Шлейф «молоточников»

Правозащитники борются с последствиями громкого дела

29.07.2014 в 09:07, просмотров: 4510

В Иркутске продолжаются судебные разбирательства из-за зверских убийств, совершенных местными маньяками «молоточниками». На прошлой неделе суд закончил изучать доказательства по делу бывшего иркутского следователя Юрия Федорова, обвиненного в фальсификации доказательств. Он, по версии обвинения, «повесил» на 19-летнего беспризорника Владимира Базилевского жестокое избиение бездомного, приведшее к его смерти, которое в действительности совершили ныне осужденные Артем Ануфриев и Никита Лыткин. Несмотря на установление настоящих виновников, иркутские правозащитники с большим трудом вытащили Базилевского из тюрьмы и добились его оправдания. Причем самим следователям, которые и вышли на общественников, это сделать не удавалось. Это произошло лишь после широкого общественного резонанса, который случился в результате деятельности общественников. Между тем на рассмотрении в суде дела против Федорова защита бывшего следователя фактически поставила под сомнение приговор «молоточникам», а также указала суду на недостоверность показаний потерпевшего. Это вызвало у правозащитников, и без того убежденных в необъективности процесса, бурю негодования, и они потребовали отвода судьи. 

Шлейф «молоточников»
Юрий Федоров фото с сайта baikalpress.ru.

— Мы заявляем отвод вам, ваша честь, — прервал выступление защиты обращением к судье региональный партнер фонда «Общественный вердикт» Святослав Хроменков, представляющий интересы Владимира Базилевского. — Мы считаем, что судья Нина Полканова лично либо косвенно заинтересована в исходе дела вопреки интересам общества, государства и потерпевшего в настоящем деле. Мы считаем, что действия суда направлены на уход подсудимого от ответственности, что выражается в том, что нам не дают реализовать свои права, в частности выражать ходатайства и возражения.

Раскрыть любой ценой

С несправедливостью правоохранительной и судебной системы по отношению к Базилевскому правозащитники борются уже почти три года. Иркутский областной суд в апреле 2013 года вынес приговор по резонансному уголовному делу иркутских «молоточников» Артема Ануфриева и Никиты Лыткина, которые держали в страхе иркутский Академгородок, где с декабря 2010-го по апрель 2011 года совершили серию убийств случайных прохожих. Юных маньяков признали психически здоровыми, Ануфриеву было назначено пожизненное заключение, Лыткину — 20 лет тюрьмы. При расследовании этого дела и вскрылось, что за одно из многочисленных убийств «молоточников» — жестокое избиение бездомного у мусорных контейнеров — оказался уже осужден бывший воспитанник детского дома, 19-летний Владимир Базилевский. Преступление на него попросту «повесили».

Однако, несмотря даже на установление реальных виновников, следствие и прокуратура далеко не сразу решились добиваться оправдания несправедливо осужденного. Более того, прокурор, по словам Святослава Хроменкова, до последнего не давал следствию пересмотреть дело, и те обратились в «Общественный вердикт». «Информацию о том, что Владимир Базилевский незаконно осужден, нам предоставили добросовестные сотрудники Следственного комитета. К счастью, есть и такие, — рассказал «МК Байкал» правозащитник. — Мы вышли на сотрудников фонда в 2011 году и стали писать жалобы всем депутатам Госдумы, в Генпрокуратуру и в другие инстанции. Только привлечение к делу общественности позволило добиться того, что к маю 2012 года уголовное производство против Базилевского прекратили, и он вышел на свободу».

Святослав Хроменков фото с сайта baikalpress.ru.

За год, проведенный в тюрьме по несправедливому обвинению, государство по решению Кировского районного суда Иркутска выплатило Базилевскому всего лишь 300 тыс. рублей. А следователю Юрию Федорову было предъявлено обвинение в фальсификации доказательств. По версии следствия, он изготовил заведомо подложные постановление о производстве выемки и протокол выемки вещей у Базилевского, которые были предоставлены суду. В результате молодой беспризорник был несправедливо осужден на три года лишения свободы.

Родственник в системе

В мае управление Генпрокуратуры РФ в Сибирском федеральном округе направило уголовное дело против бывшего следователя в Свердловский районный суд. Однако, по словам представителя окружного управления Генпрокуратуры Алексея Куликова, этот суд не смог рассмотреть дело, поскольку там работает близкий родственник Юрия Федорова, а также один из свидетелей обвинения. Дело было передано в Куйбышевский районный суд, однако предпосылки для необъективного решения, по мнению представителей потерпевшего, это не устранило. «Ничего не мешает судье Свердловского районного суда поднять трубку и позвонить в Куйбышевский суд. Давление на процесс, если он проходит в нашем регионе, неизбежно», — подчеркнул Святослав Хроменков.

Между тем разбирательство по делу Федорова, начавшееся 6 июня, уже вышло на финишную прямую. На прошлом заседании суд допросил самого потерпевшего, но вопросы защиты и поведение судьи Нины Полкановой вызвали негодование у правозащитников. «Практически все вопросы были посвящены тому, как он в тот период жизни жил в колодце, распивал алкоголь, — рассказал правозащитник. — Несмотря на то, что мы требовали отвода судьи, его все равно заставляли отвечать. Мы считаем, что суд провоцирует, усугубляет причиненный моральный вред потерпевшему. В итоге он не выдержал и покинул зал судебного заседания».

