Спор века: иркутский бюджетник должен быть сытым или голодным?

Что сделали для бюджетников «красный губернатор» Левченко и первый губернатор Ножиков

20.05.2019 в 06:42, просмотров: 1944

25 лет назад, 19 мая 1994 года, в Иркутской области официально утвердили новое наименование для главы региональной администрации: «губернатор». Первый губернатор региона Юрий Ножиков – гордость этого регионального института.

Спор века: иркутский бюджетник должен быть сытым или голодным?
Губернатор Юрий Ножиков на конфетной фабрике. Фото: baikal.info

И дело не в том, что он первым в России стал «всенародно избранным», а в том, что он действительно понимал нужды населения и оперативно решал острые вопросы. Нынешний губернатор Левченко своей бурной деятельностью скорее создает проблемы, чем решает их. Давайте сравним, как два губернатора, которых разделяют 25 лет, отзывались на нужды самого многочисленного слоя населения – бюджетников. Ножиков сделал для бюджетников все, что мог, поставив под угрозу свое собственное положение. А вот, например, Сергей Левченко уже почти «разобрался» с проблемами регионального здравоохранения – но если с таким же рвением примется решать и другие вопросы, есть опасение, что бюджетникам области вообще не поздоровится...

«Устранение» проблем… за счет бюджетников

«Здравоохранению – достойный бюджет!». Именно с таким лозунгом шел на выборы Сергей Левченко. А еще он заявил, что «здравоохранению Приангарья нанесен большой урон, ибо поликлиники, больницы, санатории и другие социальные учреждения сильно пострадали от разорительной политики тогдашней администрации и едва сводят концы с концами. Несмотря на оснащение медучреждений современной техникой, порядок и качество предоставления в них услуг вызывают массу очевидных нареканий со стороны пациентов. Дело нашей чести – устранить возникшие проблемы в медицинском обслуживании, сделать его доступным, обеспечить финансами деятельность этих чрезвычайно важных учреждений».

Но как же «устранял возникшие проблемы» губернатор Сергей Левченко? И что, по его мнению, является проблемой? Вот, например он твердо уверен, что по росту зарплат бюджетников Иркутская область вырвалась на второе место по Сибирскому федеральному округу. По данным губернатора, врачи, учителя, медсёстры и воспитатели детских садов стали получать на 19,8% больше, чем в прошлом году. Ура? Погодите радоваться. Губернаторская статистика – штука хитрая.

Вот, например, средний медицинский персонал из Усть-Илимской городской больницы пишет коллективные письма в адрес уполномоченного по правам человека по Иркутской области Виктора Игнатенко. О чем же? О том, что зарплаты медицинских сестер никак не увеличиваются, зато объём работы постоянно растёт. Как же так? Дело в том, что заработная плата среднего медицинского персонала складывается из небольшого оклада и стимулирующих выплат. И оклады у медиков действительно растут, ну или как минимум остаются на прежнем уровне, а вот стимулирующие выплаты неуклонно снижаются.

Вернемся к медсестрам городской больницы Усть-Илимска. В хирургическом отделении сейчас предусмотрены компенсации и стимулирующие выплаты за работу в ночные смены в 50 и 20 процентов. Хорошо? Прекрасно! Только вот до недавнего времени это были 100 и 50 процентов соответственно! Выплаты за непрерывный стаж работы тоже снижены – с 30 до 20 процентов. А если раньше за высшую категорию сотрудники получали 30% от оклада, теперь –1700 рублей, и на этом всё. То же по ночным дежурствам в приёмном покое: была доплата 100%, теперь – 50%.

И такая ситуация складывается практически во всех больницах Иркутской области. Позавидуем неуклонно богатеющим медработникам? Да, и особенно гардеробщикам! Теперь их зарплата приблизилась к жалованью медицинской сестры. Такой вот дифференцированный подход.

Для чего это сделано? Для того, чтобы минздрав региона бодро отрапортовал: мол, «майские указы» президента РФ и решение Конституционного суда о повышении МРОТ и начислении на него северных и районных коэффициентов выполнены! А по факту? А по факту все это похоже на издевательство над бюджетниками, за чей счет власти региона надувают щеки перед федеральными властями.

Губернатор Сергей Левченко в московском метро. Фото: flashsibiria.com

Волшебные внутренние ресурсы

Но, может быть, просто денег не хватает? Когда депутаты областного Заксобрания щедро предложили покрыть текущий объем недофинасирования минздрава в размере 1 миллиард рублей (!), знаете, что ответили гордые медчиновники? Они заявили: «Сами справимся», мол, у нас есть «внутренние резервы»! Какие молодцы! Гордость берет за таких функционеров! Вы, наверное, думаете, что «внутренние резервы» – это зарплата верхушки министерства? Фигушки. Волшебным «резервом» стало банальное сокращение штатов. За 2018 год по всем лечебным учреждениям области было сокращено 3376 ставок младшего медицинского персонала. Шикарная экономия, если бы не одно «но» – обеспеченность медицинских учреждений врачебным медперсоналом в том же году составила 57%! То есть с одной стороны, мы видим острейший кадровый дефицит, а с другой – идут сокращения.

Как выкручиваются после такого варварского сокращения больницы области? А они были вынуждены ввести в штате новые должности из категории «прочие рабочие». То есть реальные (но уже как бы сокращенные) санитары превратились в «буфетчиц» и «уборщиков производственных помещений» с обязанностями… младшего медицинского персонала. Льготы и гарантии, предусмотренные в отношении медицинских работников, у них, при новом раскладе, отсутствуют.

