Корейские лапти и буфет Турчанинова: музей открывает свои фонды

Где как не в музее вы можете увидеть 3D-очки позапрошлого века

08.08.2018 в 07:14, просмотров: 343

Большинство музеев, как шкатулки с секретом, хранят гораздо больше богатств, чем способны показать посетителям. Одним из примеров является Иркутский областной краеведческий музей. В его фондах собрано порядка 500 тысяч экспонатов, и, хотя у музея семь отделов, экспозиционных площадей, чтобы представить даже наиболее ценные из них, не хватает. Частично исправить эту несправедливость был призван проект «235 артефактов», который запустили к юбилею музея в 2017 году на его сайте и в соцсетях.

Корейские лапти и буфет Турчанинова: музей открывает свои фонды
Фото из архива музея.

Его идея в том, чтобы раскрыть широкой общественности фонды, в том числе доставшиеся Иркутскому краеведческому музею по наследству от Сибирского отдела императорского Русского географического общества. Другие артефакты, пополнившие коллекции музея позднее, также связаны с удивительными легендами.

3D-очки позапрошлого века

Если вы думаете, что объемное изображение - изобретение нашего времени, то ошибаетесь. Первые 3D-очки были изобретены в XIX веке, задолго до появления кинематографа. Один из таких аппаратов, созданных на заре стереографии в 1901 году американской фирмой Underwood&Underwood, есть в фондах Иркутского областного краеведческого музея. Этот старинный стереоскоп похож на старомодные деревянные окуляры с прикрепленной к ним планкой, по которой движется фотопара. Это нужно чтобы подстроить изображение под зрение смотрящего.

- Стереоскопу - прибору, позволяющему видеть стереоизображение, — столько же лет, сколько и самой фотографии, - рассказала Светлана Малиновцева. - В 1837 году его изобрел английский физик Чарльз Уитстон. Изначально он был предназначен для просмотра картин — специально созданных стереопар. Немного позже, в 1849 году, британский физик-оптик Дэвид Брюстер разработал линзовый стереоскоп для просмотра стереофотографий, которые тогда назывались стереодагеротипами. Развлечение это было недешевое, ведь немногие в середине XIX века могли позволить себе не то что стереофото, но и просто фото.

Ситуация изменилась в 1860 году, когда американский физиолог Оливер Холмс разработал простую и мобильную систему просмотра — стереоскоп Холмса, иначе именуемый «американским стереоскопом». Права на него выкупила американская компания Underwood&Underwood. Такой стереоскоп и хранится в музее.

Китайская богиня милосердия

Гуань Инь - удивительный персонаж вьетнамской, китайской, корейской и японской мифологии. Божество, спасающее людей от всевозможных бедствий. Символ самопожертвования и добродетели. Ипостась мужского образа бодхисаттвы Авалокитешвары. Чаще всего Гуань Инь изображается в виде прекрасной женщины на цветке лотоса. Именно такой образ, выполненный в фарфоре оттенка слоновой кости предположительно начала XX века, можно увидеть в экспозиционном отделе «Окно в Азию».

Фото из архива музея.

Согласно преданию, Гуань Инь была третьей дочерью царя Мао Чжума. Она отдалась служению богам вопреки воле отца, который пытался удачно выдать ее замуж. Царь решил убить ослушницу. Однако властитель мертвых Яньван увел Гуань Инь в свое подземное царство, где она утешала проклятых и превратила ад в рай. Яньван отпустил Гуань Инь, и она возродилась. Когда отец Гуань Инь заболел, она исцелила его, приготовив пищу из собственной плоти. В благодарность царь приказал изваять статую дочери.

Если верить другой легенде, Гуань Инь научила людей выращивать рис, который стал питательным, потому что каждое зернышко она наполняла своим молоком. Богиня приходила на помощь, если угроза исходила от воды, демонов, огня или меча. Гуань Инь приписывали способность освобождать заключенных от цепей, лишать змей их яда, а молнию — силы, а также исцелять все болезни. Люди часто помещают изображения популярной богини в своих домах. Праздникам в честь ее рождения и озарения придается большое значение в буддизме. Иногда ее изображали с ребенком на руках -- считалось, что она помогает при родах.

