Современные Раскольниковы

Почему идея человеконенавистничества овладевает массами

14.12.2012 в 18:54, просмотров: 3291

В Иркутске продолжается судебный процесс по резонансному делу «молоточников», которые почти полгода держали в страхе микрорайон Академгородок. Подростки Артем Ануфриев и Никита Лыткин, совершившие, по версии следствия, с декабря 2010 по апрель 2011 года серию убийств, долго вводили в заблуждение следователей, которые не могли объединить нападения на случайных прохожих единым мотивом. После задержания молодых маньяков, ставшего возможным благодаря сообщению родственников одного из подростков, выяснились потрясшие всех причины убийств: «молоточники» действовали, исходя из человеконенавистнических взглядов.

Современные Раскольниковы

Следствие и задействованные в процессе специалисты приписывают подросткам идеологию мизантропов, для которой характерен культ убийства, и в качестве мотива этих страшных преступлений приводят желание подростков выделиться из толпы, стать особенными, не похожими на остальную человеческую массу, которая в их представлении недостойна ни уважения, ни сострадания. Следователи убеждены, что на путь преступления юных «Раскольниковых» толкнула доктрина национализма, интерес к которой они стали проявлять в самом начале своей преступной деятельности, то есть еще, когда задумывали свои жестокие деяния.

Однозначно назвать причины, по которым люди начинают искать настолько экстремальные способы доказать себе и окружающим свою исключительность, психиатрия пока не в состоянии.

— Могут иметь место эндогенные факторы, то есть наследственная предрасположенность к развитию социально опасной личности, на эту тему сейчас только начинают проводиться научные работы, — рассказала «МК Байкал» заместитель главного врача по клинико-экспертной работе Иркутского областного психоневрологического диспансера Елена Трященко. — Помимо того, что они, по всей видимости, провоцировали, индуцировали друг друга, имел место какой-то протест, как у того молодого человека, который в Москве расстрелял своих коллег.

Приверженность крайне экстремистской идеологии роднит академовских маньяков с многочисленными преступниками-одиночками, открывавшими стрельбу в местах скопления людей в США и некоторых европейских странах, а с недавних пор начавших появляться и в нашей стране. Наибольшую известность среди такого рода убийц получил норвежец Андрес Брейвик, который в 2011 году организовал взрыв в центре Осло и одновременно расстрелял участников молодежного лагеря правящей партии, загубив в общей сложности 77 жизней ни в чем не повинных людей, в основном, молодежи. Массовые убийства норвежца предварял 1518-страничный манифест геополитической направленности.

Еще один похожий случай, который профессиональным психиатрам еще только предстоит объяснить, произошел в начале прошлого месяца в офисе московской аптечной сети, где шестерых своих коллег убил Дмитрий Виноградов, также выложивший предварительно в социальную сеть свой манифест. «У меня есть достаточные основания считать все человечество макро аналогом раковой опухоли живого организма, в роли которого в данном случае выступает наша планета, — заявил он в объяснительном тексте. — Общество представляется точной копией системы функционирования сообщества раковых клеток: бесконтрольное размножение за счет поглощения других, здоровых, клеток в обход генетически заложенных в организме программ, в частности механизма клеточной смерти».

В отсутствие войн и неработоспособности принципов естественного отбора в обществе, которое, с его точки зрения, «становится все более однородно», убийца видит только один способ оправдать свою жизнь — «уничтожать как можно больше частиц человеческого компоста». В отличие от уже прозванного «российским Брейвиком» Виноградова, «молоточники» не публиковали перед убийствами свой манифест античеловеческого содержания, а только вели переписку и прочую активностью в социальной сети, которые позволяют сделать предположение о подражании подростков известным серийным убийцам, а также об их интересе к националистам.

После ареста и больше полутора лет, проведенных в следственном изоляторе, подсудимые по делу «молоточников», похоже, давно вышли из под влияния друг на друга. 19-летний Никита на заседаниях суда смотрит на происходящее отрешенно, со скучающим видом, часто надолго укладывает голову на скрещенные руки, отвечает односложно и полностью признает свою вину в шести убийствах и восьми покушениях. Артем, который на год старше подельника, напротив, внимателен и сосредоточен, охотно вступает в диалог с присутствующими в зале и отрицает свою причастность почти ко всем преступлениям, за исключением записанных самими подростками на видеокамеру и диктофон.

