Бардак в лесу

Власти Приангарья убеждены, что лесозаготовкам не место во время пожаров

В Иркутской области за две недели площадь лесных пожаров снижена более чем в три раза и на утро воскресения, 3 августа, составляла 3,5 тыс. га. В антирейтинге горения лесов среди регионов РФ Приангарье почти с двадцатикратным отрывом обошла Якутия. Чиновники регионального правительства и МЧС ведут борьбу с последствиями огненной вакханалии с конца весны — начала лета и готовятся к очередному обострению чрезвычайной ситуации в регионе. В первую очередь, практически полностью было сокращено расхождение данных о площади лесных пожаров с результатами космомониторинга. Наряду с этим решается вопрос о направлении на тушение лесных пожаров дополнительно 50 млн рублей федеральных средств, которые региону выделили на другие цели. Но главное, власти начали вести плотную работу с арендаторами лесных участков, на лесосырьевых базах которых произошло много крупных пожаров. Их причины еще предстоит установить следствию и суду. Между тем виновник крупного пожара в поселке Дальнем Нижнеилимского района, лишившего крова 59 человек, уже признался в содеянном. А ответственность за распространение пламени на жилые дома МЧС возложило на администрацию поселка, которая не предприняла превентивных мер и ввела спасателей в заблуждение. 

Власти Приангарья убеждены, что лесозаготовкам не место во время пожаров
фото пресс-службы ГУ МЧС России по Иркутской области

— Вице-премьер РФ Александр Хлопонин критиковал Иркутскую область за то, что мы поздно ввели режим чрезвычайной ситуации. Однако на территории региона был своевременно введен особый противопожарный режим, который отличается от режима ЧС только тем, что при нем не привлекаются федеральные силы. Я ответственно заявляю, что это не является причиной такой ситуации, — подчеркнул первый заместитель председателя правительства Приангарья Николай Слободчиков. — Причиной является позднее реагирование на местах и ненадлежащее исполнение арендаторами лесных участков своих обязанностей в части их охраны и использования. Учитывая такие масштабы, необходимо полностью прекратить хозяйственную деятельность в лесу, чтобы устранить пожары и создать условия для того, чтобы новая волна пожаров нас не накрыла.

Сошлись в цифрах

Впервые власти Иркутской области подверглись критике со стороны федерации за неверные данные о площади лесных пожаров, которые существенно отличались от результатов космического мониторинга Рослесхоза. К началу июня расхождение данных превысило 200 тыс. га, что вынудило федеральное ведомство говорить о занижении площадей лесных пожаров со стороны Приангарья. По словам Николая Слободчикова, так называемые термоточки сельхозпалов и пожаров действительно некорректно оценивались местными подразделениями, но и система космомониторинга делает замеры не без погрешностей. В настоящее время расхождение данных о пожарах сокращено до минимума — на пятницу, 1 августа, оно составило всего 600 кв. м.

На требование Рослесхоза проверить, каким образом расходуются федеральные средства, направленные на тушение пожаров, в агентстве лесного хозяйства Иркутской области пояснили, что далеко не все из этих средств область может использовать. Так, по словам и. о. руководителя агентства Елены Александровой, 190 млн рублей было выделено Приангарью на очистку лесов от захламленности, и теперь региональные власти добиваются изменения целевого назначения хотя бы части из них. «Мы две недели назад впервые начали обсуждать этот вопрос, но пока согласования не было. В настоящее время согласие со стороны Федерального агентства лесного хозяйства на изменение целевого назначения 50 млн рублей получено, остается только оформить его документально», — отметила Елена Александрова.

Однако переадресация финансирования и уточнение замеров площади лесных пожаров — это задачи, которые решались попутно с основной — с увеличением эффективности их тушения на всей площади, которая за этот сезон составила рекордные 655 тыс. га. В то время как Рослесхоз постепенно перебрасывает штат федеральной парашютно-десантной службы в Якутию, местная лесная охрана перебазировалась с юга на север области, где остаются основные пожары. «Мы производим замену федеральных сил собственными силами и средствами, перебрасываем наземные пожарно-химические станции с юга области. Сейчас 63 человека уже работают на лесных пожарах Усть-Кутского и Казаченско-Ленского районов взамен убывающих федералов, — отчитался руководитель отдела охраны и защиты лесов агентства лесного хозяйства региона Павел Карташов. — Южные районы мы тоже не оголяем, там остаются команды парашютистов-десантников по 5-6 человек».

— Пока вроде все получается, — похвалил подчиненных Николай Слободчиков. — В период с 16 по 29 июня в результате того, что мы с юга стали привлекать силы, количество пожаров уменьшилось с 69 до 14, а их площадь со 110 тыс. га до 48 тыс. га.

Безответственные хозяйственники

После того как оперативность реагирования была приведена в норму, власти Приангарья решили вплотную заняться арендаторами лесных участков. По данным областного правительства, в регионе более 19,9 млн га леса находится в хозяйственном ведении 893 юридических и физических лиц. По данным Николая Слободчикова, пожары с наибольшим ущербом произошли на территориях, где работают пять основных лесопользователей. Так, в лесосырьевой базе Группы «Илим» произошло 25 пожаров на 18 тыс. га, у ЗАО «ЛДК Игирма» — 7 пожаров на 21 тыс. га, у Группы «Русфорест Магистральный» — 4 пожара, у «Транссибирской лесной компании» — 2 пожара.

