Падение «Стальконструкции»: гигант производства влачит жалкое существование

Ангарский строительный флагман загнулся от непрофессионализма семьи Левченко

13.06.2019 в 08:01, просмотров: 848

Старожилы знают – ангарский флагман стройиндустрии своим появлением обязан строительству нефтехимического комбината.

Падение «Стальконструкции»: гигант производства влачит жалкое существование

В сентябре 1945 года Центральный комитет коммунистической партии и Совет Министров СССР приняли постановление о строительстве в Восточной Сибири завода искусственного жидкого топлива на базе использования углей Черемховского месторождения – и тут же на площадке между реками Китой и Ангара стали готовить место под завод. Знают они также и то, что если одни коммунисты способствовали рождению «Стальконструкции», то другие, их поздние наследники, привели предприятие к банкротству.

От реорганизации до банкротства один шаг

Ни для кого не секрет, что известное строительное предприятие Ангарска — ЗАО «Стальконструкция» — в последние годы погрязло в скандалах. Проблемы здесь, как утверждают знающие люди, начались еще в 90-е годы, когда прежний руководитель, коммунист Сергей Левченко, фактически «за три копейки» приватизировал предприятие. То есть, был «красным» директором, а затем без особых затрат из собственного кошелька сразу стал капиталистом, хозяином сначала товарищества с ограниченной ответственностью Ангарское СМУ «Стальконструкция», а затем, после реорганизации, — и ЗАО «Стальконструкция». Ему достались хорошая производственная база и высокопрофессиональные кадры.

Когда Сергей Левченко с головой погрузился в политику, на руководство предприятием пришлось поставить доверенного человека Валерия Метелкина, который рулил производственным процессом с 2000 года и до тех пор, пока у коммуниста-капиталиста Левченко не подрос наследник. Пришло время, и Андрей Левченко, окончивший к тому времени Московский строительный институт, с подачи папы в марте 2011 года стал генеральным директором семейного бизнеса. А Метелкину, видимо, в награду за верную службу, доверили возглавлять сразу пять дочерних компаний «Стальконструкции» — ООО «Иркутскстальконструкция», ООО «Ангарскстальконструкция», ООО «Северстальконструкция» и ООО «Усольестальконструкция».

Как известно, такое количество дочерних фирм, особенно зарегистрированных по одному адресу, прежде всего нужно для того, чтобы эффективнее уйти от налогов. Молодой Левченко, хотя за недостатком опыта и мало смыслил в строительных делах, прекрасно понимал это финансовое обстоятельство. Судя по тому, что случилось со «Стальконструкцией» в дальнейшем, он изначально был настроен не развивать ее, а выкачивать «бабки» каким угодно способом. Уже через несколько лет он довел «Стальконструкцию» — если судить по документам — до плачевного состояния. За нерадивого генерального директора взялись правоохранительные органы. Ему было предъявлено обвинение по двум статьям — уклонение от уплаты налогов в крупном размере (ч. 1 ст. 199 УК РФ) и полная невыплата заработной платы свыше двух месяцев (ч. 2 ст. 145.1 УК РФ).

По версии следствия, обвиняемый «грешил» отношениями с фирмой-однодневкой, чтобы иметь возможность занизить налоговую базу. «В 2011 и 2014 годах по указанию гендиректора в бухгалтерском учете ЗАО «Стальконструкция» отражены хозяйственные отношения с фирмой-однодневкой при выполнении подрядных работ. Создание видимости отношений с данной фирмой повлекло за собой завышение расходов предприятия и заявление необоснованных налоговых вычетов по НДС», — говорилось в сообщении регионального управления Следственного комитета.

Помимо махинаций с налогами, Андрей Левченко задолжал своим сотрудникам приличную сумму: с августа 2014 по май 2015 года он, зная о задолженности, не выплачивал работникам заработную плату. От его действий пострадали десятки людей. Для того чтобы не угодить за решетку и закрыть дело, пришлось выплатить людям долги по «белой» зарплате, а хвост по «серой» тянется, как уже говорилось, до сих пор. Более 30 миллионов рублей было выплачено и в бюджет. Как позднее выяснилось, тут, вероятно, административные средства задействовал Левченко-старший, чтобы выручить своего отпрыска.

Фото: 2016.weakom.ru

Итог руководства Андрея Левченко некогда процветающим предприятием печален: предприятие находится в тяжелом, предбанкротном состоянии, оно опутано многочисленными долгами, кредиторы не могут дождаться момента, когда «Стальконструкцию» можно будет рвать на части. И это неминуемо произойдет, как только ослабнет административный ресурс Сергея Левченко. А это время, как представляется, уже подходит.

Серая и белая: куда уходили деньги работников?

Бывшие сотрудники «Стальконструкции» поделились с нами своими историями.

Александр Сарафанов, работавший специалистом по охране труда:

— Пришел я на «Стальконструкцию» в 2012 году на должность специалиста по охране труда. Сразу сказали, что пятьдесят на пятьдесят «серая» и «белая» зарплаты. Первые полгода платили регулярно, а потом перестали. Руководителем был младший Левченко, не раз к нему обращался по этому поводу. Причина увольнения: мне понадобились заработанные деньги за несколько месяцев, а это было порядка 90 с лишним тысяч рублей. Я подошел к Андрею, он сказал, что денег нет. Потом появился старший Левченко. Обратился к нему, поскольку знал, что он тоже является руководителем предприятия. Потом последовала реакция. Бурная, негативная: почему я обратился напрямую к Левченко, почему задавал такие вопросы?

А это ведь мои деньги, мне они нужны — отправить сына в армию надо, а у меня ни копейки. На просьбу последовал оскорбительный, унизительный, хорошо, что не матом, ответ. Он знает, что я военный, ветеран ВС. В общем, ничего не получил. Прошло четыре года, а мне из этой суммы отдали порядка 30 тысяч. Остальные деньги «простили», потом дело закрыли за давностью. Почему закрыли? Ко мне следователи приходили неоднократно, опрашивали.

С Татьяной Мордуевой, дочерью Сергея Левченко, иногда встречался, спрашивал, когда вернут долги. В ответ получал обещания, что, мол, не забудем, вернем. А денег до сих пор нет, хотя уже середина 2019 года. Почему к ней обращался? Раньше Татьяна была экономистом в «Стальконструкции».

Деньги, которые «простили» — это большая часть «серой» зарплаты. Такие зарплаты – стандартная практика «Стальконструкции». Сами понимаете: электросварщик и монтажник за 20 тысяч работать не будут, монтажник в Ангарске меньше чем за 50-60 тысяч и пальцем не шевельнет. А «белая» зарплата шла всем одинаково, в районе 12-15 тысяч. Остальное – в конвертиках. У главбуха была тетрадочка, в которой за «серую» зарплату расписывались. Ее никогда не переводили на карту.

Сейчас не представляю, как вернуть деньги в рамках закона. Обворовывают не только людей, но и государство. Не платят налоги, которые идут на медицину, оборону. Да, а с трибун говорят про справедливость, про честность. Они Карла Маркса давно не читали. Там написано: деньги-товар-деньги. Они эту формулу переделали: деньги-власть-деньги. Украли красное знамя у коммунистов – и больше ничего. Уверен, с пролетарским учением они даже не знакомы, по крайней мере, младший, Андрей Левченко. У них в партии нет рабочих, основы. У них только ситуативные союзники.

Я был членом КПСС до последнего дня ее существования. У меня лежат все партийные документы. Партийная карточка с одним взысканием. Партийный билет, комсомольский билет. Все в семейном архиве. Считаю, что рядовых коммунистов продала партийная верхушка. Нынешняя КПРФ – это просто ширма, за которой удобно следовать по формуле «деньги-власть-деньги».

Павел Сулицкий, работавший инженером-конструктором:

— На предприятие я пришел устраиваться в октябре 2005 года. С декабря 2006 года перевелся на должность начальника цеха металлоконструкций. С января 2009 по январь 2013 года был начальником отдела по подготовке производства. Трудоустройство было официальным, но зарплата выплачивалась по схеме «белая» + «серая», то есть в конвертах. Уровень зарплаты меня в то время устраивал, да и особых вариантов не было. Принимал меня на работу Валерий Метелкин, при нем предприятие еще работало более или менее стабильно. А как пришел в генеральные директора Андрей Левченко, стало очень плохо. Не сразу, но постепенно становилось все хуже и хуже. Работники стали увольняться, морально-психологический климат оставлял желать лучшего. Задержались только самые стойкие.

Предприятие, считаю, развалил именно Андрей Левченко из-за непрофессионализма и халатности. До него дела еще шли, профессионалы держались за работу. К тому же с приходом младшего Левченко стали куда-то уходить заработанные нами деньги, возникли задержки по зарплате. По этой причине я и решил уволиться — зарплату не получал 5 месяцев, а семью нужно было кормить. После увольнения мне только через 6 месяцев выплатили заработную плату, хотя были обязаны это сделать в течение 5 дней. Да и то выдали только так называемую белую. В общем, обманули, как и других. Такое вот «народное» предприятие и такие вот коммунисты-руководители. Я принял решение выйти из рядов КПРФ. Когда вступал, то верил, что люди, состоящие в партии, должны служить народу, а оказалось, что КПРФ превратилась в семейный бизнес.

Нелегко быть по всем статьям обманутыми. Обидно расставаться с надеждой на лучшее, с верой в честь и справедливость, которыми наделены, как когда-то казалось, настоящие руководители-коммунисты... Конечно, история не стоит на месте — и в карьере Сергея Левченко наметился политический финал: ведь если мы, безусловно, имея право на ошибку, допустили ее на выборах 2015 года, то вскоре, на выборах 2020 года, можем ее исправить. К новым выборам мы подходим более опытными, здравомыслящими, отдающими себе отчет в том, что и к протестному голосованию нужно подходить взвешенно. Каким в этом случае будет будущее «Стальконструкции»? Может быть, у главы семейства, освободившегося от политики, найдется наконец время, чтобы исправить положение.