На суде изучают новые доказательства — видеозаписи проверки показаний на месте, которые проводились с каждым из них в разные дни 2011 года. Подсудимые на камеру показывают на манекене в человеческий рост, каким образом они расправлялись со своими жертвами. Фигура легко сгибается и подгоняется под нужную высоту, меняет положение рук и ног и принимает позу человека, который корчится от боли и закрывает руками лицо от ударов. Для воспроизведения нападений Никите Лыткину следователь выдает пластмассовую линейку, а Артему Ануфриеву — макеты молотка и дубинки.

Эксперименты неизменно проводятся в окружении многочисленных сотрудников правоохранительных органов с собаками, очевидно, чтобы оградить «молоточников» от попыток самосуда со стороны жителей района. Ведь все следственные действия, как и сами убийства, имели место на одном участке лесопарковой зоны в районе 19-й школы, а также в жилом массиве между остановками Академгородок и Госуниверситет.

— Мы стояли здесь, у арки, чтобы совершить преступление, убийство, — говорит на камеру Ануфриев, лицо подростка не выражает никаких эмоций. — Мы собрались уже уходить, потому что долго никого не было. Шли через арку, и нам навстречу вышла женщина, на которую мы напали. На вид 45 лет, черная шапка, шуба норковая, штаны и обувь я не запомнил. Мы ее обошли, потом Никита развернулся, достал молоток из кармана и начал бить ее по голове.

— У вас что при себе было? — уточняет следователь.

— У меня была отвертка. После трех-четырех ударов Лыткина я подошел к женщине и начал бить ее кулаком по лицу, но и Лыткин в этот момент тоже удары наносил. Затем я достал отвертку и начал наносить удары в грудь, всего около четырех. После этого она опустилась на колени, — далее Ануфриев перемещает манекен, демонстрируя, в каком положении оказалась женщина. — Затем я стал пинать ее ногами, всего восемь-десять ударов. Лыткин все это время продолжал наносить удары молотком по голове сзади. Потом я сказал: «Забирай сумку и бежим».

На вопрос следователя, говорила ли женщина что-нибудь во время нападения, «молоточник» вспоминает: «Кричала: «Поганые малолетки!», «Забирайте все!» или что-то в этом роде». Этой женщине повезло: маньяки испугались, что кто-нибудь зайдет в арку и заметит их, поэтому убежали, когда она была еще жива. Помимо женщин, на камеру воссоздавали нападения на всех людей, которые оказались в одиночку на улицах района в неудачное время, в том числе на беременную женщину и 12-летнего мальчика.

Именно мать убитого «молоточниками» мальчика Светлана Семенова в присутствии их родных в зале судебных заседаний нередко взывает к светлым чувствам подсудимых. Так, на одном из последних заседаний она напомнила Артем Ануфриеву его признания, которые летом прошлого года старший из подсудимых дал журналистам. «В одном из видеообращений летом вы раскаивались, — отреагировала на отказ от прошлых показаний «молоточника» женщина, при этом ни судья, ни адвокаты не решились ее прервать. — Непонятно, пришли вы к Богу до конца или нет, потому что ложь является одним из страшных грехов. Вам нужно выбрать, говорить ложь или правду до того, как будет уже слишком поздно».

Впрочем, придти к Богу как раз не поздно может быть и после суда. К Родиону Раскольникову, герою бессмертного произведения «Преступление и наказание» Федора Достоевского, которое Артем Ануфриев тем же летом назвал своей любимой книгой, настоящее понимание содеянного пришло уже в тюрьме. Впрочем, вряд ли «молоточник» понял в этом произведении главное. Видимо в школе ему плохо это произведение объяснили. Достоевский безжалостно развенчивает доктрину Раскольникова, который хотел убить старушку-процентщицу, чтобы доказать себе, что он сверхчеловек и его не будут мучить угрызения совести. От собственной совести Раскольникову спастись не удалось. И в этом главный смысл книги.