Причина сложившейся ситуации в том, что лицензиями на тушение пожаров из сотен арендаторов обладают, по данным агентства лесного хозяйства Приангарья, только 12. При этом они не заключают договоров с Иркутской авиабазой, из-за чего авиаохрана не может оперативно реагировать на пожары в арендуемых территориях. «Основная проблема тушения крупных лесных пожаров связана с проблемой доставки сил и удаленностью пожаров, — пояснил Павел Карташов. — Когда авиаохрана при этом работает не по договору, а по гарантийным письмам, их подписание и пересылка занимает время. В результате люди, силы и средства доставляются на пожары несвоевременно».

На это Николай Слободчиков выдал поручение агентству лесного хозяйства убедить арендаторов заключить договоры на применение авиации. Впрочем, такое убеждение может носить только рекомендательный характер, поскольку частные организации самостоятельно решают, с кем им подписывать контракты.

Заместитель управляющего директора Группы «Илим» Виктор Долгов предложил подойти к решению проблемы взаимоотношений с арендаторами кардинально. По мнению опытного деятеля лесозаготовительной сферы, за арендаторами необходимо законодательно закрепить обязанность по тушению лесных пожаров, которую с них сняли в 2009 году. В результате сложилась абсурдная ситуация, при которой по федеральному законодательству арендаторы обязаны предпринимать только превентивные меры по нераспространению лесных пожаров, но в действительности их приходится тушить.

— Мы тушим лесные пожары в силу того, что нам надо работать в этих лесах, заготавливать древесину, — отметил Виктор Долгов. — Эта двойственность формулировок в федеральном законе мешает и другим арендаторам. Раньше в договорах была указана обязанность по тушению лесных пожаров. В 2009 году в федеральное законодательство внесли изменения, в соответствии с которыми арендатор принимает меры по недопущению распространения лесных пожаров, но заниматься ликвидацией возникшего пожара не обязан.

Как подчеркнул представитель крупнейшего в регионе арендатора лесных участков, на федеральном уровне эту проблему решат не скоро. Пока же власти региона могут на уровне субъекта прописать порядок тушения пожара. «Законодатели могут использовать опыт и регламент, который существует в Архангельской области, — подсказал чиновникам представитель Группы «Илим». — При этом нужно прописать, чтобы в требованиях, которые выдают лесничества на местах, указывался руководитель тушения пожара, который должен быть сотрудником агентства лесного хозяйства, и точные данные о пожаре».

фото пресс-службы ГУ МЧС России по Иркутской области

Как оказалось, в агентстве лесного хозяйства такая работа уже начата. «Мы начали разработку такого регламента. При этом учитываем и опыт Архангельской области», — подчеркнула и. о. руководителя агентства Елена Александрова.

Пожароопасная экономия

В правительстве Приангарья также начали поиск комплексного решения по борьбе с переходом лесных пожаров на жилые дома, как это произошло в поселке Дальнем Нижнеилимского района. В середине мая в поселке сгорело 22 дома, без крова остались 59 человек. По словам Николая Слободчикова, агентству лесного хозяйства региона вместе с лесопользователями и арендаторами необходимо разработать программу по охране 393 населенных пунктов, которые находятся в зоне потенциальной пожарной опасности. «Мы должны выполнить все необходимые мероприятия, чтобы такой ситуации не было в принципе», — подчеркнул первый зампред правительства Приангарья.

Однако оказалось, что поселок Дальний в этом пожарном сезоне даже не вошел в категорию потенциально пожароопасных населенных пунктов. По словам начальника Главного управления МЧС России по Иркутской области Валентина Нелюбова, администрация этого поселка представила спасателям неверные данные. «В паспорте населенного пункта, который подготовила администрация, они обозначили, что расстояние от поселка до лесного массива более 60 м. Такие данные были указаны для того, чтобы не делать минерализованную полосу и не заниматься вырубкой, — пояснил Валентин Нелюбов. — На самом деле оказалось, что расстояние от леса до населенного пункта составляет 30 м».

Теперь областное МЧС совместно с прокуратурой подало на администрацию поселка в суд. В настоящее время дело рассматривает вторая инстанция.

Между тем предполагаемый виновник крупного пожара дал признательные показания следствию. По словам начальника регионального МЧС, виновником пожара является преступник, который скрывался в лесу от правоохранительных органов. «Он ходил за 20 км заряжать свой сотовый телефон, чтобы выходить на связь. В день, предшествующий пожару, он пошел как раз за этим сотовым, и тут начался ветер. Он остался в лесу, ему было очень холодно. И он развел костер», — отметил Валентин Нелюбов.

— Уголовник развел костер, поднялся ветер — все понесло на Дальний. А администрация Дальнего в паспорте нам написала о том, что все хорошо. Бардак, короче, — подытожил Николай Слободчиков.

Этот бардак областным властям вместе с МЧС и арендаторами, похоже, придется побороть. Ведь, несмотря на значительное снижение площади пожаров, пожароопасный сезон еще далеко не на исходе. 

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру