Иркутские артефакты: в Краеведческом музее демонстрируют чашу из черепа

Из тайников достали уникальные вещи, которые не выставлялись десятилетия

06.06.2018 в 08:03, просмотров: 2316

Большинство музеев, как шкатулки с секретом, хранят гораздо больше богатств, чем способны показать посетителям. Одним из примеров является Иркутский областной краеведческий музей – богатейшая сокровищница Восточной Сибири. В его фондах собрано порядка 500 тысяч экспонатов, и, хотя у музея семь отделов, экспозиционных площадей, чтобы представить даже наиболее ценные из них, не хватает.

Иркутские артефакты: в Краеведческом музее демонстрируют чашу из черепа
Фото из открытых источников.

Частично исправить эту несправедливость был призван проект «235 артефактов», который запустили к юбилею музея в 2017 году на его сайте и в социальных сетях.

Его идея в том, чтобы раскрыть широкой общественности фонды, в том числе доставшиеся Иркутскому краеведческому музею по наследству от Сибирского отдела императорского Русского географического общества. Другие артефакты, пополнившие коллекции музея позднее, также связаны с удивительными легендами. До того, как музей решил запустить проект, многие из них не выставлялись десятилетиями.

- Нужно отметить, что ранее никто из наших коллег в таком масштабе не представлял экспонаты из фондов, - отметил директор Иркутского областного краеведческого музея Сергей Ступин. – Проект вызвал огромный отклик среди наших посетителей, и мы решили его продолжить, ведь часто артефакты способны поведать необыкновенные истории, легенды, благодаря таким предметам изучение прошлого становится увлекательным процессом.

Газета «МК Байкал» выступает в качестве информационного партнера второй части проекта «Артефакты. История продолжается» и будет знакомить вас с наиболее интересными экспонатами Иркутского краеведческого музея.

Клад из аларских степей

В фондах музея хранится коллекция бронзовых предметов из Верхне-Метляевского клада, который поступил в музей в конце XIX века. Его обнаружили при распашке крестьяне Балаганского округа в окрестностях деревни Верхне-Метляево. Предметы, завернутые в бересту, лежали в земле на небольшой глубине. ВСОИРГО приобрело эту коллекцию за 25 рублей (сравните: лошадь в то время стоила 20 рублей).

Меч. Фото Иркутского областного краеведческого музея.

Клад состоит из семи предметов: разбитого на две части меча, чекана – боевого топора, предположительно имевшего статусный характер, двух кольчатых ножей и трех кельтов (орудий для деревообработки, в том числе одного с «ушками»). Все предметы отлиты из бронзы, они практически не несут следов употребления. Предполагается, что меч был скорее ритуального, нежели боевого назначения. Вероятно, это был набор предметов для переплавки, оставленный мастером-литейщиком.

Кольчатые ножи. Фото Иркутского областного краеведческого музея.

Ученые датируют Верхне-Метляевский клад серединой или первой половиной I тысячелетия до нашей эры. Практически все предметы имеют аналогии среди археологического материала бассейна реки Енисей, в частности, среди бронзовых предметов Минусинской котловины (юг Красноярского края и Хакасия). Однако у предметов из Верхне-Метляевского клада есть ряд особенностей. Аларские степи, в которых и была обнаружена эта коллекция, по своим природным характеристикам как раз близки Минусинской котловине. Возможно, в древности, в эпоху бронзы, между обитателями сообществ были развитые культурные связи.

Некоторые ученые вплоть до 1950-х годов считали, что самостоятельного бронзолитейного производства и, соответственно, культуры бронзового века в Предбайкалье в древности не было. Эти культуры археологи долгое время напрямую связывали с кочевниками, которые в лесной зоне Предбайкалья обитать не могли. Однако множество находок в Предбайкалье бронзовых изделий, имеющих прямые аналогии в регионах с развитыми сообществами, но одновременно обладающих явными отличиями, говорят об обратном. Верхне-Метляевский клад показывает синхронность развития человеческих сообществ в Восточной Сибири в эпоху бронзы.

Бюро мастера Коперского

В коллекции мебели Иркутского областного краеведческого музея есть бюро удивительной красоты. Поверхность невысокого шкафа для хранения бумаг полностью покрыта мозаикой из ценных пород дерева, созданной в технике маркетри. Автор и бывший владелец бюро - известный в Иркутске мастер Войцех Коперский.

Бюро мастера Коперского в Музейной студии. Фото Иркутского областного краеведческого музея.

- Мастер был достаточно хорошо известен в дореволюционном Иркутске, - рассказал научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея Илья Воронов. - Этнический поляк, он был сослан в Сибирь за восстание против царского правительства. Когда он был проездом в Иркутске, его привлекли к ремонту в доме генерал-губернатора Восточной Сибири Михаила Корсакова, и хозяин был настолько доволен результатом, что ему удалось выхлопотать для Коперского разрешение остаться в Иркутске. Здесь он стал заниматься ремеслом, а был Войцех Коперский мастером на все руки: столяром, кузнецом и ювелиром.

Наш герой родился в местечке Бжесци Пулавского уезда Люблинской губернии в шляхетской семье – судьи Яна Непомуцена Коперского и его жены. В 1863 году уехал из дома в Варшаву, где обучался резьбе по дереву у мастера Буха. За участие в польском восстании 1863-1864 годов был арестован. Во избежание последствий для семьи Коперский изменил свою биографию: сменил имя на Станислава, объявил себя сыном крестьянина, отца назвал Никодимом, а мать - Юлией. 8 октября 1864 года был приговорен к 15 годам каторги в Нерчинских рудниках. В сентябре 1878 года получил официальное разрешение жить в Иркутске. Имел столярную мастерскую в собственном доме в Ремесленной слободе. Вскоре приобрел двухэтажный дом по улице 4–й Солдатской, в котором устроил большую столярную мастерскую. Однако 5 сентября 1884 года «Мастерская Коперского и К» сгорела. Причиной пожара, как сообщалось в газете «Сибирь», стало «курение табака». В 1886 году Коперский заключил контракт с ремесленно-воспитательным заведением Н. П. Трапезникова, по которому обязался «быть заведующим столярной, токарной и резной мастерской и обучать воспитанников означенным мастерствам». Принимал участие в работах по внутренней отделке построенного в Иркутске в 1881-1885 годах костела.

И хоть большинство работ Войцеха Коперского не дошло до наших дней, глядя на покрытое сложным геометрическим узором из ореха, карельской березы и черного дерева бюро, мы можем убедиться в том, насколько талантлив и искусен был мастер.

- В это бюро Коперский вложил все свое мастерство, ведь маркетри - чрезвычайно сложная техника, - объяснил Илья Воронов. – Кстати, этот предмет мебели долгое время был семейной реликвией. Можно предположить, что мастеру не раз предлагали его продать, но он не соглашался. После смерти Войцеха бюро отошло его сыну Эдуарду, который в 1976 году передал его в Иркутский областной краеведческий музей. Оно демонстрируется в постоянной экспозиции Музейной студии Иркутского областного краеведческого музея.

Чаша габала

В экспозиции отдела истории, в комплексе, посвященном истории буддизма в Восточной Сибири, есть экспонат необычного вида и назначения – ритуальная чаша габала (капала). Название происходит от санскритского слова kapala – это чаша, блюдо, череп. Дело в том, что изготовлена она из овального купола человеческой черепной коробки. В ритуалах чаша служит сосудом для возлияний большому числу божеств, особенно их гневным формам — дхармапалам, идамам, дакини, сиддхам и держателям тантрических линий.

Чаша габала. Фото Иркутского областного краеведческого музея.

В фонды музея чаша попала в 1920 году в составе коллекции, переданной во время национализации Иркутской духовной семинарии. Известно, что Иркутская семинария была одним из центров подготовки миссионеров для проповеди среди коренных народов Азии. С этими целями в семинарии накапливались не только теоретические знания о религии этих людей, но и с XIX века формировались коллекции предметов культа, в том числе и буддийского. Можно сказать, что габала уже более ста лет выполняет роль источника ценной информации об одной из древнейших религиозных традиций.

По мнению некоторых исследователей, практика изготовления ритуальных сосудов из человеческих черепов идет из древности, когда аскеты жили на кладбищах и питались трупами: это был символический образ жизни — признание себя мертвым для мира и одновременно способ выработать отречение от своего «эго». Однако стоит отметить, что использование черепа в ритуально-символических целях известно у многих народов как в древности, так и в историческое время. Стоит вспомнить о чаше печенежского хана Кури, изготовленной из черепа русского князя Святослава.

Как бы то ни было, но подобные чаши в качестве ритуальных предметов стали характерны именно для буддизма. Черепа, используемые для изготовления чаши, различаются своими качествами. Считается, что череп жертвы убийства или казни обладает величайшей духовной силой. Череп умершего в результате несчастного случая или от заразной болезни обладает средними магическими качествами. Череп умершего от старости фактически не имеет силы. Череп ребенка также обладает невероятной мощью, равно как и черепа детей, рожденных от смешения рас, чьи родители неизвестны, рожденных вне брака, от распутства, а в особенности от инцеста. Жизненная сила человека, которому принадлежал череп, воплощается внутри кости как дух, превращая череп в эффективный магический предмет.

Габала — сосуд для возлияний, является аналогом глиняного кувшина ведических жертвоприношений, чаши для сбора подаяний будд или сосуда для воды бодхисаттв. Как вместилище для подношений гневным божествам габала выступает аналогом чаши, содержащей благоприятные субстанции – драгоценности, цветы или фрукты, подносимые мирным божествам.

Самый простой символизм габалы как чаши для подношений или сосуда для пищи аскета состоит в том, что она служит непрестанным напоминанием о смерти, эфемерности и непредсказуемости жизни, развивая в сознании практикующего отречение.



Партнеры