Раскольников так и не смог доказать себе и миру, что он не «тварь дрожащая, а право имеет». Автор провел его через самые жестокие нравственные муки и привел, наконец, к спасению — образу Сонечки Мармеладовой и ее бескорыстной любви. Только в любви он нашел спасение и стал человеком. Понимает ли это Артем Ануфриев, ссылаясь на Достоевского, сказать сложно. Кто-нибудь ему вообще это в свое время объяснял?

Если причины появления в обществе столь жестоких убийц, идущих на преступление без особых причин и не щадящих никого, вызывают споры, то оценка их действий вполне однозначна. «Как можно оценивать уродство, каждому нормальному человеку здесь все понятно, — заявил «МК Байкал» раввин иркутской синагоги. — Нет ни малейшей доли процента в поддержку этих людей, каждое убийство — это самый страшный грех». «Это происходит, конечно, от бездуховности. Я думаю, причина вся в этом, в отсутствии религиозного воспитания, религиозности в обществе», — подчеркнул муфтий Духовного управления мусульман Иркутской области Фарид Мингалеев.

От бездуховности, с точки зрения церкви, рождаются и те косвенные причины, которыми принято объяснять появление убийц в обществе — культ насилия в кино и компьютерных играх, недостаток внимания со стороны окружающих. «Дети чрезвычайно сильно погружены в игры, которые несут разрушение, виртуальный враг становится реальным, — уверен протоиерей, руководитель миссионерского отдела Иркутской епархии Вячеслав Пушкарев. — Кроме того, сейчас существует огромнейшее количество западных фильмов, которые приучают детей к тому, что человеческая жизнь мало чего стоит».

Впрочем, от такого давления среды сегодня страдают все молодые люди, но не каждый из них решается из-за этого встать на тропу убийств. «Все зависит от того, какое противостояние всему этому оказывают родители и общество, — отметил отец Вячеслав, возвращаясь к теме бездуховности. — Нужно понимать, что у родителей детей, которые родились в 80-е и 90-е годы, не было идейных, нравственных ориентиров, это был период нигилизма».

При этом система образования также склонна перекладывать ответственность за такую жестокость на родителей. «Очевидно, что причины не в системе образования, — отметила заведующая кафедрой социальной педагогики и психологии ВСГАО Ирина Федосова. — Все это очень индивидуально, из целого класса школьников только один пошел убивать. Конечно, здесь очень большая роль семьи. Нельзя сказать, что в жестокости подростков виновата школа, что она ничего не делает».

— На мой взгляд, в последние годы в обществе в целом сильно выросла агрессия, — поделился с «МК Байкал» заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор психологических наук Александр Тхостов. — Существует некий распад в общественных связях, война всех против всех, в обществе нет чего-то, что бы людей объединяло. Ценность человеческой жизни в современном обществе сильно снизилась. У нас много для этого причин: и воспитание, и смерти, убийства, постоянно тиражируемые СМИ. И как-то человек привыкает к такой картинке.

Чтобы жестоких убийц в результате этого не стало по три штуки на каждый микрорайон, церковь призывает начать изменение ситуации в обществе каждому с себя самого. «Чем больше мы будем не только говорить, но и реально будем более склоны к добру, не ждать, когда сверху за нас все решает, тогда что-то может начать меняться», — уверен раввин. «Много уже и делается, — отметил Фарид Мингалеев. — Сейчас в школах начали преподавать уроки основ религии и светской этики, это надо поддерживать, как и храмы любых конфессий, где люди могли бы получать духовную пищу. Необходимо восстанавливать и соблюдать свои обычаи, традиции».

Психологи не называют внятных причин, и, следовательно, не дают рецепта для решения этой страшной проблемы, которая в конечном итоге может обернуться для нас настоящим бедствием. Они лишь констатируют, что имеют место глобальные процессы, в которые постепенно втягивается и Россия. Мы видим, как, несмотря на всю показную гуманность общества, огромное число живущих в нем людей чувствуют себя ущемленными, находящимися за полем всеобщего внимания, откуда у них и возникает потребность заявить о себе и выделится из серой массы. Неудивительно, что некоторые люди, привыкшие к убийствам и агрессии в обществе, оказываются способны возомнить себя сверхчеловеком и выбрать в качестве способа подтверждения своей исключительности не созидание, а разрушение — уничтожение недостойных, с их точки зрения, людей.