Владимир Базилевский фото с сайта baikalpress.ru.

На следующее заседание Владимир Базилевский, который в настоящее время работает на пилораме и воспитывает вместе с супругой ребенка, не явился — решил не тратить свое время. В этот раз защита следователя попросила суд огласить материалы уголовного дела, показывающие потерпевшего в плохом свете и ставящие под сомнение достоверность его показаний. Так, по словам ныне покойного свидетеля Николая Непокрытова, оглашенным на суде, в 2010 году у Базилевского был конфликт с бездомным Андреем по прозвищу Тайга, в избиении которого изначально и обвинили беспризорника. Далее было обнародовано заключение экспертизы, выводы которой не исключают, что бездомного у мусорных контейнеров били не киянкой «молоточников», а бутылкой из-под шампанского, в использовании которой «признался» Базилевский.

— Все это не имеет отношения к делу, — не выдержал Святослав Хроменков. — Существует приговор по делу «молоточников», который вступил в законную силу. И судом доказано, что его били киянкой.

Сомнения защиты

Однако суд не прислушался к возражениям представителей потерпевшего, сославшись на права подсудимого, и защита следователя продолжила гнуть свою линию. Суд огласил допрос подсудимого в СИЗО, который правозащитники тоже пытались опротестовать, поскольку брать показания у Базилевского должен был следователь, а не работник ГУФСИН. Из допроса, в законности которого усомнилась потерпевшая сторона, следовало, что беспризорник признался в чужом преступлении практически по собственной воле — он якобы решил, что в тюрьме сможет бросить пить и употреблять наркотики и «начнет новую жизнь».

Защита попросила суд огласить показания Базилевского, данные им при разных обстоятельствах. Во всех них звучали слова о том, что сотрудники отдела полиции и следователь Федоров били его и угрожали. Однако слова потерпевшего расходились в деталях, на что и указывал адвокат Федорова Владимир Козыдло, тем самым ставя эти показания под сомнение. Наконец, судья зачитала результаты обследования Базилевского при приеме в СИЗО, согласно которым у него была зафиксирована только рана на предплечье, а значит, слова об избиении и пытках, в том числе электрошокером, эти выводы не подтверждают.

— Только мы по роду своей службы хорошо знаем, как в СИЗО проводят обследования — их не проводят, — вступила второй представитель потерпевшего, член общественной наблюдательной комиссии Приангарья Наталья Хроменкова, однако судья предложила правозащитникам высказывать свои замечания в прениях. Тогда Святослав Хроменков в очередной раз потребовал от судьи взять самоотвод.

— Ваша честь, я прошу сделать замечание представителю потерпевшего. Он оскорбляет меня как адвоката, сторону обвинения и вас как председательствующую, — вступился за судью Владимир Козыдло. Пояснять, какие именно слова правозащитника его оскорбили, он не стал.

В итоге Нина Полканова все-таки рассмотрела и отклонила ходатайство потерпевшей стороны об ее отводе. По ее словам, правозащитники не назвали доводов в поддержку того, что она заинтересована в определенном исходе дела. «Они не привели ни одного законного основания, исключающего возможность судье принимать участие в рассмотрении дела. Предоставление адвокату подсудимого возможности высказывать ходатайства является реализацией его права на защиту», — подчеркнула судья.

Третий «молоточник»

Суд перешел к заключительной части судебного следствия — к допросу самого бывшего следователя, который до сих пор хранил молчание. Однако допросом это можно было назвать лишь формально, поскольку Юрий Федоров, хорошо зная свои права, просто зачитал показания с листа, после чего отказался отвечать на какие-либо вопросы. Подсудимый в подробностях описал события второй половины дня 15 января 2011 года, когда задержанный Владимир Базилевский написал заявление о чистосердечном признании в убийстве бездомного. В рассказе много внимания было уделено деталям, в частности тому, как Федоров поймал на подледной рыбалке омуль и принес его коллеге в СКР в качестве подарка. Вот тут его якобы начальство и нагрузило этим неплановым поручением и отправило в отдел полиции № 2, чтобы он помог другому следователю с делом Базилевского.

Федоров наотрез отказался признавать свою вину в фальсификации доказательств против Базилевского. Как подчеркнул бывший следователь, он по-прежнему считает, что тот причастен к преступлению. Тем самым подсудимый фактически поставил под сомнение приговор Иркутского областного суда «молоточникам», согласно которому именно они нанесли смертельные травмы бездомному. «Изначально Базилевский мог нанести телесные повреждения бездомному, а после добить мужчину могли «молоточники», — пояснил бывший следователь. — Это также подтверждается экспертизами, проведенными в рамках уголовного дела в отношении Лыткина и Ануфриева».

В подтверждение своих слов подсудимый сослался на слова одного из опрошенных им свидетелей о том, что «Базилевский часто решал вопросы с помощью ножа». Кроме этого, Федоров еще раз указал на то, что потерпевший путается в показаниях, при этом рассказывает такие детали, «которые могли быть известны только лицу, совершившему данное преступление или видевшему, как его совершают». «Мои данные также не противоречат моим телефонным переговорам», — подчеркнул следователь.

Возможность дать оценку словам Юрия Федорова правозащитникам представится через два месяца. Судья назначила на 24 сентября прения сторон.