за пожары

Так было по ситуации с министром лесного комплекса Шевердой, когда губернатор Сергей Левченко заявил, что во всем виноваты «черные лесорубы», которые подставляют его честного министра. Главной отговоркой губернатора Сергея Левченко во время большого потопа стало его неожиданное замечание о том, что власти региона не были предупреждены о возможности наводнения. Сегодня главная проблема Сибири – горящие леса. Федеральные власти и Генпрокуратура говорят о том, что областные власти искажают статистику по лесным пожарам. Но и тут у нашего губернатора находится ответ: мы никаких претензий по статистике от Генпрокуратуры не получали. А что пожары плохо тушим, так это МЧС виновато – не дает самолетов. Популизм и лавирование – так можно было бы охарактеризовать позицию областных властей, чего бы она ни касалась. Короче, вспоминая школьные годы: это не я, это сосед по парте...

Стихия разбушевалась?

«Когда лес горит, это выгодно всем – начиная от лесопильщиков и заканчивая рядом высоких чиновников… Еще здесь замешаны китайцы», – говорит на камеру некий человек, который утверждает, что он сам занимается поджогами. Ролик выложен в YouTube. Бригады в полном снаряжении, обеспеченные картами, выходят на тропу войны с лесом и населением востока России. Кто за ними стоит – рядовым исполнителям неизвестно. Можно воспринимать ролик как угодно – но факт остается фактом: криминальный бизнес использует поджоги в деле воровства леса.

Напомним о насущном и всем известном – о том, что на пожарах можно неплохо «заработать». Во-первых, пожарами скрывают уже осуществленные незаконные вырубки. Во-вторых, жгут, чтобы заработать на том лесе, который подгорел – подгорают огромные территории, протянуть с тушением можно долго, и чем дольше тянешь, тем больше леса «поджарится». А потом остается только пожать плечами, мол, стихия, ничего не поделаешь, и отдать гарь на вырубку китайцам. Китайцы с удовольствием возьмут горелый лес по сходной цене, с небольшой скидкой. Потом те же китайцы засадят гарь саженцами своего производства, снова неплохо на нас заработав. Если гарь далеко, то засаживать ее никто, конечно, не будет, авось сама зарастет. Она, конечно, зарастет – природа пустого места не потерпит. Но вырастут ли там ценные породы типа кедрача – большой вопрос. Пожары гонят людей с насиженных мест. Кто придет на место? А почему бы и не китайцы? Восточный сосед давно пытается пустить корни на сибирских и дальневосточных землях. В общем, перспективы не радужные.

В этом году поджоги лесов были зафиксированы еще в мае, когда началась первая волна лесных пожаров. В Черемховском районе над деревней Поморцева пилот Як-18, возвращавшийся с патрулирования лесов, снял на видео подозреваемых в поджоге. Увидев самолет, они сели в машину и ретировались. Пилоту не удалось проследить за ними, у него заканчивалось топливо. К тушению этого пожара привлекли тридцать человек.

Тогда факт подтвердили в региональном правительстве. Его, впрочем, уже нельзя было скрыть – информация от пилота появилась на нескольких ресурсах, и журналисты стали задавать вопросы. Сегодня можно говорить о том, что подобные факты не особо афишировались. А тема поджогов стала муссироваться только после того, как на прошлой неделе Генеральная прокуратура РФ сделала громкое заявление о том, что в Иркутской области выявлены факты «умышленного поджога лесов». До этого региональные власти предпочитали все списывать на волю стихии. Это куда удобнее, чем говорить о том, что, цитируя официального представителя Генпрокуратуры Александра Куренного, «судя по всему, пожарами «прикрывали» незаконные рубки». Если учесть, что МЧС назвало основной причиной пожаров в Сибири неосторожное обращение с огнем, а вовсе не сухие грозы, то позиция правительства Приангарья приобретает очень скользкий характер: либо правительство кого-то прикрывало, либо просто не хотело как следует работать.

Хитрое дело статистики

Федеральные надзорные органы взялись за изучение обстановки по лесным пожарам в нескольких регионах. Иркутская область стала одним из них. И сразу попалась, что называется, на слове: прокурор главного управления по надзору за исполнением законов в сфере охраны окружающей среды Роман Федосов заявил, что региональные власти искажали статистику по лесным пожарам.

Что это за статистика? Недостоверные сведения касались, во-первых, параметров возгораний, во-вторых, расстояний до населенных пунктов, в-третьих, данных о времени ликвидации очагов. Вы спросите, а что произойдет, если исказить статистику? Ну, к примеру, расстояние пожара от населенного пункта является решающим показателем для тушения. Мы уже рассказывали, что лес у чиновников условно разделен на три зоны: контроля, ответственности и закрытия. В зоне контроля тушат обязательно, так как это территория близ населенных пунктов, зону закрытия не тушат, так как это сильно далеко и денег на это жалко (официальная формулировка – «экономически не выгодно»). Самая коварная – зона контроля, поскольку здесь можно схитрить: региональные власти могут принять решение тушить, а могут бросить все на самотек, если «экономически не выгодно». Вот и может случиться такое, что пожар подходит близко к какой-нибудь деревне, а по бумажкам это зона контроля, тушить невыгодно.

Роман Федосов отметил, что искажение правительством региона статистики затрудняло работу на пожарах: федеральные власти и профильные ведомства не успевали адекватно реагировать на ситуацию. Кроме того, сказал федеральный чиновник, правительство Сергея Левченко занималось волокитой. И это стало реальной проблемой, которая не позволила властям Иркутской области вовремя увеличить группировку для тушения пожаров.

Фото: baikal24.ru

В вихре оправданий

Власти региона на эти замечания федералов не смолчали. Тут же начались отговорки. Так сказать, правительство области сделало «ход ужом», попытавшись выкрутиться из сложной ситуации.   Во-первых, пресс-служба регионального правительства сообщила, что никаких претензий от Генпрокуратуры по поводу статистики не получала. Поэтому никаких комментариев об искажении статистики не будет. «Из Генпрокуратуры у нас никаких претензий нет по поводу того, что какие-то не те данные были, поэтому нам сложно сейчас комментировать. Нам непонятно, с какими цифрами там не согласны», – процитировали пресс-службу СМИ.

Через три дня появилось новое заявление – очевидно, в качестве оправдания по поводу волокиты: МЧС отказалось выделить нам самолеты для тушения лесных пожаров – и это, очевидно, послужило тому, что они разбушевались. Сей факт озвучил исполняющий обязанности замминистра лесного комплекса Иркутской области Эдуард Филиппов, посетовав, что 26 июля правительство региона письменно обращалось в МЧС, там отказали, сославшись на то, что все заняты ликвидацией последствий паводка в Тулуне. Когда был получен ответ от МЧС, замминистра, правда, не уточнил. А это решающий момент. Ведь с 1 августа авиация МЧС и Минобороны уже начали ликвидировать лесные пожары в Иркутской области. На территории региона работают самолеты Бе-200 МЧС России и Ил-76 Минобороны.

Что же касается поджогов, то Эдуард Филиппов в оправдание заявил: власти региона намерены проверить связь возникших в регионе лесных пожаров с нелегальными рубками леса. Хочется спросить: а кто мешал проверить раньше? Еще Шеверда, находящийся сегодня под следствием по делу о незаконных рубках, докладывал в мае, что обширный пожар недалеко от Иркутска и Ангарска может быть делом рук поджигателей. Тогда официально сообщали, что он возник в нескольких местах сразу и возобновлялся после тушения. Сообщили – и забыли. А теперь вот чиновники твердо заявляют: «Мы решили провести работу, чтобы именно документально все подтвердить, опровергнуть теорию, что [лесные пожары] связаны с незаконными рубками». Сами себя будут проверять? Или, может, федеральных чиновников и правоохранителей?

Интересно, что региональные власти и в этой ситуации никуда не торопятся – так же, как с БЦБК, так же, как с загрязненной территорией «Усольехимпрома», так же, как со строительством жилья для подтопленцев, ну и так далее. Проверить обещают лишь «к концу года» – то есть запрягать будут еще четыре месяца, а куда поедем – неизвестно. Между тем премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил правоохранительным и надзорным органам – Генпрокуратуре, Следственному комитету и МВД – проверить версию о намеренных поджогах лесов в Сибири (не только, заметим, в Иркутской области) к 1 ноября. 1 ноября премьер должен получить доклад о том, как обстоят дела. И снова возникает вопрос: а иркутские власти почему копаются, зачем волокитят, кого покрывают? Не тех ли, кого с воздуха засек пилот лесоохраны? Не тех ли, кто обкладывает дровишками деревья – и поджигает?