Кстати, были уволены сразу более трёх десятков главных врачей в самых разных медучреждениях региона! Но что там какие-то сокращения и увольнения… Ведь есть еще такие слова, как «оптимизация», «реорганизация», «укрупнение». Министерство взялось за лечебные учреждения всерьез. Например, к Иркутской областной станции переливания крови были присоединены Ангарская, Братская, Усольская и Усть-Илимская. К Усольской городской больнице присоединены городская станция скорой помощи, Усольский родильный дом, городская детская больница. Психоневрологические учреждения Ангарска, Братска, Усть-Илимска, Усолья-Сибирского, Черемхово и Тулуна сейчас присоединены к Иркутскому диспансеру. Экономия, судя по всему, бешеная, но для чего?

Министерство здравоохранения Иркутской области на «укрупнениях» и «реорганизациях» не остановилось. Не такие это люди. Они взяли в свои цепкие руки закупку оборудования и лекарств для всех медучреждений региона. И, судя по рвению и результату их деятельности, недалек тот день, когда в больницу придется ложиться не только со своими тапочками, но и с собственными шприцами, лекарствами и бинтами. Припоминаете, как было в 90-е?.. С лекарственным обеспечением уже начались проблемы. Льготникам многие лекарства из списка «Жизненно необходимых препаратов» либо не предоставляются, либо заменяются на бесполезные дженерики. Зато КСП Иркутской области внезапно выяснила, что в общей сложности в 2017 году сверх потребности было закуплено лекарств на 35 миллионов рублей! Вот и пойми, то ли областным минздравом, при полном попустительстве губернатора, руководят некомпетентные люди, то ли у них просто какие-то свои планы...

Настоящий губернатор и его «дурной пример»

Был в Иркутской области губернатор, который действительно понимал нужды своих избирателей и заботился о них.

Фото: baikalvesti.ru
Еще в октябре 1991 года в целях создания дополнительных гарантий социальной защиты населения глава областной администрации Юрий Ножиков подписал постановление о повышении на 50 процентов должностных окладов и ставок работников учреждений народного образования, культуры, здравоохранения и социального обеспечения.

В то время проект областного бюджета и поправки к нему согласовывались в российском правительстве с Министерством финансов. Бюджетный процесс был устроен таким образом, что повышение расходов на местном уровне предполагало увеличение норматива отчислений республиканских налогов для региона.

То есть иркутский губернатор, настаивая на особых условиях в виде надбавок бюджетникам, подавал «дурной пример» другим областям и республикам. В правительстве считали, что если сделают исключение для Иркутской области, то и другие регионы потребуют того же. Поэтому защищать бюджет приходилось буквально с боем, воюя за каждую копейку, идущую в региональную казну. Но губернатор Ножиков был непреклонен, и бюджет Иркутской области был российским правительством утвержден. Со стороны Москвы это было беспрецедентное решение. И эта заслуга принадлежит исключительно Юрию Абрамовичу Ножикову.

В народе эти жизненно необходимые каждому врачу или учительнице надбавки прозвали «ножиковскими», и жители области до сих пор о них вспоминают. Битва за эти деньги велась каждый год. Надбавки то вводили, то отменяли, но наконец с декабря 1993-го Юрий Абрамович добился окончательного решения – 30-процентной доплаты врачам, учителям и работникам культуры.

Когда нет другого выхода

В 1993 году в Иркутской области да и в России в целом сложился кризис неплатежей. Люди не получали зарплату месяцами. Областной бюджет недосчитался половины запланированных налоговых поступлений. Стремительно росла задолженность по зарплате в бюджетной сфере. И вот в январе 1994 года первый губернатор Иркутской области Юрий Ножиков собрал экстренное совещание руководителей администраций городов и районов, посвященное решению возникшей проблемы. «После совещания мы остались втроём – Борис Говорин, Владимир Яковенко и я, – вспоминал Юрий Ножиков. – Альтернатива была такова: либо уходить, либо принимать неординарные решения. Борис Говорин сказал: убегать в отставку от таких проблем нельзя, надо поискать нестандартный выход из положения. С этим согласился и Владимир Яковенко. Мы не имели права допускать в Иркутской области социальный взрыв. Решили приостановить выплату федеральных налогов в российскую казну».

О своём намерении Юрий Абрамович проинформировал премьер-министра Виктора Черномырдина. «Я сказал Виктору Степановичу: да, я пошёл на незаконные действия, можете снять меня с работы, но у меня нет другого выхода, – рассказывал Юрий Ножиков. – Виктор Степанович со мной согласился и сказал: правильно поступил, сделайте и приведите всё в порядок».

Министерство финансов РФ инициатива смелого губернатора не обрадовала. Ножикову грозили правительственной комиссией, но он знал, что поступил верно. Долги перед жителями региона были погашены. Неудивительно, что Ножикова любили. С него даже деньги на рынке, куда он нередко заходил за покупками, брать отказывались. Забота о людях и осведомленность об их проблемах всегда отмечали первого иркутского губернатора, настоящего народного. По сравнению с ним «новый реформатор» и «народный губернатор» Сергей Левченко выглядит не то что бледно, а весьма непрезентабельно. Может, он забыл, что бюджетники – это люди, а не галочки в табелях министерской отчетности?..