Седьмая подзона военных действий: город старается выполнить свои обещания

Ограничения ставят на грань катастрофы нацпроекты

В Иркутске не утихают споры по поводу постановки на кадастровый учет приаэродромной территории иркутского городского аэропорта. В особенности – седьмой подзоны ПАТ, которая накрыла 56% Иркутска и 13 пригородных поселков, растянувшись аж до Ушаковского МО, и запретила людям жить. Пока немного в переносном, но если разбираться, то окажется, что и в самом прямом смысле. При этом городские власти стараются исполнить социальные обязательства, взятые в интересах жителей – отстроить сады, школы.

Ограничения ставят на грань катастрофы нацпроекты
Фото: Кирилл Шипицин

Крах больших ожиданий?

Ситуация стала очевидна в марте. «Мы не выполним ни один из национальных проектов однозначно, мы не выполним задачу президента по строительству жилья, по увеличению объемов индустриального жилья на территории города, фактически большая часть муниципалитета в этой ситуации развиваться не сможет», — рассказывал 24 марта в гордуме о последствиях постановки на кадастр седьмой подзоны Руслан Болотов.

Его беспокойство разъяснил вице-мэр Дмитрий Ружников: «Получится так, как никогда не получалось. Мы такие риски несем, просто сумасшедшие. Мы не выполняем ни одну федеральную программу, нас исключают из финансирования на последующие годы, областной бюджет на нас закидывает штрафы регрессом, и мы в принципе выпадаем на ближайшее энное количество лет из федеральной повестки».

Учитывая, что чиновники ни капельки не преуменьшили, можно было бы сказать, что для Иркутска на ближайшие годы это полный крах. Требования для седьмой подзоны приаэродромной территории иркутского аэропорта запрещают размещение здесь зданий с постоянным пребыванием людей. Все это из-за превышения уровня шумового, электромагнитного воздействий, концентраций загрязняющих веществ в атмосферном воздухе.

В запретную зону попадают места крупной застройки - как индивидуальной, так и многоквартирной, в границах Иркутска и за ними. Запрещены целые поселки и микрорайоны. Фото: irk.sibdom.ru

Соответственно все дома, детские сады, школы, поликлиники, больницы на территории седьмой подзоны, которая сегодня рассчитана для Иркутска, располагаются незаконно?

– Это сложный вопрос, – говорит адвокат Евгений Беляевский, к которому обращаются те, у кого возникли сложности со строительством на этой территории. – Согласно действующей практике, закон обратной силы не имеет, и то, что построено давно и используется, должно оставаться на месте. Вопрос в том, что строения ветшают – но построить взамен новые в этой подзоне нельзя. Именно поэтому границы седьмой подзоны не согласовали в городах, где располагаются крупные аэропорты – например, в Екатеринбурге и Москве. Остальные подзоны согласованы – седьмая нет.

Надежды: зона сильно уменьшится

Напомним, Иркутск, несмотря на то, что седьмая подзона накрывает 56% территории и закрывает муниципалитету все пути в светлое будущее, границы подзон согласовал сразу же после того, как компания, которую нанял иркутский аэропорт, составила документ по границам и подала его в мэрию. Бумаги подписала бывший руководитель комитета по управлению муниципальным имуществом Екатерина Козулина. Имела ли чиновница право это делать? Полномочиями подписывать такой важный документ Козулину никто не наделял.

– Мы считаем, что полномочий у председателя комитета по управлению муниципальным имуществом не было на тот момент и нет сейчас. И это письмо с согласованием Екатерина Михайловна [Козулина] не имела права подписывать. Никаких документов о передаче этих полномочий мы не нашли, – отметил Дмитрий Ружников.

С тех пор, как приаэродромная территория была поставлена на кадастровый учет, строителей, чиновников и обычных граждан просто лихорадит. Все думают: что делать? Как строить? Как вводить в эксплуатацию поликлиники и детсады, разрешение на строительство которых было выдано, например, в 2020 году? Создана рабочая группа в правительстве Иркутской области, в которую вошли представители правительства, администрации Иркутска и иркутского аэропорта. Депутаты Госдумы активно включились в решение проблемы.

Вот только, как оказалось, седьмая подзона, по большому счету, и существовать-то не должна…

Как так? А вот как. Во-первых, по словам заместителя генерального директора по корпоративному управлению и кадровой политике АО «Международный аэропорт Иркутск» Петра Беликова, в 2020–2021 годах изменились санитарные правила для расчета территории седьмой подзоны ПАТ. То есть все эти требования и правила не имеют смысла, поскольку все поменялось. И сейчас аэропорт готовится к корректировке, при которой территория седьмой подзоны может уменьшиться где-то раз в 17.

– Пока, по предварительным данным, она изменится значительно, уменьшится кратно, как нам сказал подрядчик, тот, который ранее выполнял [работы по расчету ПАТ]. Сейчас методика более лояльная, но тем не менее, конечно, близлежащие земельные участки, которые непосредственно прилегают к аэропорту, из этой зоны не выйдут, например ИВВАИУ и так далее. Всем понятно, что аэропорт Иркутска – это не тот объект, который благополучно влияет на здоровье человека, – отметил Беликов.