Чипсин из соломы

Издревле люди использовали подручные природные материалы для изготовления одежды и обуви. Яркий пример – популярные на Руси лапти, сплетенные из древесного лыка, берёсты или пеньки. Но, оказывается, данный вид обуви не является сугубо национальным изобретением. Разновидности лаптей были распространены y карелов, мордвы, татар, финнов, эстонцев, чувашей, североамериканских индейцев, австралийских аборигенов, японцев и корейцев. Пример тому - плетеные сандалии из соломы «чипсин», которые есть в коллекции нашего музея. Необычные лапти XIX века, в отличие от русского аналога, имеют открытые носок и пятку и благодаря тонкому плетению выглядят даже изящно.

Фото из архива музея.

Известно, что в эпоху Чосон (1391-1897) в Корее существовало более 20 видов традиционной обуви. Ее вид зависел от пола и сословия, места и времени. Простые люди в ту эпоху носили «чипсин» - лапти из соломы, и «митхури» - лапти из конопли. Король и королева носили туфли «сок», а гражданские и военные чиновники - сапожки «хва» с высоким голенищем. Их делали из оленьей и овечьей кожи, из шёлка и других материалов. Изысканные туфли «хе», похожие своей формой на пару лёгких каноэ, носили главным образом представители знати. Их существовало множество разновидностей, в частности, мужчины из знатных родов в средний период эпохи Чосон обычно носили «тхэса-хе», которые символизировали мирный век. «Танг-хе» - это женские туфли с нежным узором из переплетающихся стеблей. «Ун-хе» - эту модель тоже носили главным образом женщины, носок таких туфель украшали узором из бамбуковых листьев. Из-за особого, как бы летящего силуэта эту модель туфель также называли «чебипури-син», или «туфли, похожие на клюв ласточки». Кроме того, существовали «хыкпхи-хе» - туфли, изготовленные из чёрной кожи, «ю-хе» - туфли из кожи, пропитанной маслом, которые носили в дождь, «он-хе» - туфли, обшитые поверху тёплой тканью, такой, например, как фланель, благодаря чему они хорошо держали тепло.

Буфет в стиле модерн

Часто музейный предмет не только интересен сам по себе как произведение искусства или памятник эпохи, но и способен рассказать нам историю его владельца. Или добавить еще больше загадок в его биографию. Именно таким экспонатом является буфет иркутского живописца Петра Турчанинова.

Фото из архива музея.

Творческую судьбу этого художника не назовешь счастливой. Его первая персональная выставка состоялась в 2009 году, уже после его смерти. Он ушел из жизни в том же году, в 76 лет, в полной безвестности. Творчество художника было открыто после того, как иркутский коллекционер Максим Крылов случайно купил его работы, искореженные и покрытые грибком, и по совету искусствоведа Татьяны Ларевой отреставрировал их. В 2011 году он сделал большую выставку живописи Петра Турчанинова в Иркутском областном краеведческом музее. Тогда его творчество переоценили и даже назвали живописца «гением из Сибири», что, с учетом того, что он недополучил при жизни, не так уж и много.

Почему же художник «писал в стол»? Дело в том, что в начале 1960-х годов в региональном отделении Союза художников не приняли его работу «На озере». Она показалась коллегам слишком авангардной, излишне декоративной. Ситуация в творческой среде тогда была неблагоприятной для него, и он «ушел в подполье». Жил скромно в небольшом домике, который они построили вместе с другом, художником Евгением Ушаковым. При этом автор продолжал писать, часто на обычном картоне от папок. Кстати, благодаря тому, что это было творчество «для себя», коллекция работ Петра Турчанинова сохранилась целиком.

Но вернемся к буфету, который после смерти живописца Иркутский областной краеведческий музей приобрел у коллекционера Максима Крылова. Крылов отреставрировал роскошный шкаф, который вы можете увидеть в экспозиции Музейной студии. И вот загадка: откуда в более чем скромной обстановке дома художника появился столь благородный предмет мебели? Дубовый буфет не просто рядовой образец популярного в конце XIX - начале XX века стиля модерн. Он обладает уникальными элементами. В их числе - круглые стеклянные витражи и зеркало в центральной секции. Красивый, изящный, он имеет латунные вставки, прорезные и созданные на поверхности узоры на тему флоры и искусства. Конечно, никто доподлинно не знает, что значил этот буфет для Петра Турчанинова, но он не расставался с ним до конца жизни.