Фото: Кирилл Шипицин

Странный предмет: расчет без методики расчета

Хорошо, есть новые требования и правила. Соответственно можно предположить, что есть какие-то критерии для того, чтобы рассчитать воздействие и решить, насколько оно негативно для людей. Логично, что только после таких расчетов можно вводить какие-то запретительные меры – тем более что они прямо коснутся таких важных для города районов, как территория ИВВАИУ, где намечено строительство Суворовского училища, жилого сектора с необходимыми социальными объектами.

Но Евгений Беляевский утверждает, что санитарных правил для расчета седьмой подзоны как таковых и нет.

– Там указаны определенные уровни шума, электромагнитного воздействия и прочих параметров, – говорит юрист. – Однако если смотреть глубже, то методики, которая позволяет рассчитать влияние физических процессов деятельности аэродрома на физическое здоровье граждан, нет. Есть СанПиНы для строительства жилых домов, для поликлиник или больниц, детских садов и школ. И они разные. Говоря в общем, для седьмой подзоны реально рассчитать только уровень шума.

Тем более что сейчас меняется законодательство – как раз из-за того, что крупные города не согласовывают седьмую подзону, не желая попасть в капкан ограничений. А федеральное правительство пока еще только разрабатывает методику расчета границ седьмой подзоны ПАТ. Потом эту методику будут утверждать. И только после этого можно будет говорить – даже не о корректировке, а о новом расчете границ пресловутой седьмой подзоны.

Пока же седьмая подзона – странный предмет: она вроде есть, а методики расчета нет…

Навстречу компромиссу: горожане должны получить школы и садики

Глава комитета по градостроительной политике мэрии Евгений Харитонов заявляет, что с трудностями могут столкнуться и те застройщики, которые получили разрешения на строительство после 1 января 2020 года. Тогда седьмая подзона ПАТ уже была согласована на уровне мэрии.

В 2020 году по «запрещенной» территории было выдано 13 разрешений на строительство жилых домов и трех соцобъектов. В их числе – долгожданный детский сад в микрорайоне Лесном. В Лесном когда-то прописалось достаточно многодетных семей, которым выдавали там земельные участки за счет бюджета. И вот наконец в микрорайоне начали строить двухэтажное здание на 220 мест. В нем планируется разместить группы, в том числе ясельные, пищеблок, медицинский блок, музыкальный и спортивный залы, бассейн и административные помещения. Закончить строительство обещают уже в этом году. Закончат ли, если иметь в виду нынешние требования седьмой подзоны?..

Ряд специалистов заявил и о риске для правительства Иркутской области, которое является собственником иркутского аэропорта – как оператора приаэродромной территории. В многоквартирных домах седьмой подзоны проживает более 268 тысяч человек. Они могут потребовать возмещения ущерба их здоровью, полученного от проживания в седьмой подзоне. Также можно потребовать возместить моральный вред от проживания на «неблагополучной» территории и вообще потребовать переселения из седьмой подзоны. На это понадобится около 5,5 миллиона квадратных метров жилья.

Это в теории. К всеобщему облегчению, пока люди никуда выезжать не собираются, а напротив, хотят построиться. Но не могут. В администрациях муниципальных образований, которые попали в границы седьмой подзоны, говорят, что вынуждены отказывать в выдаче разрешений на строительство буквально «пачками».

– Ежедневно я выдаю отказ в выдаче разрешений на строительство, – говорит вице-мэр Иркутска Дмитрий Ружников. – Отказываем всем, пока ситуация с седьмой подзоной и ее границами не разрешится: и компаниям-застройщикам, и владельцам участков под ИЖС, и жителям частных домов, которые собрались перестроить свое жилье. Я просто прошу людей подождать, пока решится проблема седьмой подзоны.

Мэр Иркутска Руслан Болотов заявил, что администрация обратится в прокуратуру для обжалования акта Росавиации, так как постановка на контроль седьмой зоны – это ухудшение жизни горожан.

– И пока данная подзона по техническим причинам не поставлена на кадастровый учет, предлагаем внести корректировки. В частности, в принцип приаэродромного зонирования городской черты, а также приостановить действие приказа Росавиации в части установления седьмой подзоны. Здесь необходимо компромиссное решение, – заявил Болотов.

В июне на заседании думы депутаты отклонили требование прокурора о внесении изменений в Правила землепользования и застройки, которые до сих пор позволяют строительство жилых и социальных объектов в санитарно-защитной зоне. Прокурор считает, что нужно срочно приводить в соответствие с действующими нормами по приаэродромным территориям – это в данных обстоятельствах все же чисто формальный подход. Руслан Болотов призвал не торопиться, поскольку сейчас активно ведется работа по корректировке седьмой подзоны.

Мэр также пояснил, что все объекты, которые получили все разрешения до того, как вступили в силу ограничения, связанные с седьмой подзоной, должны реализовываться.

Фото: nature.baikal.ru

– Что касается остальных объектов, то мы, конечно, можем начать проектирование, но их пока, скорее всего, даже на экспертизу не возьмут. Но я думаю, мы пройдем весь этот путь до конца года. Уже в сентябре скорректированный документ по подзоне должен зайти в инстанции Роспотребнадзора, – отметил мэр.

…А ведь в Иркутске есть еще один аэродром. Он принадлежит Иркутскому авиазаводу. Правда, на нем седьмой подзоны быть не может – однако приаэродромную территорию уже проектируют. Если она «накроет» остальную часть Иркутска, не входящую в подзоны гражданского аэродрома, тогда будет катастрофа. И вот здесь поневоле задумаешься, что лучше, конечно, было бы вынести аэродром за территорию Иркутска.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру